Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Редкая птерохрень долетит до границы леса


Редкая птерохрень долетит до границы леса

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

Название: "Редкая птерохрень долетит до границы леса"
Участники: Derek Preston, Juliana Wade, Patrick Grey
Время действия: 17 апреля 2998 года, раннее утро.
Место действия: лес за куполом.
Описание: Яна и Патрик под бдительным руководством Престона играют в «съедобное-несъедобное» и не подозревают, что это ещё цветочки, пока не сталкиваются с нетипичными для данного ареала «ягодками» в военной форме. Ситуация осложняется тем, что дикие обитатели леса сегодня тоже настроились поиграть.

+1

2

Дрыхнуть до обеда у изгнанников принято только в двух случаях – если ты только что с ночного дежурства или если вернулся из Центра к рассвету. Правда, и шататься по окрестностям или иным образом искать себе развлечений по полночи за стеной тоже как-то не заведено: баров нет, вернее, есть, но только клыкасто-зубастые, компьютеров тоже нет, с клубами снова облом, а в плане амурных похождений ловить считай что нечего. Нет, ну есть, конечно, Бет, но это как рак на безрыбье. Прибавьте сюда совсем уж не в меру бдительного шефа, который в любой момент может зайти к тебе в мысли, как к себе домой. Тут даже подпольный покерный турнир хрен устроишь, разве только Фальк в отлучке или в отключке. Но, привыкнув к такому режиму дня, хотя бы можно было научиться высыпаться в природой отведенное для этого время. Только некоторым новеньким над этим предстояло еще работать и работать.

Вываливаясь из общего зала после завтрака, на котором некто Юлиана Уэйд присутствовать не удосужилась, Престон в дверях поймал Мэри за руку:
– Такер, а твоя сокамерница где?
Тебе нужна, ты и ищи.
– Ты уже распилила ее на части и законсервировала к следующей зиме?
Девушка выразительно хмыкнула.
Да дрыхнет твоя зазноба у себя в койке. – Мэри звонко шлепнула Рика по руке, и он разжал пальцы и улыбнулся:
– Спасибо.

Такер, как выяснилось, не соврала. Заглянув в комнату, Дерек тихо поднялся на ступеньку двухэтажной кровати и заглянул через бортик. Ну точно: дрыхнет. Он перегнулся через край и наклонился поближе, набрал в легкие воздуха и…
– По-одъем!

Дальше нужно было на всякий случай отскочить в сторонку, из тех соображений, что Юленька спросонок может дернуться и организовать у себя над головой холодный душик, а Престону мокнуть вместе с ней не улыбалось – он, в отличие от некоторых, сегодня уже умывался.

Соскакивая с кровати, Дерек для верности сдернул за собой и одеяло. Тепленькое. Вот если что, им и прикроется.
– Давай-давай, не спать, не дремать, солнце уже высоко, нас ждут великие дела и все такое. Одевайся. Жду тебя снаружи через десять минут ровно, шевелись.

С этими словами Престон шваркнул скомканное Яночкино одеяло на кровать к Мэри, развернулся и оперативно покинул помещение. Но отправился, разумеется, не на улицу, дышать свежим утренним воздухом, а к себе, где с чувством выполненного долга завалился на кровать.

Отредактировано Derek Preston (2012-12-02 22:09:25)

+4

3

Было у Яны такое правило: если в жизни что-то не так, ляг, поспи и все пройдет. Последние три дня били все рекорды по «нетаковости» а выспаться Уэйд толком так и не смогла: у Такер вечно находились поручения, которые нужно было переделать вот прямо с утра. И затягивалось это обычно до позднего вечера. Терпение Юлианы лопнуло вчера, когда выяснилось, что после ужина остались горы грязной посуды, воду в резервуарах нужно беречь, а тут – как кстати-то! – совершенно без дела бродит неприкаянный гидрокинетик, который, конечно же, с удовольствием перемоет это все исключительно на личном энтузиазме. Тем более что у него уже все, так сказать, с собой. Десять минут дипломатических переговоров с Холланд закончились лишь тем, что Уэйд выторговала себе право не участвовать завтра в приготовлении завтрака на всю ораву, а вместо этого спокойно поспать. Хотя, откровенно говоря, Яна подозревала, что Сандра сама искала предлог держать её подальше от кухни, но это все лирика. Заявившись в комнату в районе полуночи, Уэйд пнула успевшую заснуть Такер, объявила ей, что завтра утром её трогать нельзя, получила согласное «Да пошла ты, разбудила, блин!» и взобралась на свой верхний ярус, предвкушая хотя бы восемь часов прекрасного здорового сна, в котором не будет мутантов, грязи и общей безнадежности.
– По-одъем!
- Да блин! – взвилась Яна, подхватываясь на подушке. – Ой, стоять! – девушка быстро подставила руки ковшиком под начинавшую собираться над головой тучку и сурово глянула на нее. «Что, вчерашней тренировки с Ральфом и мытья посуды не хватило?» Облако пара пристыжено съежилось, капать перестало, и Уэйд наконец занялась непосредственным виновником торжества.
- Престон, чтоб тебя! – выпалила девушка и от переизбытка чувств плеснула насобиравшуюся в ладонях воду прямо в лицо воспитателю. – Доброе утро, блин. Одеяло на место положи, - Яна в красках представила, как мутант её заботливо укрывает, и закатила глаза. – Хотя бы просто положи. Оно из-за тебя мокрое теперь.
«И вообще, холодно, уже вон в свитере и джинсах такеровских сплю, а все равно». Уэйд устало рухнула обратно на кровать и зарылась лицом в подушку. Все, прощай сон, Престон же явно не просто так пришел. А она ведь надеялась, что, припугнув её баром, электрогенетик посчитает свою миссию выполненной и оставит её в покое.
- Иди в пень,
- вяло отозвалась Яна в спину покинувшего помещение Дерека. «А одеяла так и не вернул, зараза. Не уснешь в этой холодине». Девушка сонно потерла глаза, потянулась и обреченно полезла вниз. Этот же не отстанет, как бы в следующий раз током не долбанул… псих ненормальный.
Впрочем, особо торопиться Яна тоже не собиралась. Лес от них никуда не убежит, правильно? А сонной и запыхавшейся Уэйд там делать нечего. Поэтому сначала душ, потом переодеться, потом расчесаться, потом сухариков из заначки погрызть…
Проблемы начались на первой же стадии сборов. Звали проблемы, как смутно помнила Яна, Максом, и сейчас он заступил ей дорогу в душевую, ехидно так ухмыляясь.
- Пусти, мне через десять минут выходить, - Яна нахмурилась, грозно махнув такеровским полотенцем.
- Сочувствую, - мутант не сдвинулся с места.
- Ммм, тогда как насчет «дамы вперед»?
- Могу предложить только вместе пойти.
- А не пошел бы ты лучше… другую компанию поискал, пока я душ приму?

Макс хмыкнул:
- Давай так: я тут дольше и для общества полезнее. С какой радости мне тебе уступать?

- У меня доступ к твоей еде, - широко улыбнулась Уэйд.
- Аргумент, - мутант одобрительно хмыкнул и посторонился.
- И последи, чтоб никто больше сюда не ломанулся, - бросила Яна, просачиваясь в душевую и захлопывая дверь.
Помимо отвоеванного пространства была ещё одна радость: станционная одежка, постиранная аж позавчера, наконец соизволила высохнуть, и Уэйд, с отвращением стянув с себя тряпки, в которых проходила целых трое суток, наскоро переоделась в свежее.
Желудок, проснувшийся вместе с мозгом, то есть, только после душа, жалобно заурчал. Ну конечно, питаться одними сухарями и кипятком – это вам не домашнее меню. Но одно воспоминание о трупике поджаренной Престоном белки убеждало Яну, что и так можно жить. Кстати да, Престон!
На поверхность Яна выбралась, как все приличные женщины, с опозданием в пятнадцать минут. Воспитатель, впрочем, не встретил её приветственным электрозарядом – его вообще не было.
- Та-а-ак, - протянула Уэйд, снова спускаясь под землю и хватая за локоть фазирующую куда-то Такер со стопкой чистых шмоток в руках.
- Эй, ты мое персональное бровастое наказание не видела?
- Как вы меня достали! – с чувством произнесла Мэри. – Нет, и не хочу. Некогда мне.
- Стой. Покажи тогда, где его комната, - вздохнула Яна. Нет, ну а что? Если она вернется к себе, Престон заявится туда через полчаса и устроит ей локальный апокалипсис. А оно ей надо?
- И рубашку ему передай, - заявила Такер, доведя соседку до нужного коридора, и унеслась, что-то бормоча себе под нос.
Яна распахнула дверь комнаты. Ну разумеется!
- «Снаружи» - там, - процедила она, разглядывая вольготно разлегшегося на кровати воспитателя. Отчаянно хотелось отомстить за утро и тоже отобрать у него одеяло, но, вот беда, искомый предмет находился не на Престоне, а под, что значительно усложняло дело. – Вот твое барахло, - в мутанта, красиво помахивая рукавами, полетела его рубашка. - Пошли уже, нас ждут великие дела и все такое.
«Тем более, оставаться надолго в этом свинарнике лично у меня нет никакого желания. Холостяцкая берлога, ну-ну».

+3

4

Когда Яночка таки сообразила, где его искать, и заявилась прямиком в его «апартаменты», Престон лениво вскинул руку и посмотрел на часы.

– Долго копаешься! С тебя семнадцать отжиманий, по одному за каждую минуту опоздания. Прямо сейчас. А потом пойдем.

Как ни в чем не бывало поймав прилетевшую к нему рубашку, Рик творчески свернул ее размашистым движением и небрежно перебросил на соседнюю кровать. Естественно, он улегся в ботинках не на свою.

– Спасибо. Давай, не сачкуй. Быстрее начнешь, быстрее закончишь.
Он снова закинул руки за голову.

– И что ты так на меня смотришь? Физические упражнения полезны для здоровья. Тебе, между прочим, скоро одной в лес ходить, – обрадовал Джули Престон. – Не могу же я допустить, чтобы ты оказалась к этому совершенно неподготовленной, а то вон какая хилая. Надо мышцы укреплять! И я бы тебе не советовал заводить привычку просыпать завтрак: если ты еще не заметила, обед у нас обычно случается только в ужин, а что-то подсказывает мне, что кусочничать во время готовки тебе не светит. Разве что ты не усовершенствуешь свои кулинарные навыки и, может быть, Холланд перестанет думать, что совершает самую страшную ошибку в своей жизни, вообще пуская тебя на кухню. Вчерашний завтрак, кстати, был ужасен, – очень позитивно закончил он.

Ладно, Престону просто было тоже не в кайф целый день шататься по лесу с Уэйд, вкладывая изгнанническую мудрость в ее безнадежную голову, и он старательно тянул время, чтобы подольше не выходить на улицу. К середине апреля, конечно, уже начинало заметно теплеть, но в лесу этот процесс всегда затягивается, да и сырость стояла ужасная – сомнительная обстановка для прогулки, от которой можно было бы получить удовольствие.

+2

5

Яна воззрилась на воспитателя с непередаваемым скепсисом. «Дайте угадаю – военный факультет? Или его просто Ральф покусал?» Шоттенберг вчера тоже начал тренировку с «разминки», в итоге мышцы болели до сих пор, и поддаваться на провокации Престона очень не хотелось. По крайней мере, Яна надеялась, что это просто провокация, а не четкий и однозначный приказ. С однозначностью у электрогенетика вообще были проблемы, поэтому Уэйд решила уточнить. Ну и время потянуть заодно:
- Ты серьезно?..
Ещё как серьезно, оказывается. Яна проследила за полетом рубашки («И вот толку, что девочки стараются их сильно не мять после сушки!») и с учетом новых фактов решила продолжить дискуссию, указав Престону на очевидные логические дыры в его рассуждениях. Исключительно ради его же блага, разумеется.
- Если кто и опоздал, то только ты, я все это время тебя наверху прождала, - ну кому помешает маленькая порция лжи, правда? - Можешь начинать отжиматься, если тебе так нравится, мне что-то не хочется, спасибо.
«А то смотрите как запел, здоровье он мое бережет. Кто пару дней назад из-под бара выбраться не мог, я, что ли? Хилая, тоже мне…»
Вообще-то, Яна и правда занималась на станции – слишком уж трепетно девушка относилась к своему здоровью, чтоб из-за лени пускать его на самотек. Но одно дело – добровольные тренировки в оборудованном тренажерном зале, по индивидуальной программе и под руководством специально обученного тренера, и совсем другое – отжимания в неприспособленной для этого (и грязной!) комнате по прихоти какого-то там Престона. Тем более, не сочетая это с правильным питанием, о котором мутант как-то не вовремя напомнил, а желудок, слишком быстро расправившийся с сухарями, предательски с ним согласился новым уколом легкого голода. 
- А ты и правда думаешь, что физические упражнения мотивируют меня готовить лучше? – подняла бровь Уэйд, игнорируя попытки задеть её кулинарное самоуважение, тем более что последнее отсутствовало как вид. Интересно, а что они от нее хотели? Яна честно предупредила, что готовить не пробовала ни разу, а задания по принципу «вот тебе скотч и пенопласт, собери-ка нам вечный двигатель» у нее ещё в университете не особо получались, вряд ли с водой, крупой и солью её ждет оглушительный успех. Не послушали – наслаждайтесь. Яне-то что, она эту гадость даже пробовать не стала.
Только Престон же все равно не успокоится. Может, его измором взять? В конце концов, никто не говорил, что все семнадцать отжиманий нужно делать без перерывов, а «быстрее» - понятие растяжимое. Уэйд подошла к свободной кровати и, опершись руками о бортик (он выглядел чище пола), вальяжно согнула руки в локтях. Отжавшись один раз, девушка выпрямилась и вежливо поинтересовалась:
- А в какой чащобе ты бросишь меня на этот раз? Там холодно, кстати, и ветер неприятный, я бы на твоем месте одеждой не разбрасывалась – замерзнешь за деревом прятаться, - потом снова оперлась о кровать и без особого трудового рвения отжалась во второй раз. «Сколько там у нас ещё? На полчаса растянем?»

+2

6

Престон всегда считал, что женщины – удивительные создания, но некоторые из них являли собой просто апофеоз, скажем мягко, непонятливости. Вот что ее так поразило в необходимости сделать несколько отжиманий? Можно подумать, это что-то чудовищное, не укладывающееся в голове и противоречащее человеческой – пардон, мутантской – природе. Барышня, блин. Короче, на ее изумленное «Серьезно?» он даже отвечать не стал, ограничился выразительным взглядом. В принципе подействовало: увиливать от физической нагрузки Яночка посчитала нецелесообразным. Трепаться, вот правда, не перестала.

- Если кто и опоздал, то только ты, я все это время тебя наверху прождала.
– Во-первых, начальство не опаздывает. Во-вторых, – Престон широко улыбнулся, – не мои проблемы.

Дальше началось самое смешное: отжиматься Уэйд решила от его кровати, да еще и перемежая элементы упражнения с беспечной болтовней. Посмотрев на первые два движения, Дерек закатил глаза и дал себе труд подняться с чужой кровати, чтобы подойти к собственной, зайти к Юленьке за спину и сделать ей подсечку. Ну кто отжимается с такой высоты, в самом деле?! И все-таки Престон проявил невиданное великодушие: придержал Джули рукой под ребра, чтобы она от неожиданности не ткнулась лицом в пол, когда ноги девушки поехали его же стараниями.

– Начни сначала, – любезно «предложил» Рик, пока еще продолжая поддерживать Яночку, и кинул беглый взгляд на часы. – Тебе осталось всего-то девятнадцать раз. Приступай.

Престон, наконец, отпустил девушку и, пока она собиралась с мыслями, удобно устроился на кровати, полулежа и закинув ногу на ногу.

– К сожалению, бросать тебя одну в чаще второй раз и при свете дня неинтересно, но не переживай – нам будет, чем заняться. В лесу еще много всякой живности. – Да, между прочим. Дерек приподнялся на локтях. – Ты пистолет когда-нибудь в руках держала?

Хрен ей кто доверит оружие, конечно, но научить стрелять все равно надо – на будущее. На случай непредвиденных обстоятельств. Если она вообще к этому хоть сколько-нибудь способна, разумеется. Вот свалилось же такое сокровище ему на голову. А еще, между прочим, Ленни есть. Пожалуй, даже хорошо, что его сегодня припахали к ремонтно-подготовительным работам – у Престона было подозрительное ощущение, что при бывшем сокурснике Яночка станет выпендриваться еще больше, чем обычно.

+3

7

Непередаваемое ощущение выбитой из-под ног опоры продлилось сотую долю секунды, но этого хватило, чтоб включить защитную систему организма, с недавнего времени отличающуюся удивительным однообразием реакции. Поэтому первой мыслью Яны было даже не «Престон, придурок!», а «Только не дождь… снова».
- Тебе сухим ходить надоело? – огрызнулась Уэйд, когда с облегчением поняла, что душ временно отменяется. Пара-тройка капель, попавших на кровать, не в счет. – Пусти!
Девушка выпрямилась, буравя воспитателя тяжелым взглядом. Если и стоило что-то заливать в этой комнате, то это его часы. И рот. Господи, как же бесит этот издевательско-снисходительный тон, уж лучше сутки на кухне!
- Да подавись, - криво улыбнулась Яна, опускаясь на пол. Кстати, интересно, когда его в последний раз мыли? Уэйд поморщилась: Холланд вчера намекнула что-то насчет генеральной уборки на базе, которую нужно провести в самое ближайшее время. Недавно расписанные Престоном прелести закупольной фауны перестали казаться такими уж ужасными.
«Один».
- Я рада, что предыдущая прогулка хоть кому-то из нас показалась увлекательной.

«Два».
- Надеюсь, на этот раз мы не потащим твои трофеи на кухню? Я и так почти ничего не ем.

«Четыре».
На счете «шесть» внезапно выяснилось, что, по мнению Престона, в перспективе вооружать Яну собираются не только шваброй. Уэйд даже прервала свою экзекуцию, чтоб воспитатель смог сполна оценить сарказм в её голосе:
- Знаешь, друг, я бы на твоем месте не давала мне оружие. Стрелять я не умею, но ради тебя очень постараюсь не промахнуться.
Ну и что с того, что она знает, с какой стороны браться за пистолет? Как будто здесь кто-то ей его доверит, смешно! «Восемь, девять…» А учить стрелять тем более не станут – Фальк говорил, что изгнанники берегут патроны. «Десять». Зачем вообще спрашивать? Видимо, у Престона снова острая потребность продемонстрировать свое непередаваемое чувство юмора. А не пошел бы он в таком случае?.. «Двенадцать…»
  - Скажи, - Яна почувствовала, что дыхание сбилось окончательно. Ну ещё бы, не есть, не спать, дождь этот идиотский, а тут ещё электрогенетик с его закидонами! И вот в таком состоянии он предлагает ей выйти наружу? Очень педагогично. – Сколько новичков ты гонял по лесам? Хоть один выжил?
«Шестнадцать».
В конце концов, она имеет право знать перспективы. Для себя и для Ленни. Хотя стоп, этот идиот сам разберется. Тем более, у него-то с Престоном полное взаимопонимание: тот Коха даже с монорельса притащил. Вопрос, зачем. Кому-кому, а Леннарту трудовое воспитание пошло бы на пользу, глупость должна быть наказуема, тут Яна с полицией полностью согласна.
- Двадцать один, - девушка поднялась с пола и брезгливо отряхнула джинсы. Все равно на будильнике Престона явно уже успело натикать лишнее. – И кстати, право измываться надо мной после обеда застолбила Такер, так что, если ты и правда хочешь меня выгуливать, поднимайся.

+3

8

Нескольких пролившихся сверху капель, когда Уэйд приняла боевую стойку, как выгнувшая спину кошка, Престон великодушно решил не замечать, но спасибо за это следовало сказать разве что недавнему и удавшемуся завтраку, а также малому количеству сконденсированных осадков.

Сил у Яночки с утра пораньше оказалось предостаточно – и для того, чтобы отжиматься от пола, как это делают нормальные люди, а не какие-нибудь там инвалиды физического труда, и для того, чтобы при этом трещать почти без умолку. Вон, не запыхалась даже! В следующий раз надо назначать по два отжимания за минуту опоздания.
А треску было много, да. Застрелит она его, гляньте что.

– Пороху не хватит, – невозмутимо отмахнулся Рик, скрупулезно, хотя и не вслух, подсчитывая количество выполненных отжиманий, чтобы его подопечная не вздумала халтурить, и нехотя выдохнул: – Ладно, научу как-нибудь. И чем тебе та белка не угодила? Ну хорошо, белки жилистые и жестковаты, но у бара-то мясо вполне себе. Особенно если его правильно приготовить. Туши свежевать тебя еще не научили?

Насколько было известно Престону, новеньких девочек этой неприятной для большинства из них процедуре учили на кухне в первую очередь. Везде и во все времена самую грязную работу сваливают на новичков, обычная практика. Так что Юлечка еще должна сказать ему спасибо, за то что он хотя бы на несколько часов избавляет ее от столь «приятных» обязанностей, а не вставать в позу. Впрочем, если это поза для отжиманий, то еще ладно, так и быть. И вид такой ничего...

Сколько новичков ты гонял по лесам? Хоть один выжил?
Ну прямо не вопрос, а бальзам на душу. Не вдаваясь в подробности, Престон гаденько ухмыльнулся:
– Нет. Они плохо себя вели.
Пусть задумается о перспективах, ей не повредит.
– И было бы о чем беспокоиться. Такер тебя за опоздание точно не убьет. Пошли.

Живо поднявшись с кровати, Дерек первым покинул комнату и устремился к выходу из бункера. Еще и оглянулся через плечо ради удовольствия бросить насмешливое:
– Ну что ты там копаешься?

Снаружи он первым делом окинул местность цепким взглядом: главное не нарваться на Ральфа. Шоттенбергу ведь все равно, что он увиливает от тренировки ради благого дела воспитания юной поросли – загонит обоих на «полосу препятствий», да и весь разговор. Поэтому на глаза ему лучше не попадаться, а пост-фактум можно использовать Джуленьку как уважительную причину неявки. Идеальная в принципе отмазка.

+2

9

Хороший сегодня денек... Подташнивает от раннего времени и плохой еды, да он уже привыкать как-то начал. Уже плюс, что вчера он лег не слишком поздно и заснул быстро, а не сегодня проснулся сам – без чьего-либо пинка. Успел заползти в душ, накраситься слегка – косметику переводить незачем, но глядеть на синие круги и опухшие веки сил не было, поэтому Патрик и взялся за тональник. Заодно уж и ресницы подведем... Все-таки красивый он, хоть и в этом лесу, и злой и голодный – все равно красивый. Красивей всех мужчин здесь. И пожалуй, красивей всех девушек. Патрик расчесал как следует кудри, постарался уложить по-пышней.
Странно, никто его не долбает с утра. Неужели сегодня никому он не нужен? Ни металл таскать, ни зарядку делать, ни полы мыть... Или он упустил чего? А потом снова – бл?ть припыленный, почему не слышишь!!! А ну их в болото. Юноша натянул  весеннюю куртку – ту что старательно приволок из дома – и вышел на улицу. Бездельничать он не собирается, ни в коем разе. Но заниматься тем, что Ральф скажет – увольте. На это других желающих найти много, а он, Патрик, к физическому труду не способен.
В город пойти? Нет, Фальк с него семь шкур спустит. Да и опасно. Хоть жаль... Подзаработать можно было бы – некрасивым таким способом подзаработать, но подумаешь. Есть хочется, одеваться  прилично хочется...  Он не виноват, что его в такие условия поставили.
Но по другим причинам город отметается. Пойти в лесу поискать что-то съедобное? Почему эти женщины на кухне готовят так уныло. Бара поймали – бара зажарили. Белку принесли – белку потушили. Хорошо если соли насыпят, притащенной мужчинами из города. А ведь можно поискать каких съедобных трав для приправы... или на суп. Грибов тех же... Хотя, какие грибы в апреле?
- Престон, привет,  – настроение у Патрика было столь лирическое, что и злюку-Престона он поприветствовал как лучшего друга. -  Доброе утро... – эту девушку он видел всего пару раз, и знать не знал, что у нее за характер.
Интересно, куда они собираются вдвоем? Не на свидание, точно. Патрик фыркнул. Хотя девушка ничего такая, может, какой другой мужчина и оценил бы. Но вот настроение у нее... Явно не романтическое. Кажется, это новенькая, ее Престону на воспитание подсунули.  Что ж, можно посочувствовать... Можно и помочь. Разбавить, так скажем, Престоновское рвение своим белокурым присутствием. Заодно убьем трех зайцев – во-первых, в лес одному идти страшно, во-вторых, девушку жалко, в-третьих, сегодня настроение у него хорошее, самое время для тренировки способности... А кто для такого дела подходит лучше, чем Престон? Это будет борьба нервов, о да!
- Престон, это самое... если вы в лес идете на прогулку, возьмите меня с собой, а?
Даже если он сейчас Патрика пошлет – ну и что? Ему-то, Патрику, что? Пойдет в другую сторону... Или, в конце концов, найдет дело на базе, пусть и менее приятное.

+3

10

Особенности гастрономического использования лесного зверья Престон описывал с таким удовольствием, как будто сам через раз фирменных анаптикс под сливочным соусом на общий стол поставлял. Яна только неопределенно хмыкнула. Свежевание (кстати, по мнению Уэйд, исключительно мужская работа!) пока не значилось в списке её практических умений, и спасибо за это при большом желании можно было сказать все тому же Престону. Это ведь из-за него на следующее утро после появления на базе Яна проснулась с насморком, охрипшим голосом и слезящимися глазами – короче, ещё менее дееспособной, чем обычно. Холланд, непривычно взвинченная из-за бардака на базе, именуемого «Фальк решил ограбить монорельс», только глаза закатила и сбагрила чихающий балласт Такер на экспресс-курсы кройки и шитья, пообещав после компенсировать Яне все пропущенное удовольствие. «После», хвала богам, пока не наступало, но электрогенетику об этом сообщать не стоило – ещё поджарит опять какую-нибудь гигантскую зверюгу… Охотничек!
- Жутко страшно, уже начинаю молиться и каяться, - процедила Яна, не поверив мутанту ни на грош. Скорее всего, золотому мальчику со станции не доверяли ничего серьезнее белок, и ему просто не слишком хочется это признавать. Ну а Уэйд получила персональное наказание то ли в знак особой симпатии шефа к Такер, то ли потому что Фальку не понравилось сушить кресло. В общем, печально и неинформативно.
- Конечно, меня убьет Холланд, если я снова откошу от кухонной повинности, - тихо проворчала Яна, и уже громче бросила в спину Престона страдальческое:
- Ты опять?!
У них что, забава такая местная: догонялки до выхода из бункера? Спасибо, хоть на этот раз за руку не тащит. Уэйд, кстати, воспользовалась этим приятным нововведением по-полной, следуя за воспитателем подчеркнуто прогулочным шагом. Тем более что до выхода тут недалеко, не потеряется.
- Любуюсь на твою мужественную спину, - рассеянно отозвалась Яна на нетерпеливый окрик Престона. «А то на рожу смотреть невозможно».
Выбравшись на поверхность, девушка зябко поежилась. Апрель апрелем, а для одной байки пока все равно холодновато. На станции хоть и пытались имитировать сезонные температурные колебания, но было это как-то ненавязчиво и больше как дань традиции. Притихшая было простуда снова дала о себе знать болезненным щекотанием в носу, и Уэйд тихо чихнула в рукав.
- Доброе, мгм, - глухо отозвалась она, пряча руки в карманы. Кто тут ещё? Ах да, кажется, это и есть причина, по которой ей в воспитатели достался не пофигистичный Тони, а… а вот что досталось, собственно.
Первое время, слушая обрывки разговоров женской части стаи, Яна порядочно путалась, кого там все-таки опекает рыжий: девушку или парня. А потом тайна наконец раскрылась: за общей трапезой Яна ткнула пальцем в маячившую на другой стороне стола беловолосую макушку и поинтересовалась, почему вон ту блондинку ни разу не приобщили к работам по хозяйству. Мэри посмотрела на нее странным взглядом и проникновенным шепотом начала: «Я даже не знаю, как тебе сказать, чтоб не ранить твою нежную психику…» В общем, вот так Яна и узнала, что общество изгнанников достаточно демократично, чтоб приютить представителей сексуальных меньшинств со специфической внешностью. На станции Уэйд бы обязательно это как-то прокомментировала – не то чтоб девушка страдала гомофобией, ей вообще было объективно плевать, кто с кем и как спит, но показушное выпячивание своей ориентации (как гомо, так и гетеро) её бесконечно раздражало. Но за куполом все меняется, и сейчас Патрик вызывал у Яны скорее симпатию: раз уж он смог выжить в обществе, преимущественно состоящем из далеко не толерантных сверхсильных мутантов, то и она как-нибудь справится. Хотя, может, у него какая-нибудь способность убойная? Точно, наверняка так и есть, раз парень добровольно на прогулку под присмотром Престона нарывается!
- Ой, ты посмотри, как тебе повезло! – Яна бросила на электрогенетика ироничный взгляд. – Целых два объекта для издевательств сразу! Какой чудесный день, правда?
Вообще-то, если Патрик пойдет с ними, Уэйд только выиграет: может, желчь воспитателя разделится поровну между ней и подопечным рыжего, а то и вовсе достанется только ему.

+3

11

Все было бы в точности так, как он задумал, если бы не явление Патричка народу. И что он только забыл на улице в такое время? Бросив взгляд на блондинку, Престон демонстративно закатил глаза: он начинал догадываться, на что Грэй потратил половину утра. Проторчал перед зеркалом, любуясь на себя, любимого. Наверняка.

– Патрик, тебя пчелы покусали? С каких это пор утро стало добрым? – И какого хрена ты тут ошиваешься. – А. Видимо, с тех самых, когда тебе каким-то чудом удалось улизнуть от тренировки.

Пока суд да дело, Уэйд таки подтянулась и тоже распустила язычок. Снова. Но это она от бессилия, поэтому будем великодушны. Тем более что тут такой распрекрасный отвлекающий момент в лице белокурой дивы всея базы.

А надо сказать, последовавший за всем этим вопрос Патричка заставил брови Престона одновременно сдвинуться к переносице и вздернуться вверх, как ни сложно представить подобное движение мимики. Дерек уже собирался выдать Грэю вдохновенную тираду на тему его умственных и прочих способностей, но явственно прозвучавший на некотором отдалении голос Ральфа и привычное слуху «до базы бегом и пятьдесят отжиманий на месте» внесли коррективы в его план на ближайшие тридцать секунд.

Дело в том, что Рик не горел желанием попадаться Шоттенбергу на глаза не только и не столько из-за стремления увильнуть от физической нагрузки, сколько вследствие небезосновательного опасения, что Ральф успел вычислить, кто накануне приватизировал у него бритву на личные нужды и по доброте душевной «вернул» ее на тумбочку Феликсу. Из чего, кстати, следовало, что лучше не попадаться на глаза им обоим.

– Ладно, черт с тобой, – моментально передумал Престон. – Но тогда руки в ноги и бегом марш!
В противоположную сторону от той, откуда сейчас приползет толпа физкультурников поневоле.

– Кто-нибудь из вас знает дорогу к озеру? – Он, впрочем, не удосужился послушать ответ. – Так я и думал. Давайте за мной. – Так, по крайней мере, нет необходимости и дальше торчать на открытом месте, и можно самому задавать темп движения. Кстати, утренняя пробежка еще никому не вредила.

– Отстанете – возвращаться не буду, – честно предупредил Престон, срываясь с места.

До озера, учитывая особенности рельефа и необходимость оббегать некоторые природные препятствия, было что-то около километра – не такое чудовищное расстояние, справятся даже эти… девицы. Так, во всяком случае, решил Рик, припустив вперед, а остановился он только тогда, когда отливавшая свинцом по весне гладь воды показалась за тонкими стволами деревьев. Уперевшись в бока руками, Престон обернулся посмотреть, как там поживают его блондинки (и плевать, что одна из них брюнетка). А хорошо бы отстали и потерялись где-нибудь в лесу… Желательно сразу обе. Мечты, мечты.

+3

12

Престон такой Престон, ну кто бы в нем сомневался. Патрик выслушал все ехидные комментарии в адрес чудесного утра и пропущенной тренировки, снисходительно улыбаясь в глубине души – на поверхность улыбку выпускать не стоило, по причине возможной неадекватности собеседника. Нда, тренировка оно конечно... Потом ему не до улыбок будет, когда его поймают... Но зачем думать о потом? Вполне возможно, он сейчас пойдет в лес, где его, вполне возможно, сожрет какой-нибудь мутировавший зверь. Обидно же потратить последнее утро своей жизни на переживания из-за того, что все равно не случится... Стоит лучше обдумать, как получше доказать Престону, как важно взять Патрика в лес... а то он, похоже, преисполнен какого-то неуместного скепсиса... судя по красивым бровям, лезущим куда-то на макушку...
Чуткое ухо Патрика уловило не сказать что ласкающие душу команды, а та самая душа, не менее чуткая – перемену в настроении Престона. «Ага, значит, не я один от тренировки отлыниваю!» Тем лучше – в компании, оно веселей как-то, и сачковать и получать по шее потом.
Поэтому юноша не теряя ни секунды, понесся вперед, как только бровастый воспитатель расстроенных девиц сорвался с места, скомандовав лично им обоим – бегом! А что, неплохо очень даже – чем бегать под командой зануды Ральфа, не лучше ли взять заботу о собственной физподготовке в свои руки? И в руки Престона, хихикнул Патрик тихонечко, летя чуть позади сумасбродного красавца, так пугавшего блондинчика в самом начале. Теперь-то он знает – Престон, это всего только Престон. Если умеешь не провоцировать вспышки его вредности, есть возможность не получить током, а ничем больше Престон навредить не может... Пускай у Патричка не всегда получалось избежать профилактического электрошока, но то ли какой-то глубинный мазохизм, то ли сознание своего превосходства оттого, что ему легко узнать, что Престон чувствует,  сыграло свою роль – Патрик бровастого нахала почти не боялся. В отличие от Фалька, перед которым блондинчик чувствовал чуть ли не благоговейный трепет, или Ральфа, который относился к женоподобному педерасту с таким отвращением, которое никакая эмпатия перешибить не могла.
Слишком напрягать себя не стоит, пускай Престон бежит, как на олимпийских играх – Патричку медали не выигрывать. Да и девушка вряд ли может бежать так быстро. Блондинчик пару раз притормаживал и оглядывался, не отстала ли она, не выпуская одновременно спину резвого бегуна.
Вот и озеро, вот и Престон – руки в боки, ждет их. Патрик  остановился на опушке не доходя до берега, еще раз глянул, как там девушка, после неспешной походкой двинулся к озеру.
-  Я даже не знал, что здесь озеро есть... А рыба здесь водится? Съедобная? – ну вот что такое, ни о чем, кроме еды, он думать не может в это утро... Раньше только о косметике и мечтал, теперь о еде. Вот значит, какие у тебя приоритеты в жизни, Патричек. – Ловить правда нечем... Но можно придумать...
Глушить током можно. Кажется, когда-то такой вид охоты запрещенный был. Или там не ток был, а динамит? Нет, Патрик ничего про охоту и рыбалку не знает, жизнь не та была... Но если это физически возможно, почему нет.
- Престон, а ты током рыбу глушить умеешь? ...Доставать правда, кто будет, - Патрик быстренько уже нарисовал в голове всю картину рыбалки. Пожалуй, если там правда что-то съедобное, то он и сам полезет... Но Престону это лучше не говорить.
Патрик прошелся по берегу, пнул в воду какой-то камешек, посмотрел на Престона и подоспевшую  девушку – как они отнесутся к его плану?

+3

13

Тренировка?
Яна воззрилась на обоих со священным ужасом. Ой-ой-ой, а вдруг ей тоже надо там быть, она же завтрак проспала и не в курсе планов базы на день? Пропустить тренировку с Ральфом – да лучше продаться в рабство Холланд навечно, последствий для морального и физического здоровья меньше! С другой стороны, если по её душу явился Престон, значит, он как-то согласовал с Шоттенбергом график занятости отдельно взятого гидрокинетика. Или не согласовал, если принять во внимание, как быстро эта бровастая зараза сматывается с открытой местности.
«Престон, твою ж! Голыми руками придушу, даже учить стрелять не придется, мерзость электрическая!»
- Яна втянула в себя воздух и тоже сорвалась с места.
Если отбросить эмоциональную сторону вопроса, такие вот кроссы ей и правда нужны. Уэйд отдавала себе отчет в том, что с её способностью единственный шанс выжить здесь – это уметь быстро бегать. Лес был совсем непохож на идеально ровные дорожки в парке на станции, где можно было наматывать круги под приятную музыку в плеере. Здесь даже ходить с непривычки неудобно! Все эти ямки, камни, корни – готовая полоса препятствий. Так что Престон, похоже, сам того не желая, впервые организовал хоть что-то полезное. Что, конечно, не мешает считать его полным придурком, так сказать, по умолчанию.
Впрочем, все вышеизложенное вряд ли заставило бы Яну выложиться полностью. Во-первых, невыгодно – им по лесу ещё долго бродить, надо оставить силы. Во-вторых, опасно: так можно и налететь с разбегу на какой-нибудь плотоядный куст. Или просто неудачно подвернуть ногу. От тренировок Уэйд тогда, конечно, надолго будет освобождена, но Юлиана ещё не успела выучить все изгнаннические традиции и не была уверена, что раненых мутантов здесь не пристреливают из извращенного милосердия. Хорошо, что Патрик, вроде бы, соображает: оглядывается периодически и не дает потерять его из виду. Юниорская солидарность, что ли? Или это он с Престон наедине оставаться не хочет? Тут бы Уэйд его очень поняла, да.
Впереди блеснула полоска воды, и Яна слегка сбавила темп, в который раз мысленно поблагодарив отца, выпроводившего её на осмотр в кедах. Кстати, она только сейчас задумалась, почему он тогда так настаивал на спортивной одежде. Неужели папа подозревает, что не все мутанты, изганные за купол, погибают? И как он там сейчас?.. «Так, Уэйд, отставить! Не смей думать о станции, ещё чего не хватало! Лес-пробежка-Престон-Патрик – все!»
Яна остановилась в паре метров от электрогенетика и оперлась руками о колени, пытаясь отдышаться. Холодный воздух наждачной бумагой проходился по больному горлу, ноги гудели, но в целом, жить можно. Если только сейчас кто-нибудь опять не спровоцирует непредвиденные осадки.
- С Ральфом сам объясняться будешь, - бросила Яна Престону, медленно подойдя к берегу и застыв на приличном расстоянии от вяло плескавшихся волн. Так вот оно какое – озеро… Сколько воды, господи! Интересно, она тоже какая-нибудь ядовитая?
А вот Патрика больше интересовала пригодность в пищу здешних обитателей. Яна поморщилась: рыбу она не очень любила, но это хотя бы что-то привычное, не то что белки и бары.
- ...Доставать правда, кто будет.
Яна вскинула голову и одарила подопечного рыжика раздраженным взглядом. Ой, кажется, она догадывается, каким может быть ответ.
- Ну нет, мальчики, рыбачить будете без меня,
- Яна обхватила себя руками за плечи – у воды оказалось ещё холоднее, чем в лесу. – Престон, ты можешь показать мне хоть что-то полезное, а не только то, что электрогенез – потрясающая способность, ты нереально крут и можешь командовать мною, как тебе вздумается? Для этого с базы уходить было совсем необязательно.

+4

14

Да, с темпами у девочек было так себе. Но это понятно: конфронтация с Ральфом – недостаточно страшная угроза (или они просто еще не успели прочувствовать на себе всю тяжесть дисциплинарных внушений здешнего старпома). Надо их немного погонять для тренировки, а потом пустить убегать от лесных паучков. Престон готов был побиться об заклад, что даже ныне отстающая Яночка в этом случае продемонстрирует чудеса ускорения. Аранеев потом, правда, отгонять… Фигня, можно устроить.

Грэй тоже явно выкладываться не торопился, но под конец стало примерно понятно, что послужило ему оправданием. То есть, понятно, что непонятно. Что это было-то вообще такое – остатки джентльменства или женская солидарность? Но на Яночку блондинчик оглядывался, это точно. Может, тоже надеялся, что она потерялась по дороге? Кстати, Дерек бы даже не удивился… Во всяком случае, подобное движение мысли со стороны Патриции для него выглядело бы объяснимо.

Но вопросы у него, конечно. Сколько эта жертва неудачных генетических экспериментов за стеной, пару недель? А уже только и мыслей, что о еде. Можно подумать, на базе кого-то голодом морят. А нечего от общих харчей нос воротить! Как будто им тут какую отраву предлагают, как особо одаренным. А в результате вот –  рыбки ему, блин, захотелось.

– Вот смотрю я на тебя, Патричек, и удивляюсь – как это тебя до сих пор самого никто не слопал? Может, наша живая природа педиков совсем за людей не считает? – Естественно, он мог этого не говорить, потому что никакой информационной нагрузки эта часть сообщения не несла. Но жизнь Грэя была бы тогда слишком безоблачно прекрасна, а как Престон мог допустить, чтобы кому-то рядом с ним было хорошо и привольно? Ах да, а теперь назидательная часть: – Ты бы лучше поинтересовался сначала, нет ли в этом озере рыбы, которая готова сожрать тебя.

Между прочим, с какой это радости он тут занимается не только воспитанием Джуленьки, но и образованием Патричка? Это же младенчик Рыжего, вот пусть с ним сам и возится! А то тоже мне, подкидыш.

- С Ральфом сам объясняться будешь.
А это еще что такое, ультиматум?

– Непременно, – легкомысленно хмыкнул Рик, всем своим видом давая понять, что забыл об этом «обещании» еще раньше, чем оно отзвучало. Ральф, правда, все равно потом напомнит… но эта проблема временно снова не проблема, а пока проблем нет, жизнь состоит из сплошных удовольствий.

– Кстати да: очень славно, что ты заговорила о способностях. Ты же у нас гидрокинетик – стало быть, управляешь водой. Вода – вот она, – Престон широким взмахом руки указал на озеро. – Давай, покажи нам класс.

Остановившись напротив Юленьки, он демонстративно скрестил руки на груди – жест скептического ожидания.

+3

15

Патрик наступил на пару веточек, послушал как они хрустят, швырнул их носком ботинка в воду вслед за камешками. К этому времени Престон как раз закончил очередную порцию ехидных комментариев. «Не считает – вот и отлично… Ради того, чтоб меня не ели, я готов называться как угодно – гомик, педик, даже содомит проклятый,» - хмыкнул Патрик про себя, но Престона в свои глубокие мысли посвящать отнюдь не торопился. Заметил только:
- Я же не дурак, чтоб прыгать в это озеро... раньше чем ты команду дашь.
Тем более что рядом Яна (блондинчика вдруг осенило, что этим именем, подслушанным пару раз, называют именно эту девушку), категорически протестующая против рыбалки. Будто Патрик всю дорогу только и мечтал, как загнать в воду именно Яну. Мания величия, вот что… Стоп, Патрик. Спокойно – вдох-выдох, сосчитай медленно до десяти… Ты снова проецируешь чувства девушки на себя. А она просто раздражена, оттого что ее Престон  изводит, оттого что приходится носиться сломя голову по лесу. И ничего против тебя лично она не имеет. И ты не имей – а то начнешь психовать, все будут взвинченные. Патрик вдохнул поглубже, искоса поглядел на Престона – передать дурное настроение Яны бровастой вредине было бы самым нелепым поступком за все недолгое время пребывания на базе.
«Так-так, все хорошо… Я спокоен и весел… - такой нехитрый аутотренинг, как ни странно, приносил свои плоды. -  И ты, Престон, тоже спокоен и доволен… » Пока что Престон раздражаться не собирался, вовсе нет – измываться над людьми с душой, наполненной тепла и света было его фирменным знаком. Но на всякий случай повоздействовать не повредит… тем более что вряд ли у Патрика что-то выходит.
«Левая у меня способность, даже не поймешь, действует или нет… Так. Снова. Прекрати. У тебя способность просто чудесная… в отличии от Яны, скажем,» - такой резкий ход мысли был вызван неожиданным приказом Престона сотворить что-то с озером. Патрик с удивлением воззрился сперва на озеро, потом на Яну – что должна девушка сделать с этой прорвой воды? Нет, у него способность лучше все-таки… Потребовать ее демонстрации трудно, а пользы приносит много. Особенно в общении со всякими Престонами.

+3

16

- Команду? - Яна не сдержала почти восхищенный смешок. – Да ты идеальный объект для дрессировки. Престон, не хочешь с Тони новичками поменяться? Патрик вон какой послушный, а ещё сам в лес просится и бегает быстрее. Я лично обеими руками за. 
Хотя Тони в последнее время тоже какой-то дерганый. Но если он хоть краем уха слышал, что говорят на кухне, это и неудивительно. У Яны от трепа этих куриц уже уши вянут. Интересно, каково Фальку с телепатией и Куперу со сверхслухом, им же это в режиме нон-стоп воспринимать приходится. Хотя они-то наверняка уже научились абстрагироваться, а вот Юлиана очень скучала по плееру, отобранном при первом же обыске перед изгнанием. Интересно, его вернули родителям или просто выбросили? Хороший был плеер, жалко… А себя жалко ещё больше, но кого это волнует?
Уж точно не Престона. Яна устало посмотрела на мутанта. Ну что он от нее хочет, он же видел, что она не может абсолютно ничего. Или это очередная демонстрация «Смотри, Юленька, какая ты беспомощная?»
- Дерек, ты же у нас электрогенетик – значит, создаешь ток? Почему бы тебе не электрифицировать всю базу, давай, покажи класс! – Уэйд присела на корточки и продолжила разглядывать воду. – Ты же знаешь, максимум, что я могу – организовать вам душ. Но тогда у тебя намокнет шевелюра, у Патрика смоется косметика, а я уползу в обморок.
Кстати да! Уэйд сейчас осознала прелюбопытный факт, на который сначала не обратила внимания: у подопечного рыжика совершенно точно были подведены ресницы. Опустим ворчание на тему «о темпора, о морес», вопрос в другом: откуда в лесу косметика? Нет, даже не так: где бы её тоже взять? Не тушь, конечно: чего ради наводить марафет за куполом, чтоб красиво рубашки стирать или эффектно посуду мыть? Да и с её способностью макияж долго не продержится. А вот если у Патрика есть увлажняющий крем… Уэйд с тоской посмотрела на свои руки, успевшие покраснеть и обветриться. Бог с ней, с красотой, но болят же! Может, подождать, пока Престон отвлечется, и спросить у этого… как его?.. Грея? Вот только что это даст? Как Яна успела усвоить, щедрость не входила в список главных положительных качеств среднестатистического изгнанника. Даже самое необходимое выдавалось неохотно и только после порции ехидных комментариев и сеанса моральных унижений. Кстати, поэтому-то Яна и рылась в вещах Такер без спросу.
Раздражение, накатившее при мысли об обществе, в котором приходилось существовать, нужно было куда-то выплеснуть, и девушка хмуро подставила руки под облачко пара, возникшее в двух шагах. Все равно про обморок она Престону соврала, последние пару дней использование способности давалось все легче, хотя злоупотреблять тоже не стоило.
- Все, что могу предложить,
- Уэйд тщательно вымыла руки под холодными каплями и провела мокрой ладонью по лицу. Попить бы, но больному горлу только ледяной воды не хватало. Сконденсированной из грязного воздуха сомнительной мутантской способностью. «Какая жуть».

+3

17

Патричек не обиделся. Вместо этого он начал нести какую-то пургу. Впрочем, не «какую-то», а льстивую. Но, на свое счастье, быстро закончил. Престон, конечно, успел выразительно вскинуть бровь.

– Не подлизывайся, тебе это не поможет.

А непонятная его способность могла бы. Или уже помогает? Желания придушить блондинку на месте Дерек не испытывал, это он определил довольно быстро. Осталось только разобраться, нормально ли это, или Патричек там чего-то химичит на своей волне, пользуясь тем, что его невозможно уличить в насильственных манипуляциях с чужим настроением. Престон подозрительно и угрожающе зыркнул на Грэя, но предупреждать его, чтобы не лез, не стал. Может, тому и в голову не приходило, а он ему сам подаст такую распрекрасную идею. Нет уж. У него тут еще некоторые Яночки ремня просят.

…я лично обеими руками за.
Начало ее вдохновенной речи Рик благополучно прослушал, но ничуть этим не смутился и с ответом не замедлил:
– Вот тебя только спросить забыли.

Однако, как ни странно, с особой жестокостью убивать Джульенчика у него настроения тоже не было. День вообще начался довольно неплохо: с кулаками на него до сих пор никто не бросался, завтрак был вкуснее, чем вчера, после него выпала возможность лишних полчаса поваляться на кровати, да и от Ральфа удалось безболезненно смыться. Порядок. Так что на встречный выпад Уэйд Дерек ответил любезной улыбочкой.

– Я уже один раз так попытался электрифицировать шаттл на станции – еще не забыла, чем дело кончилось? Кстати, чем оно кончилось? Надеюсь, им там пришлось повозиться с ремонтом.

Торчать на месте было холодно и непродуктивно, и Престон зашагал вдоль кромки озера в завуалированных под безмятежную прогулку поисках объекта, достойного внимания его преподавательского гения, сделав «девочкам» знак следовать за ним.

– Не будь такой скучной, Джули. Твои дождики – это ерунда, давно пора придумать фокус посущественнее; уж попытаться ты наверняка могла бы. Просто признай, что тебе не хватает на это фантазии. – Рик обернулся через плечо и улыбнулся Яночке еще очаровательнее, чем прежде. А потом вдруг остановился и поднял руку в предупреждающем жесте: где-то совсем близко хрустнула ветка – явно не оттого, что на нее присела не в меру упитанная птичка.

Деревья подходили почти к самому берегу озера, но это были чахлые сосенки и осинки с тонкими стволами, за такими особенно не спрячешься – вот и силуэт чужака отыскался довольно быстро. Но самое смешное, что прятаться он, похоже, и не пытался. Теперь, во всяком случае. Человек, который хочет спрятаться, обычно не выходит вперед, направляя на тебя пистолет. А тут еще и человек в военной форме… Отголоски монорельса, не иначе. Хорошо, если этот тип один.

Без резких движений! – скомандовал чужак. Хрипловато, но Престон, успевший задумчиво поднять руки, все равно узнал голос, и это заставило его получше вглядеться в перепачканное лицо. А еще – ухмыльнуться.

– Здравия желаю, товарищ старший сержант.

И Престон был бы не Престон, если бы не отдал честь подчеркнуто шутовским движением.

+4

18

Какие они оба ехидные, нет, вы только гляньте! Изгаляются как могут над бедным Патричком. Но – получается-то по-разному. Патрика вдруг осенило, почему ему бывает легче с Престоном, чем с кем-нибудь другим. Это подумать только – легко с Престоном! Уютно и спокойно! Патрик, в своем ли ты уме? А вот в своем… Просто-напросто бровастый гад, с изумительной ловкостью портивший нервы другим, сам пребывал почти всегда в невозмутимо-спокойном расположении духа – и потому ни капли не давил на измученную эмпатической способностью психику блондинчика. В отличии от той же Яны, которая, несомненно, была хорошей девушкой, гораздо лучше Престона… Но ее раздражение отзывалось в сердце юноши как железо по стеклу. «Перестань психовать, а то я сейчас запсихую, вот будет здорово!» Нет, бесполезно это, она же сама не может остановиться… Лучшее, что ты можешь сделать – абстрагироваться от ее чувств. Возьми себя в руки… Эта злость, тоска, жалость к себе – это ее чувства, не твои. Вполне понятные для девочки, выброшенной из уютного мирка в дремучий лес к странным, подчас жестоким людям.
Патрик с изумлением воззрился на облако и капли над головой Яны. Это у нее такая способность? Как ее Престон назвал – гидрокинетик? И способность работает, когда девушка раздражена… Ну это только поначалу. Патрик пристроился следом за Престоном, вдруг решившим пройтись вдоль озера. «Так-с, ты у нас чувствуешь себя прекрасно… это радует». Патрик обернулся в сторону Яны. Надо бы ее подбодрить как-то… Но вот беда – с его умением дела не поправишь, а вот самому негатива набраться можно. И тогда им всем хуже будет. «Однако. Я опасная личность,» - он старался пошутить про себя, но получилось как-то уныло, и теперь он сам не знал – это его собственная неврастения дает о себе знать, или  сзади «догоняет» отвратительное настроение Яны. Патрик облизал губы, думая, что бы такого утешительного сказать Яне.
Но вслух высказаться ему не пришлось. Патрик вздрогнул и замер в ответ на внезапный окрик чужака. Сердце забилось дикими скачками, волны страха охватили все его существо – нет, к таким встречам он явно был не готов. Осторожней, дурак, уйми свои эмоции, тебе же хуже будет! Вот смотри, как держится Престон. Да, кстати… Патрик так заинтересовался реакцией Престона, что сам перестал паниковать. Неужели он не испугался… ни капли? Он поздоровался с этим военным будто со знакомым! Он придуривается просто или знает его? Раньше бы Патрик подумал, что такие люди просто прячут свой страх под маской невозмутимости. Но сейчас он может узнать, что они чувствуют на самом деле. Патрик отвел взгляд от военного с пистолетом и уставился на Престона. Жаль что мало что разберешь – слишком сильны его собственные эмоции, страх Яны и самые разные чувства нежданного врага.

+3

19

Ещё бы она забыла про шаттл! Престон же её тогда чуть не угробил! В первый, но, видимо, далеко не в последний раз... Знала бы тогда, что им ещё предстоит встретиться – она бы – что? Яна вздохнула. Видимо, была бы милой и приветливой. Хотя вряд ли это спасло бы её от нынешних издевательств.
А станцию тогда и правда долго ремонтировали. А ещё – расследовали, как мутант мог избежать обязательной проверки. Мама рассказывала, как на следующий день за врачом, чья подпись стояла в медкарте Престона, полицейские пришли прямо в кабинет. И ещё пятерых уволили в течение недели. Конечно же, провели чистку и среди военных. И даже авторитет отца тогда не спас Яну от скучных однотипных допросов. Кстати, должно быть, ей называли фамилию сбежавшего мутанта… Странно, что она не запомнила.
- О да, ты целый месяц был настоящей звездой, - зло бросила Уэйд, отворачиваясь от самодовольной физиономии наставника. – А тогда, между прочим, пострадали люди.
Хотя какое до этого дело Престону? Его же абсолютно не волновало, что, реши военные атаковать угнанный шаттл несмотря ни на что, вместе с престоновским бракованным генетическим набором погибнут два ни в чем не повинных студента. Все-таки, есть некая высшая справедливость в том, что теперь выживание этих студентов стало его персональной головной болью.
Хотя нельзя сказать, чтоб Престон старательно работал в этом направлении. Вон, глядите, прогуляться ему захотелось. Сейчас опять заведет в чье-нибудь логово, а ей потом выбирайся. Яна вытерла руки о джинсы и мрачно последовала за воспитателем и радостно кинувшимся сопровождать его Патриком. Последний, кстати, как-то подозрительно на нее косится. Неужели угрозу макияжу так серьезно воспринял? Или это просто выражение солидарности, с Престоном, который… а, ну естественно, снова открыл рот.
Яна уже собиралась поинтересоваться у мутанта, где была его фантазия последние два с половиной года, раз ничего полезного он со своим электричеством делать так и не научился, но тут их бессовестно прервали. Услышав чужой хриплый голос, Уэйд  замерла за спинами изгнанников, в этот момент искренне пожалев, что электрогенетик действительно не привел их к берлоге очередного бара. Ещё и выпендривается, посмотрите на него!
Но посмотрела девушка не на уже успевшего набить оскомину воспитателя, а на потенциальную угрозу. И тут страх уступил место такому дивному коктейлю из эмоций, какой, по мнению Яны, здоровый человек вместить в себя не в состоянии. Впрочем, ему и не обязательно, здоровых людей в нашем мире за купол не выбрасывают.
- Дядя Сэмми? – выдохнула Уэйд, выходя из-за спины Патрика и борясь с искушением потереть глаза и развеять эту жуткую галлюцинацию.
Когда-то давно, когда коридоры станции были большими, а до подоконника иллюминатора Яна доставала разве что макушкой, её отец познакомил семью с товарищем по подразделению Сэмуэлем Барком. Года пролетели, пути сослуживцев разошлись, а вот дружба осталась, и дядя Сэмми периодически заглядывал к ним на обед, таская маленькой Юлиане конфеты, обязательно гораздо более вкусные, чем те, что доставались её брату. Воспоминания об этом после нескольких дней, проведенных среди изгнанников, были настолько болезненными, что Уэйд поняла: больше всего ей хочется кинуться другу семьи на шею и расплакаться, тыкнув пальцем в мутантов со словами «Они меня обижают!» Вот только ситуация не очень располагает.
- Яна? – похоже, дядя Сэм тоже удивился. – Родители считают, что ты умерла.
Уэйд не уловила, чего в голосе было больше, радости или растерянности, но занимало её сейчас не это. По официальной версии она и правда считается погибшей. По все той же официальной версии в лесу вообще нет живых людей – а тут на тебе, целых трое, причем чистые, нормально одетые, а Престон ещё и побриться умудрился. Ой да, а не был ли дядя Сэм среди тех людей, что расспрашивали её о сбежавшем мутанте?..
- Ты говорила, что он мертв, - военный, кажется, определился, от кого исходит большая угроза, и не сводил с Престона ни тяжелый взгляд, ни дуло пистолета. Яна поморщилась. Ну вот зачем вспоминать о главных ошибках в её жизни?
- Я предположила, - голос прозвучал виновато. Отлично, только этого не хватало, теперь дядя Сэм заподозрит, что она всегда была в сговоре с этим идиотом! А что тогда? Он же её не убьет? Ну правда же?
- Ты с ними?
Уэйд поняла, что паника захлестнула её окончательно. Что на такое отвечать? Сказать "Нет, они меня похитили"? Но тогда Престон долго думать не станет: если его электрошока хватило, чтоб завалить бара, то на одного военного он точно расщедрится, а Яна не могла допустить убийства дяди Сэма, нет-нет. С другой стороны, если военный успеет выстрелить первым… то есть ещё Патрик. Ладно, даже если сержант каким-то образом убьет обоих мутантов, Уэйд это ничем не поможет, ей придется возвращаться на базу с новостью о двух трупах. А Фалька явно заинтересует, почему выжила только она. И ему же не соврешь про красивые глаза, а значит, дядя Сэм снова в опасности. Да и вообще. Престон, несомненно, придурок, но смерти Яна не желала никому. А Патрик вообще ни в чем не виноват. Пока.
Девушка почувствовала, что у нее подгибаются колени. А она ведь знала, знала, что эти проблемы с выбором стороны ей ещё аукнутся, но чтоб так скоро! Вот насколько было бы проще после изгнания возненавидеть всех обитателей станции! Но нет, Яна все ещё чувствовала себя частью того общества, а перед ней к тому же не чужой человек, который, кажется, сам не понимает, в какой опасности находится. Но с другой стороны, дядя Сэм не поможет ей выжить. А изгнанники могут. И они уже это делают. Своеобразно, конечно, но она же жива, так что результат налицо. И вот как теперь быть?
- Не надо, пожалуйста, - Уэйд растеряно переводила взгляд с изгнанников на военного и обратно, сама толком не понимая, к кому обращаясь: к Престону, к сержанту, или к мирозданию, чтоб оно передумало и стерло эту ужасную ситуацию к чертям, а Яна как ни в чем не бывало проснулась у себя в комнате от резкого окрика Такер.

+4

20

Патричек в ответ даже не огрызнулся. Осознал, может, что это бесполезно и опасно для здоровья? Юленьке бы брать с него пример… А она нашла что вспомнить, конечно. Люди там какие-то из-за него пострадали, видите ли. А то, что он сам чудом выжил, это нормально? С Уэйд, кстати, тоже ничего не сделалось, и даже Ленни жив-здоров – так и радовалась бы! Престона вдруг охватила холодная злость, которую он, не разобравшись, направил на первого, кто подвернулся под руку, то есть на Яночку.

– Извини, но мне на это наплевать, – цинично сообщил ей Рик, ради такого дела даже оглянувшись через плечо. После чего и появился приветик из прошлого с пистолетом в руке.

В теории ситуация была простая, если не сказать скучная, тут и думать нечего. Немного почесать языками, пока не станет ясно, один ли этот горе-вояка, и, если предположение подтвердится, выбрать момент и валить его без всякого сожаления. Здесь и вариантов-то других быть не могло. Чужак. Военный. В каком-нибудь километре от базы. Живыми посторонних оставлять нельзя, и плевать, что этот – знакомый. Не сват, не брат и не отец родной – хотя и с этими товарищами Престон не уверен был, что пожелал бы договориться. Не думал.

Но вот ведь незадача: в оборот, кроме него, нежданно попала еще и одна несчастная Яночка. Ну, и Патрик, но ему-то, собственно, какая разница. Вряд ли у «дяди Сэмми» рука поднимется пристрелить симпатичную блондинку. Не потому, что блондинка, а потому что – какой смысл? Должен же он понимать, что раз их тут трое, значит, могут быть и еще, а выстрелы обязательно услышат. Интересно, Фальк уже в курсе? «Реши проблему». Класс. А ведь он один, без оружия, с ним девчонка и невразумительное девоподобное существо. А скажут, что было трое. Ну ладно, ладно – смертельное оружие Престона всегда было при нем, а ситуация до высокой патетики не дотягивала. Для него, во всяком случае. Страшно Дереку не было – разве что за то, что кто-то из троих рядом с ним отчаянно сглупит и все испортит. Это было, вообще-то, довольно сложно, но в способностях каждого из присутствующих Престон отчего-то не сомневался. Однако нужно же ему было прикинуть, как развести старшего сержанта Барка на правильную тему… и куда деть тело, чтобы и не воняло, и тащить недалеко.

А у двоих на этой сцене тем временем разгорались нешуточные страсти, за которыми Рик не без интереса наблюдал. Давно в театре не был.

Быстро, однако, родители Уэйд записали ее в покойницы! Еще и недели не прошло, как ее выпихнули за стену… Престон, недовольно сдвинув брови, покосился на девушку. А дядя Сэмми-то совсем дурак. Такой, пожалуй, и палить начать может. Но Барк не стрелял, а задал следующий вопрос, окончательно расписавшись в собственном кретинизме. С ними ли она? Дереку захотелось подойти и настучать бравому военному по его деревянной башке. Наверняка полая внутри.

А Яночка растерялась, причем всерьез, и бросала на всех вокруг такие жалобные взгляды, что сомнений в необходимости ее спасения не осталось даже у Престона, который отнюдь не был эмпатом. Самое смешное, что не было ничего проще, чем избавить ее от мук выбора: если сама Юля в этой ситуации впала в панический ужас, то Рик, напротив, не видел тут ни малейших сложностей – для него картина выглядела элементарной. Уэйд изгнали за стену – и все, на той стороне она теперь навсегда чужая, обратной дороги нет, и не имеет никакого значения, кого она повстречает в лесу.

В общем, Престон закатил глаза, покачнулся с носков на пятки и невозмутимо, как у себя дома – хотя подождите-ка, он и был у себя дома – сделал шаг-другой вперед, двигаясь по диагонали между своими «девочками» и дядькой с пистолетом, так чтобы снова запихнуть Яну себе за спину, отвлекая внимание военного витиеватыми разглагольствованиями:

– Всегда подозревал, что наши сержанты вечно были такими озверелыми от обиды, что природа не додала им чего-то важного, и вот надо же, после стольких лет внезапно подоспело очередное яркое тому подтверждение. – Он нехорошо усмехнулся, поглядев на военного. – Что за дурацкие вопросы, дядя Сэмми? Ну разумеется, Уэйд с нами. А это, кстати, Патриция. Надо было сразу вас друг другу представить, да вот беда, смотрящее на нас дуло пистолета помешало соблюсти все правила этикета.

Дошел. Мимоходом взглянул на Яну – в кои-то веки серьезно и даже без издевки, порываясь одним коротким взглядом сказать ей: «Стой спокойно и не дергайся, я сейчас сам со всем разберусь».
Заткнулся и замер. Еще одно слово или движение, Престон, и я пущу тебе пулю промеж глаз. Давно мечтал это сделать.
Дерек на это только фыркнул. Нет, в мечту-то он как раз верил: проблем от в ту пору еще курсанта Престона-младшего хватало всем, и Барку в том числе. Только ерунда все это.
– Вперед. Один выстрел, и сюда сбежится толпа свирепых, очень недовольных и обозленных на военных мутантов. Страшно подумать, как долго и мучительно будет загибаться в чаще пропавший без вести старший сержант Барк, которого жестокосердная судьба забросила одного в эти дикие леса.
А еще Патричек не девочка и в случае большой нужды, возможно, сумеет дать тебе в челюсть, но будем надеяться, что до этого не дойдет.

Дядя Сэм напрягся и с ненавистью исподлобья посмотрел на Престона. Обдумывал, вероятно. …Что-то не то.
Вы мутанты.
– Бинго!
Сколько вас еще?
Дерек пожал плечами.
– Сто. Двести. Пятьсот. А скольких вы выбросили за стену?
Молчать! – Барк аж покраснел, захлебываясь словами от сдерживаемого гнева. – Яна, отойди от него!
Престон фыркнул с нескрываемым презрением.
– Что, мы составляем недостаточно гармоничную композицию для ритуального самоубийства? Да брось, Барк, даже ты должен понимать, что деваться тебе некуда. Просто опусти пушку и не усложняй себе остаток жизни.

Надоел. Вообще-то, можно просто его слегка приубить, и сержант сам с радостью поведает и о том, как оказался в такой глуши отрезанным от своих, и о планах военных на ближайшие полгода вперед. Правда, неплохо бы сначала подойти к нему чуть поближе. На случай, если реакция у Барка по-прежнему хорошая.

+4

21

Я не эмпат – я только учусь, с все нарастающим раздражением подумал Патрик, чувствуя, что не справляется со всем этих вихрем эмоций, мало того что нешуточных, так еще и негативных в большинстве своем. Яна, черт... истеричка... нет, я все понимаю, но... Меня-то кто поймет?? Этот дурак-вояка, приперся в чужой лес со своей пушкой, он виноват во всем, они его не трогали. Стоп, Патричек, не смотри на него так... себе же хуже сделаешь... и Яне с Престоном. Вояка разозлится, Яночка может с дуру натворить чего, а Престон... тебе повезет только в том, что вас всех в живых не будет, значит, он никогда не узнает, кто масла в огонь подлил...
Вот Престон молодец, в отличие от некоторых... Даже в такой критической ситуации он не потерял присутствие духа. Не впал в панику, не начал источать волны страха. Потому что Престон – мужчина, а не девчонка вроде Яны или пидовка вроде него самого. Патрик перевел взгляд с военного на гордый профиль Престона – и тотчас у него екнуло сердце от одного взгляда на изгиб черной брови. «Ты совсем спятил! Любоваться – кем??? Престоном!! Да еще в такой ситуации! Фальк узнает – засмеет,» - накрашенное лицо блондинчика пошло пятнами от смущения и злости. Срочно, отвести взгляд куда-нибудь в другую сторону... На людей лучше вообще не смотреть... Вон какой листик интересный под ногой. «Дядя Сэмми» рявкнул на Престона, явно выйдя из себя – может и Патрик тут постарался? – но бровастая пакость отвечала с таким достоинством, что по телу Патрика поползли мурашки. «Нет, конечно, он знает, что может вырубить его в любой момент своим электрошоком... но все-таки... какой красавец. Как в кино.»
Жаль что они вряд ли умрут сейчас, а было бы классно – поцеловать эти губы, а потом... потом лучше выстрел, потому что жить после этого нельзя. А собственно, почему? Почему Патрик не может любить Престона? Фраза, не произнесенная даже, поразила своей нелепостью, так что Патрик покраснел еще сильнее, сплюнул раздраженно себе под ноги, и вперил злой взгляд в источающего ярость и страх – да-да, эмпата на обманешь – военного. На него злобы не жалко было, да он и во всем виноват, не так ли.
- Ты нашел свои проблемы, понял? – и ничего страшного, что внутри у вояки поднялась буря эмоций, оттого что нежная блондиночка разговаривает хриплым баритоном. – Нравиться жизнь себе усложнять? Ты мог бы пройти мимо... Теперь поздно – мы тебя не отпустим, даже если бы хотели, потому что нам противно убивать даже такую пакость как ты, - Патрика слегка понесло. – Но ты уже себя проявил...  Выстрелить хочешь? – честно сказать, от наведенного дула становилось как-то неуютно. – Давай, стреляй.  Все равно, тебе уже поздно договариваться с нами по-хорошему.
Сейчас Престон на него взбесится, конечно, за такие вздорные речи. От этой мысли Патрику стало как-то тоскливо, он замолчал, уставясь прямо в глаза сержанта долгим бессмысленным взглядом. Жизнь гадка, люди все равно что дикие хищники. Мир ничего не потеряет, если ты меня пристрелишь.

+3

22

Яне всегда казалось, что паника – это как боль от укола булавкой: появляется мгновенно, но и отпускает почти сразу. Однако время шло, а порядка ни в мыслях, ни в эмоциях не наступало. Только мир не желал подождать, пока Уэйд разберется со своим душевным состоянием, и события неслись вперед гораздо быстрее, чем Яна успевала на них адекватно среагировать.
Престон умилял. Нет, Уэйд подозревала, что он способен признать её частью стаи только под дулом пистолета, но не думала, что когда-нибудь увидит такую сцену воочию. Трогательно, в общем, только как-то не вовремя. Потому что это «с нами» определенно подразумевало «заодно», а людей со станции не учили долго рассуждать в таких случаях.
- Вы мутанты, - отлично, то есть, теперь это и о ней тоже? В смысле, да, она мутант, но… «А-а-а, стоп-стоп-стоп, хватит, я не выдержу ещё одного сеанса самоопределения!» Может, и правда, пусть со всем этим разберется Престон? Хотя ясно же, как он разберется, не далее как пару минут назад мутант уже показал свою гуманность и великодушие во всей красе. Наверняка все это – пустая болтовня в попытке лучше прицелиться, или, например, разузнать, не затаился ли на ближайшей сосне снайпер. Кстати, похоже, дядя Сэм знаком с Престоном не только по криминальным сводкам, неужели и правда военный факультет? Видимо, во время учебы электрогенетик тоже был  порядочным мерзавцем. Яна на секунду задумалась, как бы повела себя, окажись тут профессор Чейз, в прошлом семестре заставивший её семь раз переделывать проект. Ну конечно, отпустила бы с миром, она же нормальная, в отличие от некоторых!
- Яна, отойди от него! – Уэйд заколебалась, и тут на сцене появилось четвертое действующее лицо, о котором девушка в своем занимательнейшем сеансе самопознания успела подзабыть. Выпад Патрика благополучно стер маячащую глубоко в подсознании идею «Изгнанникам можно доверять, Престон знает, что делает», и Яна почувствовала, как вместо крайне утомительной неопределенности пришла четкая и прекрасная в своей однозначности злоба. «Пакость, значит… А мой отец тоже военный, да и рангом повыше – значит, что, тоже «даже убивать противно»? А раз я его дочь, то тоже «пакость». Только мелкая. Спасибо, Патрик, а то я как-то начала забывать свое место». Уэйд поджала губы и демонстративно отступила на несколько шагов от мутантов. Впрочем, к военному тоже не подошла. Дурацкий нейтралитет!
Дядя Сэм непонимающе посмотрел на Патрика, который даже не пытался закосить под беззащитную блондинку. Яна заметила, как по лицу сержанта скользнула брезгливая гримаса понимания. Что делать, дядя Сэмми в некоторых вопросах был невероятно консервативен. Милая семейная атмосфера, что ни говори.
- Заткнитесь, - зло выпалила Яна, порядком вымотанная этими мужскими разговорами. – Они правы, - девушка повернулась к военному. – Их убийство ничего не даст.
- А как насчет морального удовлетворения? - юмор у дяди Сэма всегда был… специфическим. Уэйд досадливо поморщилась и продолжила:
- …Но, несмотря на то, что говорит наша Патриция, можно попробовать договориться.

«О, да мадемуазель идеалистка! – Отвали, я просто не хочу, чтоб они начали палить друг в друга сразу! – Да, пусть лучше сначала побратаются!»
- Престон, его будут искать, - «и труп тоже, ты же должен соображать, после монорельса это просто так не оставят». Их, - девушка кивнула на мутантов, - не будут, тебя прикончат сразу.
- Мы в лесу, Яна, мне все равно не так-то просто будет выбраться отсюда, - бросил сержант, и у Уэйд внутри все похолодело: он только что открыто признал, что здесь один.

+4

23

Патричек до поры до времени стоял тихо и не отсвечивал, и Престон о нем на какое-то время забыл. А потом Грэй открыл рот, и Рик подумал, как же до этого было хорошо. По-видимому, проникнувшись его самоуверенностью, эта эмпатистая блондинка решила выступить сольно, накидав в адрес военного немало громких слов. Это же он сейчас разойдется и как психанет. Дядя Сэм, впрочем, хотя бы подальше стоит, может, до него волна сразу и не дойдет… Только Престон чувствовал, что сам начинает заводиться. Или чем еще объяснить, что ему намного сильнее, чем обычно, хотелось дать Патричку в челюсть, Барка – качественно шарахнуть током, а Яночку… ну, с ней тоже что-нибудь сделать.

– Грэй, утихни.

Переметнувшееся было в сторону блондинки дуло пистолета снова качнулось в его сторону: дядя Сэм, надо сказать, совершенно справедливо, признал своего бывшего курсанта за самую потенциально опасную единицу нелепого лесного трио. Но проявил себя первым не этот вояка – первой проявила себя Яночка, последовав его велению и отступив от них с Патриком на несколько шагов. Диагноз: разжижение мозгов.

Их не будут, тебя прикончат сразу.
– Как и тебя, если вздумаешь высунуться из леса, только сделают это такие же добренькие дяди Сэмми, но вряд ли тебе от этого станет легче. Джульенчик, не дури.

Кто ее знает, может, она уже себе навоображала, как отважно выводит военного из леса, и за это ей прощают ее мутантскую природу и с распростертыми объятьями приветствуют на Миллениуме.

Однако Барк, как теперь стало окончательно ясно, очутился возле их базы один, и это была приятная новость.
– Она, кстати, дорогу отсюда тоже никуда не найдет, – любезно напомнил Престон, имея в виду затеявшую сомнительные переговоры Юленьку. Ему давно хотелось попробовать кое-то новенькое, да все не представлялось случая, а тут вдруг такая удача. Дело в том, что прямой разряд энергии с такого расстояния должен был быть достаточно сильным, чтобы вообще достигнуть цели. Белки от этого сразу дохли. Барк, конечно, не белка, но все же. Но что если попытаться усилить напряжение статического электричества непосредственно в экипировке дяди Сэмми? Очень, между прочим, удачно, что лучше всего ток проводит металл, и, значит, в первую очередь пистолет в руке… Престон почувствовал слабый отклик потоков дремлющей энергии с той стороны. Ощущение было сродни легкому покалыванию в кончиках пальцев, только носило нефизический характер. И это решило дело. – Но все это, в общем-то, неважно.

Дерек ухмыльнулся и щелкнул мысленный выключатель. Разряд оказался не таким сильным, чтобы свалить Барка, однако видимым невооруженным глазом. Рука военного инстинктивно дернулась, а пальцы разжались, выпуская источник напряжения. Сержант хотел наклониться за приземлившимся ему под ноги пистолетом, но Престон предупредил его движение.

– Я бы не советовал, – спокойно предостерег он.
Скрываться больше не было смысла: вокруг пальцев электрогенетика замелькали короткие световые вспышки.
– Медленно сделай четыре шага назад.
На удивление, с этим проблем не возникло: Барк смотрел на сгусток энергии в его ладони, как кобра на дудочку заклинателя змей, и отступил назад, как будто в трансе.
– Хорошо, – похвалил Престон. – А теперь, Патрик, зайди сбоку и подбери пистолет.
Почему именно Патрик? А его, в случае чего, не жалко.

+4

24

Не везет ему сегодня, мрачно подумал Грей, когда понял, что пристреливать его не собираются, по крайней мере пока – а значит, у него есть восхитительная возможность прочувствовать вполне всю силу неудовольствия Престона – и не только Престона, но и Яночки, и дяди Сэмми, если уж его так называть.
Знаю, что ты обо мне думаешь, эмпатом быть не надо... Я уже и не человек, если крашусь, выгляжу как девушка и люблю мужчин – за что я их люблю, черт побери. И еще ты не пакость – и нечего глупой Яночке возмущаться так, будто я ей на любимую мозоль наступил. Так всегда и во всем – сам он никому не желает зла, а получается, что всем успел досадить и глаза намозолить. Карма, что поделаешь... и никакая способность ему не поможет, только ухудшит дело. Вот Престон глядит на него так, будто придушить хочет.
- Яна, что ты несешь, - молчать было выше Патриковых сил. – Кто его труп искать будет? Лес кишит дикими тварями, сожрали и все... можно даже не прятать, дикие за нас спрячут. И – никаких улик. Нас скорее искать будут, - тем более что Фальк, возможно, уже сидит «на проводе».
Бросил красноречивый взгляд на Престона – умоляю, спокойно, это последнее, что ты от меня слышишь -  и умолк с видом обиженного на весь свет манекена, вытащенного каким-то недотепой-вором с дорогой витрины и поставленного посреди дремучего леса. Про способность он уже не думал – зачем себе еще накручивать, и так плохо.
Пушистая светлая бровь блондинчика полезла на лоб – нет, что ни думай про скверный характер, но Престон единственный, кто делает здесь хоть что-то правильно. Тягостный вздох. Кто бы сомневался, что время, которое он провел и еще проведет в строгом воздержании на базе, на пользу ему не пойдет... и рано или поздно он все равно начнет заглядываться на местных мужчин с недвусмысленными желаниями... но лучше бы поздно, чем рано, и не на Престона, бл...дь, анаптикса меня побери!
- А теперь, Патрик, зайди сбоку и подбери пистолет.
Блондинчик вскинул обе брови с брезгливо-недоумевающим выражением – чтоб только не подать виду, как он ...рад сделать хоть что-нибудь для Престона. Медленно, томной походкой, словно по подиуму, а не по лесным кочкам, он прошествовал к брошенному пистолету – так не вовремя вспыхнувшее чувство заглушало страх, и Патрик думать забыл, что это может быть хоть чем-то для него опасно. Сжал бледными тонкими пальцами металлическую рукоять, еще потрескивающую от остатков электричества – закусил губу, но пистолет не выпустил – и повернулся к Престону, взглядом спрашивая, что дальше?

+2

25

– Как и тебя, если вздумаешь высунуться из леса…
- Вот спасибо, что сказал, я же не знала! – огрызнулась Яна. Они что, правда думают, что, надейся Уэйд спастись в городе, она бы торчала в их богом забытом бункере? Ради чего, простите, престоновских бровей, что ли? Идиоты. Клинические идиоты, и всех по себе равняют.
Дядя Сэм кашлянул, видимо, впечатлившись прозвищем для дочери лучшего друга. Яна изобразила на лице страдальческое «И с этими дебилами я живу», и тут Патрик решил добавить очарования в общую картину.
Видимо, «комплекс супермена» - это диагноз всея изгнанников. Бесконечно умилительная уверенность в своей безнаказанности. Ну конечно, все пропажи свалят на диких. А металл – на Сопротивление (кто это такие вообще?). Только вот почему-то военные продолжают крайне навязчиво прочесывать лес, хотя Яна знала от отца: такого раньше никогда не было. Говорят, Роб на днях едва не наткнулся на патруль, пока поверял силки, только сверхскорость спасла. Они не так уж далеко от города, не так сложно вычислить базу, если и правда задаться целью её найти. Да, у них есть Фальк. Да, у каждого второго здесь по убойной способности. Но количество иногда отлично противостоит качеству, а военных на станции много.
Возможно, Патрик надеется, что никто не подозревает о возможности для мутантов выжить и организоваться в лесу. Яна снова вспомнила, как отец собирал её на медосмотр. Может быть, не стоит недооценивать недогадливость военных? Но почему тогда никто ещё не пытался отыскать изгнанников? Руководствовались правилом «Не трогайте нас – мы не тронем вас»? Тогда стоит ли его лишний раз нарушать, фальковцы и так растревожили осиный улей. Ах, если бы можно было спасти дядю Сэма! Он бы нашел способ передать отцу, что она в порядке, а папа семью всегда ставил выше профессионального долга, может, он смог бы хоть немного отвести от нее, а заодно от остальных мутантов, угрозу обнаружения? Но толку объяснять это этим двум идиотам! И дядя Сэм… Ему тоже не до компромиссов, хотя вот его ещё можно понять.
Пока в голове Яны проносился этот монолог, построенный на одних «может» и «вот если бы», время пустых разговоров прошло окончательно.
- Престон! – возглас Уэйд, как показалось ей самой, должен был перебудить всех птерохреней в лесу, но черт, что они от нее хотят, она и так потрясающе адекватно вела себя последние пять минут! Только, секундочку, электрогенетик все-таки не собирался поджарить сержанта на месте, или просто с первого раза не получилось? А если первое, то, простите, почему? Из пистолета пристрелить прикольнее – кровищи больше?
Яна вздрогнула и рванулась было к дяде Сэму, но Барк остановил её:
- Стой, где стоишь.
Может, он и прав, она ничем не может помочь, и вряд ли что-то помешает этим двоим избавиться и от нее тоже. Уэйд всхлипнула и испуганно зажмурилась, ожидая в любой момент тихого хлопка выстрела и звука оседающего тела вслед за ним.

+3

26

Разглагольствования Патричка заставили Престона поморщиться – не потому, что он нес чушь (в общем-то Рик на этот раз готов был согласиться с основными тезисами блондинки), а просто из-за самого факта. Нашелся же подпевала – как будто он сам не в состоянии поставить Юленьку на место. Хотя по чести говоря, в данной ситуации Дерек считал в принципе нецелесообразным уделять девушке столько внимания. Надо же с должным почтением отнестись к желанию старшего сержанта Барка проститься с жизнью. Повторять Грею, чтобы заткнулся, Престон тоже не стал, но скорее потому, что счел это ниже своего достоинства. Впрочем, блондинчика он занял манипуляциями с оружием военного, и это заставило Патричка временно прикусить язык, а требовать от него большего было, по-видимому, бессмысленно. А может, и не совсем. Вопросительный взгляд, во всяком случае, был послан Престону при полном молчании.

– Пушку – мне, – велел Дерек, не спуская глаз с дяди Сэмми. И ведь чуть было не протянул за пистолетом руку, перебрасывая сгусток энергии в другую, но вовремя вспомнил, что многострадального Патричка тогда ждет масштабная электрификация организма, и уточнил: – На землю положи.

Яна заорала. Громко. С лап сосен в стороне посыпался "дождик". Не сам по себе посыпался, ясное дело. Престон дернул уголком рта. Она о чем вообще думает? Барк от своей группы, положим, отбился основательно. Но если военные не услышат – в лесах еще много другой живности. Однако отчитывать Уэйд он не стал. Она и так, похоже, на пределе – значит, толку не будет. Дерек кивком головы указал на нее Патрику.

– Возьми Яну и уведи ее отсюда. У нас с дядей Сэмом будет чисто мужской разговор. – Престон изобразил такую улыбку, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что присутствие блондинистых Патриций при этом так же нежелательно, как и общество истеричных Яночек.

Престон! – хрипло окликнул его Барк. – Если ты хочешь меня убить, просто сделай это. Потому что ничего другого ты от меня не добьешься.

К чести дяди Сэма, лишнего пафоса в его словах не было: он, по-видимому, искренне верил в то, что говорил. Дерек передернул бровями.

– Да не то чтобы я очень этого хотел, – неохотно признал он, почувствовал, что движется не в том направлении и немедленно вернул себя на прежние рельсы. – Но выбора все равно нет.

Скрипучие крики птерохреней над головой Престон до сих пор игнорировал в силу их неактуальности и пониженного приоритета. В результате доигнорировался до того, что снизились сами птерохрени. Их было две, наверняка «семейная» пара; может, еще и с детенышем где-то неподалеку – иначе с чего им так рисковать и нападать на людей?

Птерохрени, наверное, тоже об этом задумались и здраво рассудили, что проще сначала заклевать того из двуногих, что стоял в стороне от остальных – Дерек осознал это за секунду до того, как поймал одну из птичек «на прицел», чтобы шарахнуть ее высоковольтным разрядом… и помедлил. И надо-то было совсем чуть-чуть…

– Назад, к деревьям!

Престон кинул быстрый взгляд на Патрика и Яну. Хорошо что за тушей первой птерохрени Барка почти совсем не было видно. Зато слышно – было. А вторая махина, спикировав за компанию с другой в первый раз, уже разворачивалась над озером для нового захода.

Отредактировано Derek Preston (2012-12-24 13:55:59)

+3

27

Взять и увести? Нет, они им пятилетний ребенок, что ли! Волна возмущения схлынула в тот момент, когда Яна поняла, что под перекрестным взглядом Престона и Барка уже попятилась к деревьям. Отвращение к себе, конечно, не помогает искать хорошее оправдание, зато позволяет отбросить колебания и ускорить шаг. Хотя, возможно, в большей степени на это повлиял все-таки шум крыльев над головой.
Уэйд никогда не видела остеоптериксов вблизи, и сейчас так и не смогла заставить себя присмотреться. Только отметила темное нечто, спикировавшее вниз. Туда, где стоял дядя Сэм.
Конвульсивно дернув головой, Яна поняла, что просто снова зажмуриться недостаточно. Хотелось зажать ещё и уши, но, наверное, этот звук впивался бы в мозг даже сквозь плотно сомкнутые ладони. Уэйд не смогла бы подобрать описание тому, что слышала, хотя, наверное, какой-нибудь психолог со станции свято верил, что свои страхи полезно вербализировать. Только вот подходящих слов в лексиконе Яны не подбиралось. Это непохоже даже на звуковые эффекты лучшего фильма ужасов, потому что ни один киношник не смог бы выдумать и сымитировать подобное. Такого сочетания просто не должно быть в природе, иначе утрачивался смысл существования на прогнившем яблоке этой грязной планетки.
– Назад, к деревьям!
Чем могут спасти деревья от монстров, способных на подобное? Яна предпочитала не задумываться. Как и о том, где сейчас Патрик, и сколько осталось жить Престону. Думать о жизни и смерти сейчас, конечно, актуально, но гораздо важнее – просто попытаться продолжить первую и как-нибудь избежать второй.
Хотя, вообще-то, у деревьев есть один неоспоримый плюс. Когда секундный всплеск адреналина сойдет на нет, и внезапно обнаружится, что бежать уже не получается, очень удобно, нырнув за гигантский ствол, ткнуться лбом в кору и постараться не дрожать. В прошлый раз это её спасло, а вдруг?..

+2

28

– Возьми Яну и уведи ее отсюда. У нас с дядей Сэмом будет чисто мужской разговор.
Патрик развернулся к Яне, протянул руку, стараясь изо всех сил заглушить бурлившее внутри раздражение. Но не успел он сделать и одного шага к девушке, как Престон крикнул "назад" изменившемся голосом - или Патрику он показался изменившемся, слишком чутко блондинчик реагировал на эмоции. Патрик дернулся, повертел головой - и тут, раньше, чем он заметил пикировавшую сверху зубастую и крылатую тушу, на него обрушился шквал ужаса и боли. Слабо, по сравнению с внутренними чувствами, как будто издалека, донесся крик военного. Патрик вскрикнул в унисон - к его чести, почти беззвучно, и тут же, будто в кино, на него ринулось сверху ожившее ископаемое чудовище, разинув утыканный острыми зубами клюв и растопырив когтистые лапы. Рефлексировать было некогда - в Патрике разом словно умерли все мысли и эмоции, свое и чужие.
Не понимая, что он делает, блондинчик вцепился обеими руками в тонкую шею омерзительного птицемонстра, рванул от себя, пытаясь избежать встречи с кровожадным клювом и загребучими лапами. Куда там - удушено закаркав, птерохрень изогнулась, впилась когтями в грудь блондинчику, раздирая куртку и рубашку в клочья, снимая с кожи кровавые полоски. Ах ты падла, - с остервенением подумал Патрик. -  Где же я в этом лесу новую куртку достану?? Мясо заживет еще, туды-сюды. Видно, в критических ситуациях в организме срабатывает какой-то защитный механизм - вместо боли блондинчик чувствовал только злость и дикую обиду. Вот как? Погибнуть в чаще безлюдного леса, сожранным отвратительной птицей? Хоть бы уж его военный застрелил, а то много чести этой гадине. Мощные крылья били его по лицу, пару раз птерохрень поднялась в воздух на пару метров, но руки Патрика намертво сцепились ошейником на ее тонкой шее, не давая пути воздуху, и, хрипя, гадина снова опускалась вниз, пытаясь когтями отбиться от неудачного обеда.
- Престон! - истошно крикнул юноша, чувствуя, что теряет силы. Где этот бровастый, чтоб его? У него и пистолет, и электрические разряды.
Или это не в его интересах, спасать Патричка? А правда что, меньше народу - больше кислороду на базе, и некому будет мозолить глаза придурковатых гомофобов, а пользы от Патричка никакой, как там Ральф говорил?
Патрик рухнул на землю, все так же держась за шею остеоптерикса - ну должна же она хоть когда-то задохнуться? Ногами он, как мог, отпихивал когтистые лапы, явно вознамерившиеся выпустить блонднчику кишки.
- Престон, твою мать!! - вот интересно, что он медлит? Стоит смотрит на увлекательное зрелище?

Отредактировано Patrick Grey (2013-01-12 15:15:18)

+2

29

От новичков на базе всегда много проблем. При этом «новичок» – понятие растяжимое. Некоторые умудряются оставаться ими годами. Впрочем, это, конечно, перебор – годами новичкам в лесах не выжить. Вот месяцами – это можно. При большом везении.

От Грэя проблемы, казалось, будут всегда. Как его вообще только приняли в стаю, для Престона оставалось загадкой, но спорить с решениями Фалька не то чтобы бессмысленно – бесполезно. Ну да, а расхлебывать, как обычно, ему. Хотя за блондинку вообще должен Рыжий отвечать. Так нет же.

Одна из птичек – та, которой дяди Сэмми не досталось – решила компенсировать сию несправедливость, выбрав себе самую нелепую добычу (потому что что в принципе может быть нелепее парня, которому приятнее играть роль девицы, да еще посреди глухих лесов?). Однако практика показала, что убогим  действительно везет. Везение Патричка, причем, можно было приравнять почти что к чуду: ему удалось не только избежать знакомства с остренькими зубками спикировавшей на него птерохрени, но и ухватиться за ее горло. Вот интересно, Грэй всерьез собрался задушить ее голыми руками?

Как бы там ни было, дальнейшие телодвижения изгнанник и голодная птичка совершали уже коллективно. Патричек при этом истошно вопил, призывая на помощь Престона. По заявкам некоторых блондинистых существ Дерек выпустил в воздух электрический разряд, но промахнулся – на счастье Грэя, потому что если бы он попал, шарахнуло бы не только птерохрень, но и ее сопротивляющуюся добычу вместе с ней.

– Отцепись от нее, идиот! – крикнул ему Престон, напрочь игнорируя тот факт, что и летающая хищница вцепилась в Патрика тоже.

А между тем, был ведь еще пистолет. Рик наклонился и поднял оружие с земли. Прицелился. Три выстрела. Возможно, хватило бы и двух, но Престон не пожалел патронов для верности – и чтобы вторая птерохрень успела осознать, сколь прискорбно ее положение, и с душераздирающим воплем кинуться на источник опасности. За что и получила свой высоковольтный электрический разряд.

Стоп, а где Уэйд?
– Яна! – выкрикнул Рик.
Неужели просмотрел? Да где она, анаптикса ее заклюй?

+3

30

Запуганной Яне все-таки хватило мозгов не рвануть совсем уж в чащу, хотя очень хотелось: звуки с берега все ещё доносились вполне отчетливо. Из антропоморфных существ кричал только Патрик. Это значит, что Престона уже нет в живых, или что он хладнокровно скармливает блондина лесным тварям? Но ничто не заставило бы Уэйд выйти из своего укрытия, чтоб сбегать проверить. Если очень надо, она оплачет их хладные трупы потом. На расстоянии.
Раздалось несколько выстрелов, вслед за ними - хищный вопль остеоптерикса, резко захлебнувшийся то ли оттого, что птичка уже впилась клювом в чье-нибудь тело, то ли оттого, что на берегу ещё оставался кто-то, способный дать отпор. И тишина. Яна не торопилась отлипать от дерева. Ну нет, она не хочет смотреть на то, что осталось от мутантов. После встречи с дикими они наверняка не слишком отличаются от людей. Такое же кровавое месиво. Уэйд всхлипнула. Нет, точно, ничто не заставит её туда пойти!
- Яна!
Отзвуков предсмертной агонии в голосе Престона не наблюдалось. Скорее, процентов 99 раздражения и где-то там один, если не меньше – беспокойства. «И вот зачем так орать? Ещё одной атаки лесного зверья мы не выдержим». Уэйд прислушалась к себе. Желания двигаться с места по-прежнему не возникало. «Вот ему надо, пусть сам сюда и идет!» Нет, так нельзя. «Там в любом случае безопаснее, чем здесь одной. Или ты думаешь, что это были две последние птерохрени в лесу?»
Последний аргумент оказался действенным: Яна шагнула из-за громадного ствола и направилась к поблескивающей полоске воды, проглядывавшей из-за деревьев. Три шага же сделать, а как тяжело! И ноги как ватные.
Успевшее довольно высоко подняться солнце на мгновение ослепило девушку, когда та вышла из тени леса. А потом она смогла рассмотреть Престона – живого и невредимого, блондинистую голову Патрика, выбирающегося из-под туши мертвого остеоптерикса, а чуть дальше… Яна быстро отвела взгляд и устало оперлась спиной о ствол. Было бы здорово упасть в обморок, но почему-то не получается. Но и героическую позу делать тоже не хочется.
- Я здесь, - тускло обозначила Уэйд очевидное. «Но как же я хочу убраться отсюда!»

+3


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Редкая птерохрень долетит до границы леса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC