Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Вся правда о Сопротивлении, или Как приготовить настоящего повстанца


Вся правда о Сопротивлении, или Как приготовить настоящего повстанца

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название: Вся правда о Сопротивлении, или Как приготовить настоящего повстанца
Участники: Alexander Dunham, Nicholas Nox
Время действия: весна 2997 года, время к вечеру; после эпизода "First Impression Doesn't Matter"
Место действия: Город, штаб Сопротивления
Описание эпизода: С того момента, как Адлер привел его в штаб Сопротивления, Николас Нокс успел выспаться, ответить на кучу вопросов незнакомых людей, познакомиться с самим Шоу и обзавестись ворохом собственных вопросов и сомнений - а самоотверженно разбираться со всем этим (и с самим Ником в том числе) предстоит Александру Данэму, заботе которого руководство вверило новичка. Жизнь чертовски несправедлива. Осталось лишь разобраться, к кому на этот раз.

+2

2

Мне снилось, что я иду по дороге вместе с родителями и Нэдом. Я первым сворачиваю за угол и вижу движущийся нам навстречу пустой черный балахон. Это выглядит пугающе однозначно, и я заталкиваю всех обратно за угол, но поздно – темная фигура приближается значительно быстрее. Когда она оказывается совсем рядом, в балахоне вдруг появляется светловолосый молодой человек, очень милый и приветливый. Он доверительно сообщает, что идет совсем не к нам, и это меня успокаивает, когда внезапно на месте светлой головы возникает темная – Адлера, – в мою сторону вытягивается рука с пистолетом, и я слышу чей-то голос, который говорит мне, что пора вставать.

Оказывается, это Анжела трясла меня за плечо.
Николас, вставай. Ник! Тебя ждет Шоу.

Я рывком сел и спустил ноги с тахты, на которой дремал, потер лицо; остатки сна крупными ошметками разлетелись в стороны и растворились безвозвратно. Через пару минут Анжела проводила меня «в кабинет», и началось мое официальное приобщение к Сопротивлению.

Шоу мне, в общем, понравился – внушительный, разумный и четкий. Поинтересовался, чем я руководствовался, когда искал их. Расспросил о семье. Посочувствовал, что мне пришлось их оставить, – по-моему, искренне. Задал несколько вопросов о жизни на Станции. Спрашивал еще, что я хотел бы делать. В этом месте я растерялся и ляпнул какую-то ерунду. Он меня подбодрил. Потом вкратце рассказал, что к чему, объяснил, что ничего сложного от меня требовать пока не будут (он так и сказал – «пока»), велел осваиваться на базе и не стесняться задавать вопросы, а если возникнут проблемы, обращаться прямо к нему или к Адлеру. Видимо, потому что его я уже знаю.

Все время нашего разговора в комнате присутствовал еще один мужчина. Шоу представил его как Курта Месснера; тот вполне приветливо поздоровался и больше ничего не говорил вплоть до окончания собеседования – только один раз выразительно кивнул главному. Под конец Шоу пожал мне руку и дал Курту поручение отыскать Данэма – как я понял, этому загадочному субъекту предстояло взять надо мной шефство.

Искать, кстати, долго не пришлось: Месснер довольно скоро подвел меня к серьезному на вид молодому человеку примерно моих лет. Светловолосый. Ожившая аллегория дружелюбной Смерти из моего сна. Пока я отвлекся на имеющие весьма сомнительное отношение к реальности размышления, Курт быстренько передал Данэму поручение Шоу, пожелал нам обоим удачи и был таков – я едва успел попрощаться и снова устремил взгляд на своего Харона, то есть, гм, проводника по миру Сопротивления.

– Николас Нокс, – на всякий случай представился я, потому что прослушал, назвал ли исчезнувший Месснер мое имя. – Но лучше просто Ник.

Кажется, после этого я собирался то ли пошутить, то ли что-то спросить, но на меня вдруг напал классический ступор. Взгляд у Данэма был не из легких – как, впрочем, и у Адлера, и у Шоу, и у Месснера – разве только не у Анжелы. Или, может, это я становлюсь излишне мнительным…

+4

3

Месяц с хвостиком в Сопротивлении - это много или мало? И почему вообще он вдруг стал задаваться подобным вопросом? В той, другой жизни время почти не имело значения. Школа, визиты к матери в больницу, однотипные поучения отца, раз за разом перечитываемые любимые книги, работа… У прежнего Данэма не было ничего, что стоило бы отмечать особо. Он даже день недели порой вспоминал с трудом. Зачем, если все они одинаковы?

Одинаковость не тяготила его. При беззастенчивой любви к сказкам Алекс был реалистом и ценил свое тихое существование. А идеалист в нем твердо верил, что рано или поздно мир приходит в равновесие и обретает новую, правильную природу. Все, что испорчено, искривлено людьми, будет выправлено неким высшим законом, если только люди позволят. Примеряя на себя личины героев, юноша признавал, что мог бы стать оруженосцем, возможно, советником, но никак не блистательным рыцарем. Правда, и остальных членов Сопротивления трудно было назвать рыцарственными. Не хватало… наивности, что ли? Чистоты не опаленной. Их - была выкована, не дарована, и ее кое-где запятнала окалина.

Данэм чуть поджал губы, недовольно нахмурился. Что за странные настроения? Это вечер во всем виноват, он и скука. Ближе к ночи база пустела, сопротивленцы отправлялись на вылазки, куда его пока не брали. Днем его посылали забрать из условленных мест или спрятать в тайниках пакеты и свертки. Обычно он даже не знал, что внутри. Кроме того, если повезет, он мог выловить кого-нибудь относительно свободного и уговорить поработать мишенью. В том смысле, что приглядывающий (скорее, надзирающий) за юношей Адлер велел ему ускоренными темпами развивать сверхспособность, а как ее разовьешь без объекта приложения? Надо сказать, соратники не горели желанием предоставлять в пользование свои мозги. Адлер, например, не соизволил ни разу, постоянно ссылался на срочные дела. Алекс же, чувствуя себя вырванным из привычной среды и потерянным, порой настаивал исключительно из хулиганских соображений, так что вскоре "куратор" начал его избегать. Поэтому явление незнакомого парня в компании Месснера в некотором отношении не стало сюрпризом.

Против Курта Данэм ничего не имел, как и против того, чтобы заниматься новичком. Он спокойно выслушал поручение и пожелания удачи и перевел взгляд на парня. Последний выглядел его ровесником или чуть младше, был темноволос, светлоглаз и, по виду, несколько нервничал. Видимо, его уже заранее запугал Адлер. Во всяком случае, представился он как-то суетливо. Впрочем, Алекс хорошо помнил, что сам в первые дни на базе дергался не меньше.

- Привет, Ник, - он постарался улыбнуться как можно доброжелательнее. - Раз уж тебя определили ко мне в соседи, надеюсь, мы поладим.

Фраза вышла какой-то казенной, но он всегда при встрече с новым человеком чувствовал, что говорит не то и не к месту. Притом все знакомые утверждали, что его первые слова, наоборот, произвели на них самое лучшее впечатление. Оставалось надеяться, что они не придумывали.

- Пойдем, я покажу тебе комнату. Потом найдем чего-нибудь перекусить. С этим бывают сложности, единственное, чего тут много, это книг, а их глотать, я думаю, не стоит.

Про сверхспособность Нокса юноша спрашивать не стал. Захочет - сам скажет. Спешить некуда, мутации, увы, не пропадают сами собой.

+3

4

Данэм с первого слова производил намного более миролюбивое впечатление, чем Адлер, и мысленно я порадовался: хотя бы тут никаких проверок на прочность. Это было очень кстати, потому что мой запас прочности, как мне казалось, исчерпал себя на месяц вперед.

– Я тоже надеюсь, – согласился я и усмехнулся: – что ты не будешь тыкать в меня пистолетом, как Адлер.

Данэм повел меня в «комнату», и я покладисто поплелся за ним. Он мне еду пообещал. И вот когда он заговорил о перекусе, я внезапно понял, насколько хочу есть. Вообще-то, я бы не отказался совсем променять осмотр жилья на завтрак (или ужин? тут не разберешь, сколько времени прошло), но лишние десять минут погоды не сделают. Потерплю.

Книги, здесь?
– Это что, библиотека?

Подземелье, книги, повстанцы – ну прямо рыцарская романтика. Правда, на замок или крепость с виду не очень похоже, гобеленов на стенах нет и доспехи в нишах не стоят. А насчет самих рыцарей я пока разобраться не успел.

Следуя за Данэмом, я старательно крутил головой, осматривая территорию и сразу запоминая дорогу. Не дергать же его каждый раз, когда мне нужно будет выползти из комнаты – а что-то мне подсказывало, что к ориентированию на местности в здешней новой для меня обстановке придется привыкать долго. Я вздохнул:

– Пока больше похоже на лабиринт минотавра.

Впрочем, в сравнении с дорогой до штаба это были детские игры. Адлер вел меня сюда такими тропами, что никакая нить Ариадны не поможет и не спасет. Хотя, может, он нарочно водил меня кругами? Удобно они, все-таки, устроились. И за новичками следить не надо – путь наверх самостоятельно все равно никто не найдет.

Только теперь я сообразил, что упустил нечто немаловажное.

– Значит, жить мы будем вместе? Кхм, извини, все это немного выбило меня из колеи, и я, должно быть, прослушал – как мне тебя звать?

Вопрос, на мой вкус, прозвучал дико, и я невольно смутился. Всегда сложно непринужденно разговаривать с незнакомыми людьми – не угадаешь, как они отреагируют, хочется, чтобы отреагировали как можно лучше, а в итоге непременно ляпнешь какую-нибудь глупость.

В животе предательски заурчало.

+3

5

Поскольку возражений со стороны Нокса не последовало, Алекс отлепился от стены, у которой недавно предавался мрачным размышлениям, и отправился петлять по коридорам. Не то чтобы идти было далеко, просто следовало учитывать архитектурные особенности базы. Сопротивление разместилось с размахом. Длинные переходы и просторные, лишенные своего содержимого залы могли бы служить пристанищем для сотен людей, однако по большей части пустовали. Причины были весьма обыденны. Во-первых, эти помещения не предназначались для проживания, и новые хозяева оказались привязаны к разбросанным там и тут санузлам. Во-вторых, убирать приходилось самостоятельно, что умеряло желание занять какой-нибудь зал единолично. В результате база представляла собой как бы архипелаг заселенных островков, разделенных необжитыми секторами. Последние, к тому же, выглядели похожими друг на друга, как близнецы. К счастью, кое-где на дверях и на стенах сохранились таблички, по которым и ориентировались обитатели.

- Пистолетом? Адлер? - юноша обернулся на ходу.

Ник не производил впечатления опасного человека. И Адлер, при всей его жесткости в некоторых вопросах, не был маньяком. Откровенно говоря, "каменный" Юрген заслуживал уважения за свою несгибаемость и неутомимость. Данэм прекрасно понимал, что разношерстная компания мутантов нуждается не только в духовном лидере и вдохновителе, которым выступал Шоу, но и в организаторе, способном держать все и всех под контролем. Адлер взял на себя незавидную роль, занимаясь одновременно снабжением, безопасностью и планированием, и, похоже, на него нередко сыпались шишки, если что-то срывалось и шло не так. Другое дело, что к людям он мог бы, по мнению Алекса, относиться мягче. И все же, наставлять на Нокса пистолет… Их собственное знакомство обошлось без подобных волнений. Уточнить подробности юноша не успел.

- Это что, библиотека?

- Да, бывшая. Часть книг, видимо, просто бросили или не успели вывезти. А быков тут нет, - он ухмыльнулся через плечо, - ни мифических, ни обыкновенных.

"Хотя было бы неплохо. Столько мяса", - Алекс позволил себе помечтать. С продуктами у сопротивленцев и правда было не очень. Он сглотнул и переключился на вновь заговорившего спутника.

- … как мне тебя звать?

Скулы и кончики ушей тут же стали горячими. Хорош сосед, забыл даже представиться. Он остановился и тихонько выдохнул. Как бы теперь извиниться за грубость? Спасло раздавшееся рядом урчание. Данэм развернулся и приподнял бровь, упершись взглядом Нику в солнечное сплетение.

- Вижу, он тоже возмущен моей невежливостью. Александер Данэм - Алекс, приятно познакомиться.

"Еще поклонись, и он точно решит, что ты над ним издеваешься". Светские манеры из него лезли внезапно и часто не к месту.

- Предлагаю изменить план и отправиться сразу за съестным. Кстати, если у тебя есть вопросы - о том же Адлере, например, - Алекс улыбнулся, - постараюсь ответить.

Отредактировано Alexander Dunham (2013-01-24 17:51:32)

+3

6

- Пистолетом? Адлер?

Данэм даже обернулся, чтобы посмотреть на меня. Похоже, такие «торжественные встречи» у повстанцев все-таки не были в порядке вещей. А я-то подумал, что Адлер всех новоприбывших так приветствует. Выходит, не успел придти – уже отличился? Сомнительное у меня какое-то везение. Но раз уж я сам начал эту тему, не ответить было бы невежливо.

– Да, Анжела мне назначила встречу, а вместо нее появился незнакомец с пистолетом и обвинил меня в связях с организованной преступностью. Пистолет, правда, оказался незаряженным, но Адлер все равно меня здорово напугал, – признался я и улыбнулся. – Я потом подумал, что у вас это стандартная процедура… знакомства.

А штаб Сопротивления действительно располагался в здании бывшей библиотеки. Не могу сказать, чтобы я когда-нибудь мечтал жить в общественном учреждении, но во всем этом было что-то правильное. А еще Данэм очень подходил к библиотеке, а библиотека – к Данэму. Я подумал, что он органично смотрелся бы где-нибудь в читальном зале Университета. Вот и мифы древности знает, и вообще держится очень учтиво. И совсем не похож на тех, кого я видел здесь до сих пор. А звали его, как выяснилось, Александром – мне это имя всегда нравилось.

– Взаимно, – искренне ответил я. То есть искренне и немного смущенно, потому что на новое упоминание о еде желудок откликнулся очередной выразительной руладой, заставив меня виновато взглянуть на Алекса: – Скорее, он возмущается моей безответственности, из-за того что последние несколько дней я веду слишком уж беспорядочный образ жизни. Я даже не представляю – сейчас вечер или утро. Но однозначно не отказался бы ни от ужина, ни от завтрака.

Ага. Надо было сразу так и представляться: «Ник Нокс, продамся за еду первому встречному». Я вспомнил о Патрике и вздохнул. Новые впечатления иногда очень легко вытесняют старые.

– Алекс, – осторожно начал я, – а чем ты занимался до того, как оказался в Сопротивлении? И что делаешь здесь? Ты… – Ник, неприлично при первой же встрече спрашивать у человека, не мутант ли он, – у тебя тоже есть особая способность?

Хотя, возможно, вообще все, что я сказал – верх неучтивости… Нехорошо как-то. Но мне и правда было интересно – как-никак, сосед. Да еще и такой необычный. А в том, что Александр Данэм среди повстанцев представляет собой исключение из правил, я уже был уверен. Разобраться бы еще, в чем именно состоят эти правила…

– Надеюсь, я не затрагиваю никаких запрещенных тем? Если что, ты так и скажи, я не буду приставать, – поспешил уверить я.

+2

7

Даже краткое описание того, как Нокс попал в Сопротивление, оказалось весьма занимательным. "Вот уж точно, прямое попадание… попаданство, скорее". У Адлера то ли в указанный день было особенно дурное настроение, то ли он подозрительно относился ко всем, кому назначала свидание Анжела.

- Насчет стандартной процедуры не могу сказать, - Данэм на ходу развел руками. - У меня были совсем другие обстоятельства…

Ну да, есть разница, приходишь ты к повстанцам или они к тебе. Он тогда замерзал в своем подвале, запас продуктов таял, а работа все не подворачивалась. Впадать в отчаяние и панику он как-то не умел. Бродил по улицам, нахохлившись, пока не встретил мужчину с объемистым свертком в руках. Отчего-то голодному Алексу подумалось, что там непременно должны быть продукты. Суровый вид незнакомца его не пугал, отбирать пакет силой он не собирался. Тот просто захотел бы поделиться с парнем, сам. Но нетренированная сверхспособность дала сбой. Повезло. Иначе сидеть бы ему до сих пор в подвале и за неимением прочих занятий думать - он чуть покраснел - о смысле жизни.

Отвлекшись на воспоминания, юноша пропустил момент, когда Нокс опять начал говорить.

- … Я даже не представляю - сейчас вечер или утро. Но однозначно не отказался бы ни от ужина, ни от завтрака.

- Вечер, кажется, - рассеянно отозвался Данэм и спиной уловил недоумение спутника. У него вырвался смешок. - Нет, точно вечер. Все, мы пришли.

Он провел Ника в комнатку, которую сопротивленцы использовали одновременно как кухню и кладовку. Обстановка, правда, была бедновата, но, по крайней мере, алчущие всегда могли утолить первый голод. Алекс выставил на стол пару пайков, предложил новичку садиться и сел сам.

- Да нет, ничего страшного. Мы все тут в одной лодке. Даже те, у кого нет никакой способности. Но у меня есть, - он сосредоточенно прожевал первую порцию и уточнил, глядя на отправленную за добавкой ложку: - Контроль над сознанием. Хотя я про себя называю ее совмещением. Это значит, что я могу как бы соскользнуть в сознание другого человека и заставить его что-то сделать или почувствовать. - Юноша сделал паузу и поднял взгляд. - На своих я без разрешения ее не применяю, конечно. А ты? Я имею в виду, у тебя же есть дар? Или ты… по идейным соображениям?

+2

8

- Вечер, кажется.

Градус уверенности в голосе Алекса произвел на меня впечатление – но он усмехнулся, и я понял, что это, по-видимому, была шутка. Привыкай, Ник. У меня действительно сложилось мнение, что в Сопротивлении все с чувством юмора. И у каждого оно свое, специфическое. Кто знает, может, через год сам таким стану…

– Кухня?

Надо избавляться от этой дурацкой манеры уточнять очевидное. Не знаю, что меня так удивило. Они же тут живут – конечно, у них должна быть кухня. И выглядела она, кстати, намного приличнее, чем я мог ожидать. По габаритам, правда, сразу становилось ясно, что коллективных посиделок за столом тут не предусмотрено, но я к этому и не стремился.

– Спасибо. А еду вы откуда берете? – спросил я, с интересом разглядывая выданный мне индивидуальный паек. Разглядывал, правда, недолго – уж очень есть хотелось. Может, потому и еда казалась мне такой невыносимо вкусной… Первые несколько ложек, во всяком случае.

Услышав про сверхспособность Данэма, я воззрился на него и проглотил все, что успел взять в рот, забыв как следует прожевать.

– Ничего себе. А ты можешь, например, сделать так, чтобы я почувствовал, будто это – я взглядом указал на еду – мясная отбивная?

Потрясающая непосредственность, Николас. Кажется, любопытство делало меня еще более невежливым, чем голод: сам я на вопрос Алекса ответить еще не успел, а уже лезу к нему с новыми…

– Не знаю, дар ли это. Я совсем недавно обнаружил, что могу… э-э-э… создавать песок. Хотя я даже не уверен, создаю ли я его, или он берется откуда-то извне.

Я виновато пожал плечами и опустил взгляд в тарелку. На фоне «контроля над сознанием» говорить о своем, гм, «даре» было очень неловко. И еще было неловко оттого, что если бы не эта внезапно открывшаяся способность, я бы сюда не пришел.

+2

9

Сперва Нокс набросился на еду с энтузиазмом. Потом информация от вкусовых рецепторов дошла до мозга - Алекс как будто воочию увидел пробежавшие по нервам импульсы - после чего энтузиазм сменился глубокой задумчивостью. Разумеется, юноша отдавал себе отчет, что задумчивость эта вызвана, скорее всего, абсолютно иными причинами. Но было забавно иногда в мыслях играть с мотивами окружающих, подменяя их несерьезными или откровенно нелепыми. Запутаться он не боялся. Как можно запутаться в собственной игре? Вот когда ты пытаешься есть, а тебя бомбардируют вопросами - тогда вполне.

- А еду вы откуда берете?

- Где получится. Часть покупаем, часть… достаем, - Данэм ухмыльнулся. Никто не посвящал его в тонкости внутренней жизни повстанцев, он просто наблюдал и делал выводы. За покупками в торговый центр не ходят по ночам, снаряженные фонариками и мешками, одетые в темное.

Любопытство из Ника так и брызгало. Не то чтобы он не умел вести себя за столом, хотя требовать от повстанцев изысканных манер точно никто не стал бы. Чувствовалось, что он уже прочно считает себя частью Сопротивления и, наподобие взятого в дом молодого кота, активно осваивает новую территорию. Алекс незаметно оглядел новичка. Сходство определенно было. Он как-то принес домой потерявшегося котенка: темно-полосатый звереныш сидел на тротуаре, вертел мордочкой из стороны в сторону и самозабвенно мяукал. Оставить котенка мальчику не разрешили, но он хорошо запомнил круглые, жадные до впечатлений серо-голубые глаза и жизнерадостно задранный хвост. А теперь ему привели Нокса. Юноша дожевал и решил, что он, в общем-то, не против. Возьмет без родословной - иначе говоря, о прошлом спрашивать не станет.

- Не знаю, дар ли это…

- Мне кажется, ты недооцениваешь свой талант, - спокойно возразил Данэм, смял пустую емкость от пайка и встал из-за стола, чтобы выбросить мусор. - Из песка можно выстроить стену. Можно бросить патрульному в глаза, завалить песком оружие. Может быть, если сумеешь достаточно уплотнить его, даже проложить дорожку через трещину. Тебе повезло. А что касается отбивной, - он снова повернулся к Нику лицом и пожал плечами, - как-то случая не представилось.

Алекс догадывался, что вопросы у Нокса еще не иссякли, поэтому добавил извиняющимся тоном:

- Если ты закончил, нам еще нужно притащить кровать для тебя. Я до сих пор в двух не нуждался, как понимаешь. Идем?

Он как-то прочитал: без прошлого нет будущего. И, в тот же день: нет прошлого и будущего, лишь настоящее. А в нем - хотелось спать.

+3

10

Странно было бы думать, что подпольная организация использует исключительно легальные средства для удовлетворения своих потребностей. Но взять хотя бы еду – она нужна постоянно. Значит, и «добывать» ее приходится регулярно, а потом еще тащить сюда, глубоко под землю. Непростой выходит процесс. Про мебель, одежду и все остальное я даже спрашивать не стал – и так все понятно, ответ будет тот же. Раздумывая об этом, я продолжал старательно уничтожать казенные запасы продовольствия и почувствовал укол сожаления, когда выданная мне порция подошла к концу. Данэм в это время рассказывал восхитительные, потрясающие, впечатляющие, сногсшибательные и умопомрачительные небылицы. Стена из песка. Песок как оружие. Песок как средство против оружия. Песок как строительный материал. Его послушать, так мне и мост через пропасть перекинуть не составит труда. Я скептически покачал головой.

– Думаешь, я когда-нибудь сумею что-то подобное? Пока что он просто появляется и беспорядочно сыплется в самый неподходящий момент. – А здорово бы было… Погодите-ка. – Алекс? Ты хочешь сказать, что эти… способности можно развивать? – осенило меня – и я тут же сконфузился снова. Ну конечно, их можно развивать, точно так же, как любые другие, – почему нет? Опять я задаю нелепые вопросы. Я виновато улыбнулся. – Извини, до этого дня я не видел других мутантов. Для меня все это до сих пор внове.

Проследив за движениями Данэма, я поднялся и по его примеру избавился от опустевшей упаковки. Интересно, а мусор они куда выносят?

– У вас тут что, еще и склад с кроватями есть? – фыркнул я и кивнул, что готов идти. – Спасибо, ты меня спас от голодной смерти.

Поев, я почувствовал себя намного веселее. Спать не хотелось совершенно – хотелось исследовать обстановку, чтобы поскорее научиться самостоятельно здесь ориентироваться. Но Алекс сказал, что сейчас вечер, а он-то не отсыпался весь день, как я. Придется временно придержать поток вопросов и дать ему отдохнуть, пока он меня не возненавидел. Ладно. Как только дойдем до комнаты, перестану его мучить. Буду мучиться сам…

– Алекс, скажи, а как у вас тут с субординацией? Есть какой-нибудь «старший по базе», которого все должны слушаться? – Кого я еще об этом спрошу? – Ну, чтобы знать, от кого и за что можно получить по шапке.

Я улыбнулся, на этот раз смелее. Если все это ерунда, будем считать за шутку. Лучше я позадаю Данэму глупые вопросы на первых порах, чем попаду в еще более глупое положение по незнанию.

+2

11

Впрочем, было ясно, что выспаться сегодня не удастся. Как ни странно, он не возражал. Рассказывать о своих наблюдениях оказалось приятно. К тому же, во всем, что касалось Сопротивления, для Нокса он был экспертом, и это льстило. Он сам удивлялся, как много успел узнать о повседневной жизни базы. До сих пор Алекс чувствовал себя чужим здесь, но получается, вполне обжился. Хотя Ник имел все шансы освоиться гораздо быстрее, с таким-то количеством задаваемых вопросов.

- Думаешь, я когда-нибудь сумею что-то подобное?

- А почему нет? По-моему, создать или призвать песок труднее, чем заставить его принять какую-то форму, - перед глазами внезапно предстала картинка: песочница и дети, "выпекающие" в ней пирожки из песка. - Я имею в виду, не руками. Как я это вижу, наши способности мало чем отличаются от… умения плавать, например.

- Ты хочешь сказать, что эти… способности можно развивать?

У Данэма левая бровь непроизвольно уползла на лоб.

- Хочу. Ты разве не ощутил хотя бы небольшого улучшения с первого раза? Надо только не бояться.

Юноша помолчал. Неужели Ник действительно боится своего таланта, потому и не развивает его? Он честно не видел, что страшного может быть в даре управлять песком. Вот всякие ментальные способности - это, конечно, палка о двух концах. А песок можно в любой момент просто отпустить. Вообще Алекс пришел к выводу, что страх вреден в овладении любым даром. Когда человек боится, он перестает понимать происходящее и правильно реагировать на него. Но если Ноксу повезло попасть в Сопротивление, едва открыв свой талант, тогда его неопытность понятна.

Бок о бок они вышли из "кухни".

- Склада нет, просто - да не за что, мне сосед нужен живой - просто те кровати, что удалось достать, раскидали по комнатам как попало. Где одна, где две-три. Собственно, меня тогда тут еще не было, так что я не уверен, в чем причина. Возьмем одну из незанятых и перетащим, если ты не против. Переезжать в другую комнату не очень хочется.

На какое-то время Ник притих, а потом спросил совсем о другом. Данэм как раз открывал дверь в одну из пустующих комнат поблизости от своей, и его рука от неожиданности дрогнула, толкнув створку чуть сильнее, чем следовало. Пришлось придержать отскочившую от стены дверь.

- "По шапке" можно получить в основном от Адлера, - юноша смерил спутника оценивающим взглядом. - Причем в твоем случае, видимо, пистолетом по шапке. Или от главы. Но он редко на базе. А в остальном подчиняешься тому, кого назначили старшим, - он пожал плечами, повернулся спиной к выбранной кровати и присел, чтобы ухватить ее удобнее. - Или сам вызываешься покомандовать. Давай, берись с той стороны. Я пойду впереди.

+3

12

Алекс наверняка об этом даже не догадывался, но только когда он начал рассуждать о моей способности, я впервые задумался, а откуда в самом деле берется «мой» песок. То есть, я как-то априори решил, что он собирается изо всех щелей, какие есть поблизости, но что если я правда его, гм, создаю? Вот это было бы здо… и ничего здорового! Мутация – это вообще очень нездорово, иначе таких, как я, не спешили бы выбрасывать за Стену.

Проверить догадку мне все равно захотелось как можно скорее. Предпочтительно – немедленно. Я на ходу развернул кисть левой руки ладонью вверх и уставился на нее. Почему именно левой? Понятия не имею. Наверное, привычка – я же в ней скрипку держу. Попытался представить, как крохотные песчинки невидимыми струйками сползаются к моей ладони со всех сторон…

Коллапс сознания. Ну, сами посудите – откуда тут песок? Мы, конечно, под землей, но все-таки в здании, причем в жилом и не покрытом пылью веков – кто-то здесь явно следит за поддержанием чистоты (тут я некстати представил толпы повстанцев, драящих полы и стены на субботнике). Я мотнул головой, отсекая посторонние мысли, и попробовал еще раз, только теперь представил, как те же самые крохотные песчинки одна за другой появляются прямо из воздуха, стремительно разрастаясь в числе. Что-то изменилось. Совершенно точно: я что-то почувствовал. Справедливости ради, стоит заметить, что сложно не почувствовать, как тебе на ладонь плюхается горсточка сухого песка и просачивается сквозь пальцы куда-то на пол. Упс… Я оглянулся – вроде, никого – и поспешил за Данэмом. Чтобы нагнать его, мне пришлось ускорить шаг и просеменить несколько метров по коридору, поэтому что там с кроватями, я благополучно прослушал, и снова сфокусировался на диалоге исключительно вовремя, чтобы подтвердить:
– Я не против. Рули.

«Прирулили» мы в какую-то комнату, на вид нежилую, но кроватей там было целых две. Я примерился к одной из них.
- "По шапке" можно получить в основном от Адлера.
– А… – Хорошо, что поднять не успели. – Н-да. Готов? – Я ухватился получше и посмотрел на Алекса. – Тогда берем.

Не такая уж она оказалась и тяжелая, эта кровать, но в одиночку справиться с поставленной задачей было бы во много раз труднее. Зато вдвоем – красота. Можно даже поболтать на ходу.

– Выходит, в отсутствие Шоу за главного тут Адлер? Боюсь, впечатление я на него произвел не самое лучшее, – я счел должным пояснить причину своего замешательства. Раз уж Алекс теперь мой сосед по комнате, замыкаться от него непродуктивно и бессмысленно. – Надеюсь, у него достаточно много важных дел, чтобы временно забыть о моем существовании… Часто к вам вообще попадают новички? Хм. Алекс? – Со мной вдруг случилось озарение. – А ты сам давно уже здесь?

+3

13

После короткой паузы Ник поднял кровать со своей стороны. Данэм, конечно, заметил, что по дороге его спутник немного отстал, но к пустующей комнате они подошли уже вместе. А задержка, похоже, была вызвана глубокой задумчивостью новичка. Так и хотелось торжественно поименовать его нахмуренный лоб челом, хотя этого самого чела Алекс не видел, потому что шел впереди. Только мазнул взглядом, когда обернулся. Впрочем, он догадывался, что занимает Нокса.

В детстве он представлял мутантов страшными чудовищами, бессловесными тварями. Чудовища прятались под кроватью, поджидали в темных углах. Страх перед ними прошел вместе с боязнью темноты. Когда и как - он не заметил или не запомнил. Подростковая фантазия наделила этих существ новыми качествами: способностью притворяться обычными людьми, оставаясь внутренне абсолютно чуждыми человечеству, бессмысленной злобой и жестокостью. От всей доступной информация о мутантах настолько несло ненавистью, что юноша вскоре начал ощущать дурноту при одном их упоминании. В то время восприятие было острым, мышление гибким, а границы реальности значили меньше, чем возможность выстроить цельную картину мира. И его мир мог быть правильным лишь в том случае, если для ненависти имелись веские основания. Так Данэму казалось, пока он не осознал, что это чувство оправданным и справедливым просто не бывает. К счастью, осознание не запоздало, иначе хорош бы он был, новоиспеченный мутант, со своей истовой верой в правоту "нормальных" людей. Уберегла привычка доверять сердцу. И нового соседа он постарается уберечь.

Весила кровать немного, но, стоило ступить вразнобой, как она норовила вырваться из рук. А Ник за шагом, видно, не следил, думал о другом.

- Выходит, в отсутствие Шоу за главного тут Адлер? Боюсь, впечатление я на него произвел не самое лучшее.

Алекс подгадал момент равновесия и пожал плечами.

- Не самое лучшее - это не худшее. По мне, пусть будет не лучшее при первой встрече. Разумный человек не посчитает его окончательным, присмотрится внимательнее и, возможно, будет приятно удивлен. Тому, кто был идеален с начала, больше нечего предложить, нечем заинтересовать.

Данэм рассуждал бы еще, но решил придержать распустившийся язык. Было в новичке что-то, вызывающее на откровенность. "С таким, пожалуй, сделаешься болтуном", - хмыкнул он про себя.

- А ты сам давно уже здесь?

- Не очень.

"Смотря как считать".

- Месяц… или полтора. Тут со временем бывает чехарда, - Алекс посмотрел через плечо и смущенно улыбнулся. Он и правда запутался в датах. Кому нужен календарь, когда даты отмечают от задания до задания, а спокойные дни сливаются в одно пятно?

Забыв предупредить спутника, он остановился перед своей комнатой и получил кроватью под зад. Вот тебе и благодарность за обстоятельные пояснения.

- Пришли, - юноша аккуратно толкнул дверь ногой. - Добро пожаловать, сосед.

+3

14

В ответ на мои опасения Данэм внезапно выдал целую философскую концепцию и тем самым заставил меня по-новому на него посмотреть. Впрочем, я и так пялился на него и на все вокруг, как баран на новые ворота… Эта мысль вызвала у меня тяжкий вздох, и я упустил момент, когда Алекс остановился. Отлично, еще и пнул новоявленного соседа и товарища кроватью.

Данэм плавно распахнул дверь ногой. Еще пару минут мы потратили на то, чтобы протащить кровать через дверной проем и найти для нее подходящее место у свободной стены. Свою новую – вернее, конечно, нашу – комнату я разглядывал между делом в процессе. Минимализм обстановки меня не смутил, порядок я отметил как нечто само собой разумеющееся: почему-то я был уверен, что бардака в жилище Алекса быть не может. Дело даже не в том, что он тут меньше двух месяцев – просто я не мог представить Данэма среди разбросанной по всей комнате одежды, скомканных одеял и оберток от конфет, например.
Когда мы закончили, я сел на кровать.

– Спасибо, Алекс. Ты меня успокоил. – Я имел в виду больше, чем сказал, и мне захотелось развить мысль. – Не только на счет Адлера. С тех пор, как я обнаружил у себя мутацию, мне было здорово не по себе, а тут еще Сопротивление, все новое, вокруг столько незнакомых людей. А тебя я как будто всю жизнь знаю.
Я улыбнулся.
– Ладно, не бери в голову. Я тебя, должно быть, уже утомил своей болтовней.

Еще через несколько минут мы пожелали друг другу спокойной ночи, но уснуть мне не удавалось – отоспался за день. Промаявшись какое-то время, я поднялся с кровати и тихо вышел, притворив за собой дверь.

Я решил начать с простого и повторить уже знакомый маршрут. Серия поворотов, коридор и короткая лесенка проявили великодушие и состыковались между собой в правильном порядке. Так я оказался на кухне. Еще из-за угла до меня донесся взрыв смеха. Естественно: такое важное место в штабе не может пустовать. Может, мне туда и не нужно? Но собственно – а почему бы нет? Уйти я, в крайнем случае, всегда успею. И я вошел.

Картина, открывшаяся моему взгляду, как только я переступил через порог, была, мягко говоря, своеобразной. На свободном пространстве сбоку от обеденного стола возвышалась фигура из двух человек. Верхнюю часть этого двуглавого чудовища являл собой Месснер, улыбающийся и разыгрывающий пантомиму «ковбой на коне раскручивает лассо». В роли коня выступал незнакомый мне тип, рослый и небритый. Конь из него получался, что надо: периодически издавал радостное ржание, вставал на дыбы и норовил лягнуть копытом поджавшего под себя ноги мальчишку всякий раз, когда тот тянулся к печенью в вазочке из толстого рыжего стекла.

Бёрк, достал! – наконец не выдержал паренек и дружески пнул «коня» в ответ – а верхняя печенька из вазочки совершенно самостоятельно поднялась в воздух, описала плавную дугу и переместилась мальчишке прямо в рот. Сидевшая на табурете спиной к столу темноволосая девушка тихо рассмеялась и повернула голову. Это была Анжела.

Ник! Иди к нам! – Прежде, чем я успел улизнуть из этого Содома, она призывно махнула мне рукой.
Ну все, меня заметили.
– Привет! – громко сказал я и поводил в воздухе раскрытой ладонью.
Конь по имени Бёрк воспользовался моим появлением, чтобы стряхнуть с себя седока, но Курт весьма ловко соскочил на пол. Верный буцефал для порядка взбрыкнул в последний раз и обратился ко мне:
Здорово, новичок!
Я подумал, что пора бы все-таки перестать мысленно величать его конем, – вот будет неловко, если у него окажется какая-нибудь способность вроде чтения мыслей.
Ведь знает, что я почувствую ложь, а все равно хотя бы раз за раунд попытается наплести с три короба, – доверительно сообщил мне Месснер.
«Правда или действие», – коротко объяснил парень с печенькой, поймав мой непонимающий взгляд. – Они регулярно этим развлекаются.
– Скачками вокруг стола? – я усмехнулся. Мальчишка хмыкнул и задумчиво хрустнул печеньем.
Мы тут как раз чай пьем. Будешь? – Я не успел уследить, как Анжела очутилась возле меня, а в следующую секунду уже у буфета и с чашкой в руках. В чашку она бросила пакетик с заваркой и залила кипятком из обычного эмалированного чайника. – Осторожно, горячий.
Я благодарно кивнул и поставил чашку на стол. И очень правильно сделал, как оказалось, потому что кто-то тотчас уронил свою тяжелую лапищу мне на плечо, так внезапно, что я вздрогнул. Конь, ну разумеется.
Энжи нам все уши прожужжала рассказами о тебе. – Бёрк заговорщицки наклонился к моему уху. – Она влюбилась, точно тебе говорю, у меня на такие вещи глаз!
Анжела без особых эмоций стукнула его по руке пониже плеча.
Знакомься, Ник – это Кенни. Это Курт. Это Джимми. Контроль работы техники, детектирование лжи, телекинез.

Пока я радовался, что еще не успел превратиться в Никки, Кенни схватил мою руку и воодушевленно потряс; Джимми ограничился коротким пожатием. Вблизи выяснилось, что за подростка я его принял ошибочно: из-за мелких черт лица и щуплого телосложения он выглядел младше своих лет, но мы вполне могли оказаться ровесниками.

Из вазочки поднялась очередная печенька и по воздуху поплыла ко мне.
А ты что умеешь?
Я с трудом оторвал взгляд от парящей перед глазами печеньки и посмотрел на Джимми.
– На скрипке играть.
О чем он спрашивал меня на самом деле я понял, только когда заметил, что все молча смотрят на меня, кто с приподнятой бровью, кто с… умилением?!
А Ник управляет песком! – пришла мне на помощь Анжела. – Правда, Ник?
Я кивнул и отвел взгляд, чувствуя, как щеки заливает краска. Развернуться моему приступу застенчивости они не позволили.
Дивно! – Бёрк опять от души хлопнул меня по плечу. – Никки, ты играешь с нами! Нам не хватало четвертого – малыш Джимбо постоянно увиливает, с ним неинтересно.
– Я не…
Возражения не принимаются!
Анжела улыбнулась, а Курт сочувственно развел руками.

С расспросами ко мне в эту ночь не лез ни один из них – и я был им за это благодарен.

+3


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Вся правда о Сопротивлении, или Как приготовить настоящего повстанца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC