Ростбиф был прекрасен. Дожевав, я запил его остатками пива, поставил бутылку на землю рядом с собой и откинулся на недостроенную часть бетонной конструкции. Даже не заметил, что она твердая и холодная. Застегнул молнию до предела, поднял повыше воротник куртки – красота. Сейчас бы вздремнуть…

Ненавижу везение.

Знакомьтесь: Юрген Адлер. Скажет, как отрежет. А потом еще будешь долго думать, что он имел в виду и как такое может быть.

А… Ой. Вот оно что. Усталость, эмоциональный спад, сытная еда и пиво делали свое дело – мне стоило огромного труда перебороть зевок.

– Зато оно тебя любит.

Кто ему и сообщит еще, если не я. А сам ведь не догадается. И кто бы только мог представить, что у Адлера такое на уме? Я лично не мог. Может быть, потому что никогда и не пытался, а просто всегда принимал его как данность, а что он там о себе думает, мне особо в голову не приходило рассуждать. В конце концов, это же Адлер – весь штаб Сопротивления знает, какой он деятельный, суровый, надежный и незаменимый. Действительно, ну как такой человек может быть повстанцем? Как-как…

– Скрепя сердце и скрипя зубами. Но радуясь, когда для этого есть повод. Как сегодня.

Я улыбнулся, и подозреваю, что очень жуликовато. Все равно. Надо программировать Адлера на что-нибудь хорошее, а то систематическое общение с Харреллом плохо на него влияет. Такая вот у меня ответственная миссия.