Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Интермедия для ансамбля с пистолетами


Интермедия для ансамбля с пистолетами

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

Место: Город, недалеко от полицейского управления
Время: 15 апреля 2998, вечер, плавно переходящий в ночь. Продолжение эпизода Старые друзья – новые враги
Участники: Derek Preston, Jill Meadow, Rainer Falk, Holly Willow, Cuthbert Price и Тень Криса Лэйна НПСом
Содержание:
Миссия по проведению диверсии в компьютерной сети полиции успешно завершена, самое время уносить ноги. Только у вожака изгнанников, оказывается, еще были далеко идущие планы на попавшихся к нему в лапы сопротивленцев (вот нехороший человек!), поэтому крепкий и здоровый сон для всех временно откладывается, а вместо него в межкорпоративном графике (внезапно!) всплывает сеанс связи с Адлером и ко. Ну а доктору и Холли в это время никто (кроме Престона, потому что куда же без Престона?) не помешает жизнерадостно промывать друг другу мозги.

Расшифровка: начальство сообщило, что легендарная встреча пернатых товарищей состоится уже в другом эпизоде, куда оно намеревается гордо удалиться вместе с Джилл, а этот останется на растерзание мне, доку и Уиллоу.
Geronimo!

+1

2

«Престон, сворачивайся и греби к центральному полицейскому управлению. Нашлась рыбка покрупнее, удочек не хватает».

В ответ на это телепатическое известие с доставкой прямиком в голову (как контрольный выстрел) Престон смачно чертыхнулся. Ему стоило такого труда проникнуть на склад в подвале супермаркета и перерыть горы упаковок всех видов и размеров в поисках вещичек, которые имело смысл прихватить с собой – и чего ради? Чтобы теперь, когда он достиг цели, Фальк сдернул его с места без объяснения причин. Да что такого особенного может быть в полицейском управлении? Наверняка опять какая-нибудь лажа.

– Уже бегу, – фыркнул Рик, запустил руку в ближайшую коробку, извлек из нее пачку леденцов, выразительно на них посмотрел и размашисто шваркнул обратно.

Незаметно выбраться из хранилища супермаркета до закрытия оказалось сложнее, чем в него проникнуть. Несколько раз пришлось пережидать некстати подбегавших за товаром продавцов и ныкаться в подсобках. Промедления были настолько утомительными и обескураживающими, что к тому моменту, как перед ним внезапно выросла фигура охранника, Дереку порядком поднадоела вся эта чехарда, поэтому сотрудник ЧОПа был незамысловато уложен отдохнуть прямо на месте при помощи небольшого заряда электричества.

Когда Престон подобрался к зданию полицейского управления, над городом сгустились тучи. Причем как-то подозрительно быстро и неожиданно. Отметив для себя этот факт, Рик послал его куда подальше, как и полагается делать со всем, что невозможно изменить. Найдя в толпе затылок Лэйна, Престон подрулил к нему и получил уйму ценных сведений, как-то: пока он там «шатался неизвестно где», Фальк и команда здесь задержали двоих сопротивленцев, и теперь Холли с каким-то доктором отправилась производить диверсию в полиции, а вожак остался на крыше с синеглазой девчонкой не от мира сего. Крису маячить у входа в участок было, разумеется, нельзя: после недавней перестрелки его физиономия красовалась на всех досках «Их разыскивает полиция». Поэтому Престон, снисходительно похлопав его по спине, небрежной походкой направился ко входу сам – естественно, никому не докладываясь и ни у кого не спросясь. Нет, план у него как раз был, и это был лучший план на свете: импровизация.

Однако ничего натворить он так и не успел по двум причинам. Во-первых, началось светопреставленье. Нежданно-негаданно город подвергся бомбардировке. Град. И не просто какой-нибудь град, а крепкие, здоровенные градины. Такой и череп проломить недолго, при соответствующей скорости ветра. Убеждаться в этом на практике не хотелось, поэтому Престону пришлось вскочить прямо на ступеньки управления, под нависающий козырек. Тут-то и обнаружилась вторая причина: бледная, как смерть, Холли под ручку с каким-то хмурым типом – очевидно, это и был тот самой доктор Прайс. Чудненько.

Моментально очутившись по другую сторону от изгнанницы, Дерек подхватил ее под вторую руку.
– Выглядишь, как вампир или наркоша во время ломки, – «ободряюще» сообщил он и покосился на повстанца. – Салют, док. Что за мрачный вид? Погодка дивная!
Прежде, чем Престон успел договорить, ему пришлось отступить на шаг назад: одна из градин шлепнулась точно на то место, где только что была его нога. Кажется, ветер поменялся.
– Тьфу, пропасть! Уиллоу, бежать сможешь?

+3

3

Доктор, похоже, перенервничал не меньше Холли, - никак иначе объяснить нервный смешок девушка не могла. Что ж, надо отдать ему должное, свою функцию по отвлечению он выполнил на высший балл. И тут же все испортил, решив пропустить Холли вперед, - прямо под дождь и град.

- Доктор, - не удержалась девушка, на секунду замерев в дверях, хотя раньше такие ядовитые комментарии доставались разве что Бауэр. - Вы меня разочаровываете. Хрупкую девушку выпихивать первой навстречу непогоде... Скажите, а все повстанцы такие?.. Если так, то не повезло Джилл...

На улицу, под козырок у входа, Холли все-таки вышла первой, и тут же оказалось кем-то подхвачена под свободную руку. Она уже открыла было рот для возмущения, но, узнав Престона, передумала. Больше, чем него она была бы рада видеть сейчас только Фалька или Криса, так что...

– Выглядишь, как вампир или наркоша во время ломки.

- По части изысканных комплиментов девушкам тебе, Дерек, просто нет равных, - отозвалась девушка и усмехнулась.

- Просто Донна Флор и два ее мужа. - Холли аккуратно высвободила правую руку из тисков доктора. Не настолько ей плохо, чтобы поддерживать с двух сторон. И висеть на докторе, когда ей и в самом деле требовалась опора, Холли инстинктивно не хотелось. Не доверяла она ему, хоть и успела убедиться, что ради безопасности Джилл, тот будет к Холли внимателен. Да и пистолет вытащить, если что, удобнее, когда правая рука свободна.

– Тьфу, пропасть! Уиллоу, бежать сможешь?

Дерек, тем временем, обеспокоился погодными условиями, и Холли не могла с ним не согласиться. Отвлекающий маневр - это прекрасно. И в том, что это - дело рук Джилл, у Холли практически не было сомнений, но...

- Будет проклят тот день и час, когда ты узнал мою фамилию, - практически на автомате отреагировала она на слова Дерека. Как Престону не надоедало называть ее исключительно по фамилии, так и Холли не уставала реагировать на это одним и тем же способом. Эта фраза практически стала заменой приветствию. - Бежать далеко и быстро точно не смогу. Как максимум - что-то одно.

Тут Холли покосилась на Прайса.

- Доктор, вы, случаем, не в курсе, Джилл у вас - орудие массового поражения или возможность точечно обойти бедой, в смысле, градом, особо дорогие ей объекты имеет место?

Отредактировано Holly Willow (2013-04-21 20:46:15)

+1

4

Похоже, что Фальк и в правду читал мысли, потому что ответил Джилл, когда она задала вопрос мысленно. Забавно. Как он отделяет эти мысли от потока других? В голове вечно такая каша…

Джилл, ты сможешь оставить коридор для Холли и доктора?
«Да» - просто отозвалась она. «Я вижу их…»

Холли с доктором и правда можно было видеть с крыши – вон они, маленькие фигурки под козырьком здания полиции. Мидоу, до этого стоявшая столбом, вытянула руку и слегка шевельнула кистью. Просто так прекратить град, когда на полную мощность запустил механизм его создания, нельзя, но можно корректировать его потоки ветром. Потому над головами Холли и доктора Джилл создала некое подобие воздушного барьера – льдинки просто относило в сторону порывами ветра.

В этот момент Джилл почувствовала отголосок усталости – площадь воздействия града была меньше, чем вчерашняя площадь, на которой она создавала туман, но перенапряжение уже начало сказываться. Кончики пальцев начало покалывать, как при онемении и они заметно похолодели.

«Уммм… Мистер Фальк?» Джилл так и не определилась, как стоит обращаться к знакомому Холли, потому решила, что вежливость ещё никому не мешала и уж точно никогда не была лишней. «Как долго мне ещё надо поддерживать град?»

Отредактировано Jill Meadow (2013-04-22 03:11:55)

+2

5

Холли спустилась не сразу. Бедняга доктор уже совсем измаялся, дожидаясь ее и развлекая дежурных, однако вознаграждением за все старания для него стало разочарование: умнице Холли не пришлось специально напоминать, что утерянные вещички Прайса – не ее проблема. Следя за происходящим в участке и поглядывая на Джилл, Фальк едва не пропустил явление Престона.

– Куда! – мысленно дернул он изгнанника. Зная замашки Престона, можно было предположить, что в следующую секунду ему придет в голову разгромить полицейское управление ко всем чертям, и шатающийся внизу Лэйн ему в этом с радостью помог бы – абсолютно не тот вариант развития событий, который был необходим. По счастью, Холли вместе с Катбертом уже выскакивали за порог.
– Здание напротив. Встречаемся в сквере за ним, Джилл прикроет вас от града. Шевелитесь!

Джилл не было цены. Точность, с которой ей удавалось управлять погодными явлениями, впечатляла, а о том, сколько сил ей приходилось тратить, чтобы контролировать потоки воздуха одновременно над ними и над головами Прайса и Холли, Фальк не хотел даже думать. Не хотел, но думал. При таком напряжении едва ли можно протянуть долго… Как будто в подтверждение его слов Джилл обратилась к нему с робким мысленным  вопросом. «Мистер Фальк…», ну надо же.

– Просто Фальк. – Кажется, он уже говорил это сегодня? Он хмыкнул. – Сколько сможешь, не теряя сознание и не впадая в кому. – Райнер видел, что Джилл становится хуже, но она не спорила. Он подошел ближе – на случай, если придется ее ловить. – Потерпи, осталось совсем немного.
Вот сейчас смешанная повстанческо-изгнанническая компания окажется на их стороне улицы и…
– Все. Джилл, хватит, отпускай. Нам надо идти.

Однако глаза девушки по-прежнему сохраняли неестественный вид, и Фальк, не тратя времени на уговоры, поступил проще: обхватил Джилл за талию и потянул за собой.

– Док, – на ходу обратился он к Прайсу, – мысли о телефоне были настолько навязчивы, что я не могу не спросить – номерка Адлера не завалялось?

Потому что телепатия – это замечательно, но человеку, который не привык иметь с ней дело, могут потребоваться долгие разъяснения, а растягивать общение с Сопротивлением на всю ночь изгнанники не могли. В противном случае им пришлось бы задержаться в городе на день, а если мирно договориться с повстанцами не удастся, такой оборот был бы крайне нежелателен.

+3

6

Холли шутку не оценила, но Катберт и не стал оправдывать свой неджентльменский жест, только криво усмехнулся и полез на улицу вслед за Холли. Из здания, однако, погода казалась куда дружелюбнее. А тут ещё - здрасьте, очередной гость из дивного зазеркалья. Доктор уже почти забыл, что пленник, и миссия эта - добровольно-принудительная. К счастью, обстоятельства не пренебрегали постоянно об этом напоминать.

- Больше предпочитаю торнадо, - отозвался он, невольно дёрнувшись, когда сурового вида градина пролетела прямо перед носом. Дай Джилл волю, она, похоже, и луну с орбиты сдёрнет. А ведь только пару дней назад воздушными массами воротила.
Раз точно себя до комы доведёт, как пить дать.
А кома - совсем не то, с чем он привык управляться, и без надлежащего оборудование явление это, мягко говоря, нежелательное.

- Смотря каким калибром ей угрожать, - невесело ответил доктор Холли, прикидывая на глаз, как удобнее рвануть до указанного Фальком места, чтобы отделаться наименьшими травмами. Козырьки, крыши, подветренные стены - всё, что могло бы уберечь драгоценную голову от встречи с ледяной шрапнелью. Но все эти искусные планы оказались ни к чему, об их отходе уже позаботились - в стене града образовалась дорожка, как и тогда, в тумане. Не очень заметная, но тем не менее град туда попадал только отскакивая от асфальта рядом. Ювелирная, надо сказать, работа. Тем не менее по поверхности из нападавших градин сильно не побегаешь.

- Не навернитесь только. Переломы вещь неприятная, может срастись как-нибудь не так.
И придётся ломать кость по живому, чтобы исправить такую досадную оплошность.
В каких-то тёмных глубинах души злобному эго доктора даже любопытно было провернуть такую штуку. Иногда очень хотелось разорвать в клочья Гиппократовское "не навреди" и Катберт жалел, что так и не решился учиться не только исцелять людей своей способностью, но и вызывать физические нарушения. Очень бы пригодилось. Например, сейчас.

Доктор кинулся через улицу первым, вжимая голову в плечи. Казалось вот-вот получит в темечко, но нет, защита Джилл работала исправно. И снова голос Фалька в голове. Катберт теперь уже был сам не прочь сунуть голову под град, чтобы избавить свою голову от того, чего там быть не должно.
Финты с Данте не проканали, телефон он спалил. Да доктор уже и смирился со своей позицией невольника. Ещё в дверях полиции надеялся умыкнуть, но с появлением ещё одного изгнанника перевес сил стал совсем неподъёмный. От бессилия хотелось грубить.

- Адлер велел давать номерок только симпатичным мадемуазель не старше двадцати пяти. Думаю, ты не в его вкусе, - ответил по привычке, вслух, а про себя подумал:
Всё равно же выудишь, гад.
Лишь потом вспомнил, что и последний комментарий безмолвным для Фалька не остался. Необходимость не думать понемногу начала разрывать мозг. Как же изгнанники с ним живут?
- Пропускной пункт. У охраны есть телефон. Больше никто телефонов не держит.
Доктор уже не знал, что лучше - если Адлера не окажется на месте или если встреча всё-таки состоится..

Отредактировано Cuthbert Price (2013-04-25 01:49:12)

+3

7

Как и следовало ожидать, Холли испытала невыразимую радость от появления Престона и незамедлительно повисла у него на руке – компания постороннего мужика ей, очевидно, импонировала в меньшей степени, да и у того вид был не сказать чтобы очень счастливый. В общем, оба какие-то дерганые. Подумаешь, прогулялись в полицейский участок – и чего так нервничать? Зато Уиллоу традиционно отшучивалась, и это говорило о том, что не все так плохо. Правда, сама она утверждала иное: мол, с этого места либо быстро, либо далеко. Проклятая женская страсть к ультиматумам.

– Тренируй многофункциональность, – невозмутимо бросил Дерек, искренне уверенный, что раз уж эти двое выскочили из полиции, то не прорваться дальше будет просто преступлением.

Доктор (doctor who?), кстати, тоже отшучивался – любовью к торнадо, но не градообразным катаклизмам, и в этом отношении Престон был склонен проявить с ним солидарность. Погодка, собственно, восхищала, если бы только им не нужно было пересекать улицу и нестись куда-то под открытым небом. Им бы эту метеодевочку взять к себе насовсем, а не в краткосрочную аренду. Это даже лучше, чем просто ее прибить. Может, Фальк так и планирует? Да, Фальк…

На мысленный оклик вожака минутой раньше Престон особого внимания не обратил (у большинства изгнанников очень буйный внутренний голос, мало ли, что он там орет), но благая весть, что шансов умереть от удара градиной по голове у них только что стало чуть меньше, проигнорирована не была.

– Небесная канцелярия обещает отсрочку смертной казни, поэтому вперед и с песней, – скомандовал Рик (потому что должен же кто-то покомандовать, а кто, если не он?) и потащил Холли вперед, щедро раздавая пинки лезшим под ноги градинам. Прохожие, которых за пару минут буквально смыло с улицы, смотрели на них из-за витрин окрестных магазинов, как на конченых придурков со склонностью к групповому суициду. Зато под ногами никто не болтался, включая копов, и это было очень актуально, потому что скачущего вокруг града хватало с лихвой.

- Адлер велел давать номерок только симпатичным мадемуазель не старше двадцати пяти. Думаю, ты не в его вкусе, – внезапно изрек Прайс. Престон на ходу покосился на него, изогнув бровь.
– Что, доктор, раскроило все-таки градиной черепушку?
Хотя чего там говорить, с непривычки эта самая «градина» долбает только так… Да и с привычкой тоже.

Объединенное повстанческо-изгнанническое трио без потерь пересекло улицу, свернуло за угол и превратилось в квартет: Лэйн тихой сапой присоседился к ним, отделившись от стены. Времени даром Крис не терял – на тротуар полетела обертка от бургера. Престон, движимый чувством обостренной справедливости (а вовсе не зависти или противоречия, как вы могли подумать), походя долбанул ребром ладони по запястью Лэйна.
– Кто не работает, тот не ест.
Ты охренел? Это же бургер! – вскинулся Крис, провожая взглядом несостоявшийся перекус.
– Сам ты охренел. Хватит жрать!

И то правда: вон уже и Фальк с метеодевочкой.
– Как свидание? – хмыкнул Престон. – Вдвоем скучно стало, пришлось подмогу вызывать?

+3

8

До сквера Престон дотащил ее практически в буквальном смысле, потому что реальность оказалась именно что на тренировку многофункциональности - слишком быстро и недостаточно близко. Холли сейчас к таким тренировкам была точно не готова, голова закружилась практически сразу же, и, когда Дерек, наконец, затормозил, Холли несколько секунд простояла, уткнувшись лбом ему в плечо.

- В следующий раз просто не задавай вопрос, если ответ на него ничего не изменит, - бросила она Престону, зло сверкнув глазами, и, придя к выводу, что сию секунду на землю не грохнется, отцепилась от его руки.

Если уж по-честному, раздражение сейчас было направлено не по адресу - особых вариантов, кроме как тащить ее в заданном Фальком направлении, у Дерека не было. Ну, можно еще бросить по дороге, но этот вариант Холли нравился еще меньше. Так что разозлилась она на собственную слабость - и на слова доктора про Адлера. Доктор, само собой, не свихнулся, значит, Фальку на что-то отвечал. Ну и что Фальк задумал дальше?

Холли несколько виновато покосилась на Дерека, но говорить ничего не стала, просто отвернулась и сунула руку во внутренний карман куртки: достала шоколадку, которую теперь появился шанс хотя бы надкусить. Рассчитывать, что походом в полицию все и ограничится, разумеется, не имело смысла. Так Фальк и отпустил двух удачно попавшихся сопротивленцев. Особенно Джилл. С таким-то талантом. Да Фальк все доступные методы использует, чтобы она осталась с ними. И привязанность к Холли, пожалуй, самый действенный из них. Но Джилл за Стеной... Холли о таком могла подумать только с ужасом, и тому было много как объективных, так и личных причин.

А больше всего злило то, что Холли, хоть и будет чувствовать себя предательницей, а продолжит выполнять указания Фалька. И безопасность Джилл окажется на втором месте после интересов изгнанников в ее приоритетах.

- Ну и кто я после этого?

– Как свидание? Вдвоем скучно стало, пришлось подмогу вызывать?

Три дольки шоколада сделали свое дело - подошедшим Холли улыбнулась вполне искренне, которая, наверное, уже не напоминала улыбку голодного вампира, а заодно попыталась оценить, в каком состоянии Джилл после такого пагодного катаклизма. Оценила - в подходящий момент половина шоколадки перекочевала Джилл в руки.

Отредактировано Holly Willow (2013-04-25 23:26:59)

+1

9

- Просто Фальк, - поправил её мужчина.
Не будь Джилл так занята, она бы неуверенно почала головой, но в тот момент, когда направляешь ветер, лишние телодвижения противопоказаны. Ну не чувствовала она себя уютно, когда приходилось звать людей по фамилии. Тем более людей, которые весьма очевидно старше тебя. Звучало слишком фамильярно, да и вообще… как кличка.
- Сколько сможешь, не теряя сознание и не впадая в кому.
Вот эта фраза так вообще заставила задуматься. А сможет ли она это сама определить? Ещё неделю назад Мидоу даже не знала, что может управлять погодой на таком большом расстоянии. Весьма очевидно, что она понятия не имеет, где находится та черта, пересекая которую она может совсем обессилеть и потерять сознание.
Все. Джилл, хватит, отпускай. Нам надо идти.
- А? Куда? – Мидоу моргнула и оглянулась лишь тогда, когда Фальк потянул её куда-то в сторону. – Ой…
Джилл с сожалением глянула в небо, будто туда только что по недосмотру улетел цветной шарик.
- Я их упустила, - со вздохом заявила она. – Без направления потоки скоро рассеются.
Зато скоро решился главный вопрос, а именно, куда же они шли. Навстречу Холли, доктору и ещё одному незнакомому человеку.
- С возвращением, - Джилл немного вымученно улыбнулась и потерла ладони друг о дружку, в надежде вернуть их в чувство. – Как все прошло? Ой, Холли, ты устала.
Тут в ещё руке что-то зашуршало, как оказалось, это Холли молча вручила ей шоколадку. Мидоу пробормотала слова благодарности, но не отвлеклась от изучения слегка позеленевшего лица подруги.
- Неполезно так себя утомлять, - она положила ладонь на лоб Холли. – Это от компьютеров?
Тут заговорил молодой человек в кожаной куртке. Джилл с любопытством глянула на него.
- Умм… Холли, это ещё один твой друг?

+2

10

Джилл так увлеклась процессом, что необходимость движения стала для нее сюрпризом, несмотря на предупреждение – верный знак, что пора было ее остановить. А она, милая девочка, еще и запереживала о том, что без ее участия «потоки рассеются».

– И пусть рассеиваются, они уже сделали свое дело, – успокоил ее Фальк. – Кстати, отличная работа. У вас под землей, наверное, так не потренируешься.
То ли дело у нас, в лесах.

Пока они с Джилл спускались с крыши, Престон, Лейн и Холли вместе с захлебывающимся в безнадежности Прайсом огибали здание с другой стороны. Ответы доктора дружелюбием не отличались, но упрекнуть его в этом было сложно.
Всё равно же выудишь, гад.
О том, что вожак изгнанников по-прежнему может его слышать, Катберт вспомнил с запозданием, и про себя Фальк от души рассмеялся, проследив за ходом его мысли. Действительно, и как же это с ним живут другие изгнанники?
«Живут и не жалуются, док, – с готовностью отозвался он. – Нет желания проверить лично? Нам как раз не хватает целителя с профессиональным образованием».

Может, в самом деле просто забрать этих двоих с собой? Уговорить их делать, что нужно, вряд ли будет так уж трудно. Особенно Джилл. Но от доктора, конечно, будут проблемы… В мысли Фалька неуклонно вклинивались этические страдания Холли, приближавшейся к ним в компании мальчиков.

Ну и кто я после этого?
«Королева драмы, – не замедлил откликнуться Фальк. – Не нагнетай, Холли, пока еще ничего особенного не произошло. Хотя приятно знать, что ты ставишь интересы изгнанников выше личных привязанностей». Похвалил или напомнил девочке о том, кто она есть? И то, и другое. Впрочем, Фальк в Холли почти не сомневался: для больших глупостей она была слишком рассудочна и слишком хорошо знала, что деваться ей в общем-то некуда.

Подошедший в составе смешанного квартета Престон, конечно же, промолчать не мог. Фальк посмотрел на него снисходительно, как на отстающего в развитии ребенка.
– Давно бы тебе язык укоротил, да не поможет ведь. Если только сразу голову отрезать…
И будет с него. Хорошо хотя бы Лейн не выступает.
– Холли, горжусь. Бери Джилл, передохните немного, – Фальк кивнул в сторону ближайшей скамейки. – А мы пока пообщаемся с нашим повстанческим другом. Между прочим, ты знала, что доктор тоже мутант? – Сказано это было, разумеется, для всех. Чтобы не расслаблялись.
– Или в Сопротивлении других не держат? – А это уже непосредственно Прайсу. – Да, Кат, шоу в управлении впечатляет. А теперь о деле. Вон в той палатке продаются очень аппетитные хотдоги. Вперед, ребята. Шесть штук, на всех.

Сбросив на землю неудачно приземлившуюся градину, уже начинавшую подтаивать, Фальк присел рядом с Джилл, положил руку на спинку лавочки и прикрыл глаза, представляя Адлера. Непросто вызвать на контакт человека, с которым встречался всего лишь раз. Тем более, если этот человек находится неизвестно где. Однако тренировки полезны не только новичкам.
Наконец, Райнер почувствовал что-то знакомое, уцепился за эту ниточку и потянул на себя.

Адлер. Адлер, будь так любезен – оторвись от своих жутко важных дел и удели мне минутку внимания. Это Фальк, я не твоя галлюцинация, и ты заинтересован в том, чтобы со мной поговорить. Есть сомнения – позвони доктору Прайсу. Сейчас. Я жду.

*
И Адлер услышал. Этим прогресс и ограничился. Впрочем, его реакция была настолько забавной, что Фальк не испытал нетерпения.

Он, гм, хочет от меня ответа?
Именно: хочет. Это называется телепатия, Адлер; ты же подозревал еще с монорельса. Не волнуйся, рядом с тобой меня сейчас нет. Я неплохо провожу время совсем в другом месте в компании Катберта и очаровательной девушки по имени Джилл.
Фальк сделал паузу, предоставляя Адлеру возможность осмыслить новую информацию.
Полагаю, тебе будет проще вести разговор традиционным способом, поэтому повторю: позвони доктору. Нам есть что обсудить.

На этот раз Адлер ответил – действительно ответил, и это говорило о том, что он хотя бы не принял текущий разговор за игры воображения. Очень хорошо.

Мне нужен ваш радиолокатор. Приведи его – кхм, ее – и получишь доктора и Джилл обратно в целости и сохранности.

Как только дошло до дела, Адлер превратился в другого человека. Фальк наблюдал за его активными действиями, не особенно мешая: надо же дать повстанцам возможность заняться делом, а отдавать распоряжения, когда у тебя в голове поселился назойливый посторонний голос, крайне неудобно – это он знал наверняка.

Поставив всех в штабе на уши, Адлер занялся тем, что и пообещал другим сопротивленцам – принялся тянуть время. «Вы от нас слишком далеко», подумать только. Как будто что-то мешает им приблизиться…

Так это же замечательно. Только, видишь ли, я обязан убедиться сам. Если все действительно так, как ты полагаешь, у тебя тем более нет повода опасаться привести девочку ко мне.
Что само по себе, конечно, неправда: поводы для опасений есть всегда, в особенности когда связываешься с вооруженными мутантами вне закона. Даже если ты сам один из них.

Встретимся через полчаса у фонтана перед оперным театром.
Фальк вспомнил угрозу-предупреждение Адлера и усмехнулся.
Не опаздывай, повстанец.

Отредактировано Rainer Falk (2013-04-28 19:48:51)

+1

11

За перерыв дольше недели в следующий раз начну отстреливать конечности. Все равно целитель под рукой.

Время тянулось, как капля незастывшей смолы по древесному стволу. Фальк уже успел расправиться с хотдогом, который вручил ему Лэйн, послать его в ларек еще раз, теперь за минералкой, напиться, отстраненно понаблюдать за тем, как палатка закрылась и усатый продавец быстрой еды покинул рабочее место, и только после этого наступил момент, от которого следовало отсчитывать полчаса до грядущей встречи.

Место пришлось выбирать быстро, но Фальк постарался учесть все факторы. Оно должно было быть людным на случай, если Адлер решит прийти с маленьким войском и у кого-нибудь из его ребят сдадут нервы. Оно должно было находиться не слишком близко, но и не слишком далеко от их нынешней дислокации, и еще – оно должно было быть открытым, чтобы Крис мог маячить поблизости, наблюдая за ситуацией. И чтобы проще было свалить, если дело обернется совсем плохо. Ни один круглосуточный универмаг по этим соображениям не подходил, а где еще найдешь подходящее людное место в столь поздний час? Поэтому площадь перед оперой.

Что он сделал с заложниками?
Накормил, напоил, – "вслух", но не очень навязчиво подумал Фальк. – Спать не укладывал.

Было весьма интересно узнать, что Адлер, оказывается, приписывал успехи изгнанников единственно их исключительной удаче. Какая… прелесть. Надо полагать, годами выживать в лесах им тоже удается только благодаря расположению Фортуны.

Везение, Адлер? Ты, может быть, считаешь, что мы по чистой случайности украли целый грузовой состав, потому что удачно оказались поблизости? – Тут даже не знаешь, смеяться или хвататься за голову. – А впрочем, конечно, везение.

Фальк, как ты убедишься, что она не может вас найти? И что будет, если она тебя не убедит?
Наконец-то что-то относительно конструктивное!
О, это очень просто, – с готовностью откликнулся Фальк. – Я попрошу ее кое-что найти. Не сможет – ступайте с миром. А сможет… к чему опережать события?
Тон последнего предложения заметно отличался от предшествующей части сообщения – был тверже и холоднее, без той пушистой насмешливости, которую вожак изгнанников имел склонность проявлять в хорошем расположении духа.

– Ваши друзья повстанцы такие нерасторопные, – лениво поведал Фальк Катберту и Джилл, ненадолго отвлекаясь от наблюдения за Адлером и его командой.

+3

12

С разрешения администрации, настоящим я заполняю своей персоной эфир вне очереди, дабы развлечь присутствующих пока отсутствующие не вернулись. Че ваще сказала-то?

-… у вас под землей, наверное, так не потренируешься.
- У нас есть сквозняки, - задумчиво отозвалась Джилл. – И сырость…

На самом деле она все больше и больше искренне убеждалась в мысли, что чем дальше она от открытого неба, тем лучше. Быть на открытом воздухе теперь стало равносильно попытке балансировать на канате и одновременно жонглировать шариками. Конечно, Джилл никогда в жизни не делала ни первого, ни второго, но подозревала, что это требовало постоянной концентрации. Прямо как её теперешнее состояние – если она и не контролировала потоки, то все время знала о их существовании. Они постоянно мелькали в сознании, манящие, замысловатые и отвлекающие. Это утомляло.

Фальк сел рядом с ней и Холли на скамейке, расположил руку на спинке лавочки и прикрыл глаза, будто задремал. Впрочем, впечатление было обманчивым, в этом Джилл убедилась, понаблюдав за Фальком с минутку-другую. Он точно не дремал – веки не расслабились ни на мгновение, пару раз дернулась бровь, пару раз уголки рта. Он будто вел с кем-то оживленный разговор. Пожалуй, даже немного язвительный разговор, судя по искривленному рту. Все это было крайне любопытно, хотелось задать массу вопросов, но памятуя о том, что занятых людей отвлекать нехорошо, Мидоу лишь сидела и тихонечко хрустела шоколадом, который ей вручила Холли.

Так в относительной тишине прошло пару минут, Джилл как раз успела доесть шоколад. Шоколад, кстати говоря, оказался как нельзя кстати – от него почти сразу стало теплее и кончики пальцев начали возвращаться к жизни. Надо бы запомнить, что даже для моментов истощения есть лекарство. Потом последовали хотдоги и ещё немного молчания, а затем Фальк наконец сообщил:
Ваши друзья повстанцы такие нерасторопные.

Тут Джилл слегка склонила голову набок и, наконец, по возможности говоря мягко и ненавязчиво, осмелилась задать вопрос.
- Умм… Что вы имеете в виду? Вы связывались… с Сопротивлением?

Надо вам сказать, что, несмотря на общую отстраненность от окружающего мира, даже Джилл Мидоу не могла не просидеть на холодной после града скамейке добрых десять минут и не задастся при этом вопросом – а почему, собственно, сидим? Джилл, несомненно, была терпеливой и вовсе не имела ничего против пребывания в хорошей компании, но сидение без дела, не входило в число её любимых занятий. Особенно когда половина компании весьма очевидно напряженна и сама Мидоу при этом не может понять почему. Это настораживало. Они кого-то ждут? Кого? Почему они ждут? Как долго им ещё здесь ждать? Когда можно будет пойти домой? Пойдет ли с ней Холли? Эти и другие вопросы начали гудеть где-то на задворках сознания, постепенно их начали заглушать отголоски нарастающей тревоги. Джилл перевела взгляд с Холли на мрачного как туча доктора, а затем опять на Фалька.

Что же все-таки происходит?

Отредактировано Jill Meadow (2013-05-05 19:46:08)

+2

13

Живут и не жалуются, док. Нет желания проверить лично? Нам как раз не хватает целителя с профессиональным образованием.
Переквалифицироваться в Изгнанники... Сейчас полиция сложит два и два и возьмёт доктора за жабры. А там уже без разницы, что в подземельях, что за Стеной - одна хрень. Снаружи хоть воздуха больше.
А не оборзел ли ты, часом, перебежчик? Ну какое изгнание? Правда, что ли, градина в черепе застряла, а ты и не заметил?
Упаднический настрой нёс его куда-то не туда. Четвёртый десяток пошёл, а всё ещё не научился адекватно реагировать на провалы. Хотя казалось бы, какой опыт. Что ни неделя, то прокол. На этой план даже перевыполнил.
Ну вот, Фальк объявил его маленькую "тайну". Прайс только фыркнул. Будто об этом было не догадаться. Правда, когда Холли узнает, что он был мутантом уже в то время, когда заслал её за Стену... да какая к чёрту теперь разница?
– Или в Сопротивлении других не держат?
- К нам народ идёт за идею, а не потому, что из города турнули, - выпалил прежде, чем успел подумать, но не осекся, даже если внутренний голос затянул своё саркастическое:
Молодец, суй голову в пасть крокодилу. Зачем тебе голова?
К палатке даже не двинулся. Смотрел, что дальше будет. А в полиции всё-таки уютнее, в полиции никто не будет копаться в твоей голове. Даже нагрубить не посмеют. И есть ясная задача, есть явная опасность. Здесь же, опасность хоть и ощутимая, но призрачная. С какой стороны получишь кусок металла под рёбра - узнаешь только по вспышке боли. А задача? Выжить и не сильно подставить Сопротивление. И может статься, что цели эти взаимоисключающие.
Фальк явно налаживал телепатическую связь. И судя по тому, что в никто не разговаривал сам с собой, не вываливался из реальности, а в голове самого доктора было пусто - связь шла куда-то во вне. Даже не куда-то - к Адлеру, кому же ещё? Доктор затаил дыхание, вперившись взглядом в изгнанника. Пытался по его лицу хоть как-то понять, как идут переговоры.
Что-то там происходило, явно. Катберт занервничал. Так, как не нервничал даже в полиции. На замечание Фалька отвечать не стал. Или не смог. Тон, поведение Фалька - всё идёт так, как он хочет. А значит, не во благо сопротивления.

+3

14

- Умм… Холли, это ещё один твой друг?
– Что-то наш веселенький мирок становится тесен до неприличия, – пробормотал Престон, разглядывая синеглазую девицу, прильнувшую к Холли и немедленно получившую шоколадку в награду за такую любовь.

Фальк пообещал снять с него голову, но Дерека эта угроза оставила равнодушным. «Ты уже не первый год собираешься, а голова все на месте», – мысленно фыркнул он и не стал заострять на этом внимание, потому что нашлись для него и другие дела.

Хотдоги… Крис состроил торжествующую гримасу, по всей видимости, знаменовавшую его моральную победу в недавней битве за пропавший бургер, и был награжден за это тычком под ребра, как только они порулили в направлении палатки.

Вернувшись, Престон вручил один хотдог Холли со словами: «Кушай, не обляпайся», а второй сунул в руки доктору с не менее дружелюбным: «Бери и не выпендривайся». Ну и, раз пошла такая пьянка, третий хотдог он надкусил сам. Компания жующих людей обычно вызывает меньше вопросов, чем та же компания, кучкующаяся без дела вокруг парковой скамейки, и отчего бы не пожрать, если выдалась такая возможность. Правда, Рик предпочел бы хорошо прожаренную отбивную под кружечку пива… Но, видно, у них на сегодня другие планы.

По виду Фалька было понятно, что он занят трепом с воображаемым другом, и до окончания сеанса приставать к нему бесполезно, а возможно и небезопасно. Впрочем, скрасить ожидание помог хотдог. Однако как только вожак начал подавать признаки жизни, Престон решил, что уже самое время выяснить главное, о чем, почему-то, никто не отваживался спросить:
– Фальк, может, ты, наконец, объяснишь, какого черта мы тут торчим и зачем нам эти архаровцы?

+1

15

- Ой, Холли, ты устала. Неполезно так себя утомлять. Это от компьютеров?

Джилл явно решила добить Холли заботой, что было, пожалуй, неплохо - благодаря этому, подумать, что ответить Фальку на его мысленный комментарий, девушка просто не успела. А что ответить было, но, к счастью, не оформилось во внятные мысли.

- Не от компьютеров, а от того, что я сама себе злобный Буратино. И вообще ты себя еще в зеркало не видела, - отмахнулась Холли и, осторожно отцепив руку Джилл от своего лба, потянула подругу к скамейке.

- Умм… Холли, это ещё один твой друг?

– Что-то наш веселенький мирок становится тесен до неприличия.

Вопрос из серии "ты о чем?" проскочил в голове и исчез, потому что Холли снова переключилась на Джилл.

- Друг, ага, - коротко ответила она. В ее системе координат это было именно так, а уж что там по этому поводу Престон думал - исключительно его проблема. Девушка проводила взглядом направившихся за хотдогами Криса и Дерека и едва не поперхнулась остатками шоколада, когда Фальк оповестил всех о наличии у доктора Прайса способности. Слухи о нем в больнице, конечно, ходили разные, да и интерес Миллениума к нему лично не был таким уж секретом для врачей и медсестер... Но ведь человек со способностью не кинулся бы так резво помогать ее матери в отправлении дочери за Стену. Ведь правда? Или кинулся бы? Например, чтобы спасти собственную шкуру? Говорить все это вслух - особенно при Джилл - Холли не стала, очень неплохо представляя каким тоном и в каких выражениях может озвучить посетившие ее мысли.

- Нет, не знала, - только и ответила она и поскорее переключила внимание на сунутый ей Престоном хотдог, пока чего лишнего не брякнула.

- К нам народ идёт за идею, а не потому, что из города турнули, - тем временем сказал доктор то, на что Холли промолчать все-таки не смогла. Она медленно прожевала кусок хотдога, одновременно старательно подбирая каждое слово.

- Очень интересная мысль, доктор Прайс. А кроме желания служить идее, наверное, существует еще и специальное приглашение? Ну там, отбор кандидатур. Подошел - позовем. Не подошел - ускорим попадание за Стену. Верно?

Сказано это было предельно доброжелательно, так что Холли сама себе удивилась - не растеряла еще навыков ведения светской беседы.

В общем-то, Холли к доктору претензий изначально не имела. Даже если он и входил тогда уже в Сопротивление, особых оснований помогать именно Холли у него не было. Ну, если не считать хорошие рабочие отношения. Но для большинства этого обычно не достаточно, чтобы рискнуть. Чтобы рискнуть вообще хоть чем-то. Девушка заставила себя перестать думать и анализировать и покосилась на Фалька, который, похоже, связывался с Адлером.

- Что же он задумал, а?

– Фальк, может, ты, наконец, объяснишь, какого черта мы тут торчим и зачем нам эти архаровцы?

- Весьма своевременный вопрос. Может, удастся с доктором не поругаться. Хотя бы при Джилл.

Отредактировано Holly Willow (2013-05-06 19:47:12)

+3

16

Как ни удивительно, но за время его мысленных переговоров с Адлером практически ничего не изменилось: Холли и Джилл все так же сидели на скамейке, Прайс по-прежнему вел тяжелую оппозиционную борьбу с самим собой, а Лэйн и Престон изображали двоих из ларца, карауля всю честную компанию. В течение некоторого времени, сосредоточившись на Адлере, Фальк никого из них почти не слышал, поневоле улавливая какие-то обрывки, толком не доходившие до мозга и звучавшие смутным гулом, как разговор соседей за стеной или громко работающий телевизор в другой комнате. Потом они снова сделались отчетливее.

Доктор нервничал, и его беспокойство уже начинало передаваться Джилл, но Фалька больше тревожила Холли. К сожалению, попытки остудить ее пыл могли вызвать совершенно противоположный эффект, и Райнер решил пока ее не трогать. Он поднялся со скамейки, сцепил руки в замок за спиной и потянулся, разминая застывшие мышцы.
Престон и Джилл потребовали объяснений почти одновременно, но Джилл сделала это не в пример вежливее, поэтому Фальк предпочел отреагировать именно на ее вопрос.

- Умм… Что вы имеете в виду? Вы связывались… с Сопротивлением?
– С Адлером, – уточнил он и обвел всех взглядом, по привычке считая, что этого достаточно для привлечения общего внимания. – Мы с Юргеном немного поболтали тогда, на монорельсе. В процессе выяснилось, что у Сопротивления есть кое-что, что мы не можем просто так у вас оставить. Мне нужны определенные гарантии. Чтобы обсудить условия, нам с Адлером необходимо встретиться лично. О встрече я уже договорился. Кат, телефон звонит. Надо ответить, – безо всякого перехода закончил Фальк, последние несколько секунд игнорировавший сигнал входящего вызова.

Удивительно, – думал вожак, глядя на Прайса, – как много значит предубеждение. Ведешь себя с человеком цивилизованно – не тыкаешь в него пистолетом, не замечаешь его дерзких выпадов, говоришь вежливо, предлагаешь перекусить – а все равно каждое твое слово он воспринимает как личное оскорбление и все менее охотно идет на контакт. Так может, и не тратить время на реверансы? Насилие всегда способствует существенному ускорению в решении проблемы… Но нет, нельзя. Пока есть шанс разобраться иначе – нельзя.

И пистолет без глушителя.

+3

17

А кроме желания служить идее, наверное, существует еще и специальное приглашение? Ну там, отбор кандидатур. Подошел - позовем. Не подошел - ускорим попадание за Стену. Верно?
- Конечно, заставляют глотать пиявок и есть правоверных младенцев. Постеснялся предложить.
Грубо, доктор Прайс, очень грубо.
Оказавшийся в руке хот-дог он всё-таки надкусил, скорее машинально, нежели действительно проголодавшись. Кусок в горло предсказуемо не лез, пришлось остаток завернуть плотнее в упаковку и спрятать в карман. Не привык он едой разбрасываться. Даже той, что принята из рук врага.
Телефон зазвонил. Тихо, но отчётливо. Можно было даже какое-то время игнорировать этот посторонний звук. И вроде не так давно сам думал о телефоне, но теперь... Он просто боялся поднимать трубку. Сам себе говорил, что боится загнать в ловушку ещё кого бы то ни было. А внутренний голос гаденько подсказывал, что он словно нашкодивший школьник, который стыдится смотреть в глаза завучу. Вроде и не виноват, но если не он, то кто, чёрт возьми?
По старой привычке отсчитывал звонки. Эта настойчивая трель никогда не была хорошим знаком.
Кат, телефон звонит. Надо ответить.
Фальк телефон не отнял. Значит ждал звонка. И это уже не решение доктора - брать или не брать трубку. Это "надо" прозвучало слишком уж бескомпромиссно.
- Да? - он не сводил глаз с Фалька. Что ему даст этот звонок?
Док, привет. Это Анджела.
Анджела. Лёгкое облегчение. С Адлером говорить было бы сложнее. Но облегчение было недолгим. Они же не пошлют её сюда одну?
- Здравствуй. Сопротивление уже на ушах, да? - усталая усмешка. Нервозность постепенно сменялась апатией. - Прежде, чем ты спросишь - да, я и Джилл тут в компании наших приятелей-изгнанников. Положение отчаянное, численный перевес, никак не сбежать, на вас одна надежда. Я надеюсь, Адлер не послал тебя отдуваться за всех? У наших приятелей и так большая фора. Слишком жирно им будет.

Отредактировано Cuthbert Price (2013-05-10 01:34:45)

+3

18

Доктор из какого-то отчаянного упрямства продолжал дерзить и не добавлял себе плюсов в репутацию – в первую очередь в глазах Холли, которая тоже не очень-то стремилась прикусить язычок. Взрывоопасная смесь. Оставлять их вдвоем Фальку не хотелось. С другой стороны, гораздо удобнее дать Холли выпустить пар и вытряхнуть из Прайса правду, чем потом самому терпеть ее настойчивые расспросы и пытливые взгляды. Терпение у него далеко не безграничное, а поиспытывать его желающих хоть отбавляй. Надо сокращать круг, когда выпадает такой шанс. Возможно, эти двое еще сумеют договориться, если Холли немного остынет, а на Катберта перестанет давить его присутствие. Но отпускать их вдвоем все равно безумие.

– Спасибо, док, – поблагодарил Фальк, забирая у Прайса телефон.
– Здравствуй, Анжела. Передай Адлеру слова доктора, будь так любезна. Боюсь, мне он не вполне доверяет. До встречи у оперы. – Он нажал на клавишу отбоя.
– Это я временно конфискую, – сообщил Фальк Катберту, пряча мобильник во внутренний карман своей куртки. – Потом верну.

Ему совсем не было нужно, чтобы повстанцы вычислили местоположение доктора по телефону. Брать Прайса вместе с Джилл к опере Райнер, разумеется, не собирался. Разделиться было необходимо – на случай непредвиденных осложнений. Если Адлер вздумает притащить с собой маленькое войско, и кто-то из числа приближенных сопротивленцев попытается отбить заложников силой, например.

– Ну вот, теперь можно и прогуляться. – Решение принято, пора объявить его публике. – Холли, Престон, берите доктора Прайса, найдите тихое укромное местечко подальше отсюда и ждите. И давайте в этот раз без отрубленных конечностей. – Что поделать, настроение хорошее. – А мы с Джилл прогуляемся к опере. Крис, ты прикрываешь.

Фальк повернулся к девушке и протянул ей руку, приглашая подняться со скамейки, потом еще раз взглянул на сформировавшуюся группу Прайс-Холли-Престон.
– Я на связи. Если не сможете достучаться… думаю, догадаетесь, как поступить.

>>>>> Lawful Evil + Lawful Good = Chaotic Explosion

+2

19

То есть одной встречи с Сопротивлением Фальку мало, ему подавай сразу что-то глобальное. Монорельса не хватило? Вроде бы, еще последствия расхлебать не успели. Надо же, какая насыщенная жизнь пошла – похищение поезда, явление дорогого братца, диверсия в полиции, а теперь еще и переговоры с повстанцами до кучи. «Очешуеть», как сказал бы Лэйн. Если бы задумался.

Объяснение Фалька не прояснило ничего, кроме того, что он не свихнулся и какой-то план, видимо, все же есть, но сообщать детали простым смертным Высшему Разуму западло. Хотя по большому счету, они узнали ровно столько, сколько необходимо для осуществления дальнейших действий. Ну и черт с ними, с деталями. Пусть Фальк поразвлекается. Может, добрее будет.

Аж самому смешно стало.

– Ага, – понятливо хмыкнул Престон и повернул голову в сторону Уиллоу. – Твоя очередь, красавица. Какие-то терки с этим перцем?

Под «перцем», само собой, подразумевался доктор, но Дерек для верности указал на него кивком. Непринужденный треп на тему «кто к нам с чем зачем, тот от того и того» не мешал ему прикидывать варианты, где будет удобнее торчать с этим сопротивленческим приятелем Холли, их фактическим заложником и потенциальной жертвой. Крыши не катят, слишком хорошо просматриваются из соседних домов. А вот подвалы – подвалы ничего.

– Ладно, выдвигаемся.
С этими словами Престон приблизился к доктору практически вплотную, чтобы доверительно сообщить:
– Не знаю, что там у вас с Уиллоу, но если дернешься – уложу безо всякого оружия, тихо и незаметно.

А чтобы внести ясность и не оставлять тлетворных сомнений, не грех и хлопнуть сопротивленца по плечу, послав вместе с прикосновением слабенький демонстрационный разряд. И улыбочку. От улыбки станет всем светлей.

+3

20

- То есть, против отстреленных конечностей ты ничего не имеешь, верно? - без улыбки задала она Фальку мысленный вопрос, но на него не посмотрела, вместо этого повернувшись к Джилл.

- Понятия не имею, встретимся ли мы еще сегодня... - протянула она и быстро обняла подругу, чмокнув куда-то рядом с ухом. - Я тебя очень люблю. Ты ведь это знаешь, правда?

Ответа она дожидаться не стала, решив, что разводить сентименты дальше не время и не место. Идти куда-то с доктором Прайсом - идея замечательная. Хоть поговорить получится спокойно. Ну, относительно спокойно, учитывая наличие Престона. Так получилось, что на всей базе о деталях ее попадания за Стену знали только Престон, которому она на эмоциях много чего лишнего наболтала, ну и Фальк, от которого так и так ничего не скроешь. Остальным интересовавшимся Холли просто рассказала об анализе, который выявил мутацию, не вдаваясь в подробности, что да как. Так что, если кто и знал что-то еще, то точно не от самой Холли, а если знал, то в том не сознавался. Короче говоря, Престон как свидетель "разборки" с доктором ее вполне устраивал.

– Твоя очередь, красавица. Какие-то терки с этим перцем?

- Вроде того, - кивнула она и подошла к доктору и Дереку.

– Не знаю, что там у вас с Уиллоу, но если дернешься – уложу безо всякого оружия, тихо и незаметно.

Холли вздохнула и тронула Дерека за руку.

- Ты не торопись его укладывать, а? Это он помог матери ускорить мое попадание за Стену, - она широко улыбнулась Дереку, хотя, наверное, выражение глаз с этой улыбкой совсем не сочеталось, потому что плакать хотелось куда больше, чем улыбаться. - Год назад я думала, что он просто делал свою работу. Но теперь у меня появились дополнительные вопросы...

Вести их куда бы то ни было она предоставила Престону, только по дороге остановилась купить себе сигарет. Курила она редко, но сейчас надо было сосредоточиться и успокоиться, а шоколада почему-то не хотелось совершенно. Нашарив в кармане джинсов зажигалку, чудом не выпавшую во время ее полета с лестницы в участке, девушка закурила и покосилась на доктора.

- Я ведь правильно понимаю, что год назад Вы уже были в Сопротивлении?

Отредактировано Holly Willow (2013-05-09 23:34:51)

+3

21

- С Адлером, - поправил её Фальк. – Мы с Юргеном немного поболтали тогда, на монорельсе…

Поболтали на монорельсе? Минуточку, на том самом монорельсе, где украли металл? Это ж что получается – Фальк к этому причастен? Холли к этому причастна? На мгновение Джилл кажется выпала из реальности. Щелчок – она почти физически ощутила его – картинка вдруг резко сложилась. За стеной можно выжить, выживших зовут изгнанниками, Холли в изгнанниках, изгнанники забрали металл, потому злится доктор… и Юрген. Да вообще всё Сопротивление. Теперь Фальк хочет забрать ещё что-то, что есть у Сопротивления. И какую же роль тогда вся ситуация отводит ей? Заложника?

Джилл вздрогнула и обвела окружающих беспомощным взглядом. В этот момент она почему-то почувствовала себя как на уроке математики. Джилл Мидоу просто таки хронически не в состоянии ничего понять, но учительницу это уже даже не злит – она смирилась с тем, что ей приходится обучать ребенка, которому по-хорошему надо быть в специализированной школе. Это знакомое, холодное чувство отстраненности от окружающего мира, где все думают какими-то иными категориями, быстрее и лучше, где чужие выводы разумны и прагматичны, а ты не в состоянии сложить два и два.

Сопротивленцы не сказали ей, кто виноват в хищении металла. Неважно, было ли это потому, что они ей ещё не доверяют, не считают необходимым ей это сообщать или просто забыли это сделать. Нет, Джилл не злилась из за того, что её оставили в неведении, она просто чувствовала… разочарование. И грусть. Будто большой шарик радости в одночасье сдулся. Её никогда не воспринимали всерьез. Никто. Даже Холли.

- Я тебя очень люблю. Ты ведь это знаешь, правда?
Холли вскочила быстрее, чем Джилл успела ответить или хотя бы… что? Схватить её за рукав? Расплакаться как маленькая? Попросить не уходить? Скорее всего именно это, хотя не обязательно в такой последовательности. Фальк все равно оказался проворнее, и именно его присутствие пресекло дальнейшее вольнодумие. Джилл подняла на изгнанника затравленный взгляд и попыталась сглотнуть холодный ком в горле. Затем послушно приняла руку и поднялась со скамейки.

А что ей ещё оставалось делать?

>>>>> Lawful Evil + Lawful Good = Chaotic Explosion

+3

22

Вот и отобрал. Катберт и рта раскрыть не успел. Вдохнул уже для возражений, но быстро передумал. Что толку-то? Можно подумать Фальк тут же рассыпется в извинениях и вернет телефон, стоит ему высказать свой громкий протест. Ну что же, остаётся только смотреть и ждать, во что выльется встреча двух вожаков, но...
- Как подальше? Куда?
Встревоженным взглядом он проводил Джилл и Фалька. Не успел даже сказать девушке ничего важного или ободряющего, а если и успел бы... что толку? Ей сейчас не до него, да и слова в такой ситуации - вещь не великой ценности.
Как жёстко он ошибался, думая, что при встрече с Сопротивлением всё закончится. Хорошо ли, плохо ли, но всё-таки их провальной вечерней вылазке придёт конец. Нет, накося выкуси, доктор Прайс, для тебя лично особый спец-тур в обществе мутантов-изгнанников, одного из которых ты (чуешь иронию?) сам создал. И они явно не чаем поить собираются.
Но если Фальк будет занят переговорами, Джилл будет с ним, значит, если выждать, Джилл уже не будет препятствием для побега. Холли едва ли задержит, а вот этот второй тип... Конечно, изгнание делает из человека лучшего бойца, нежели ошивающийся в относительной безопасности врач, но на честный поединок его никто вызывать и не собирается.  Главное вывести из строя хотя бы на пару секунд и дать дёру. Знание анатомии здесь на стороне Катберта. Если отбежать за это время как следует, даже из пистолета едва ли кто попадёт. А если даже попадёт - не велика беда. Целительство, к счастью, всегда с собой. Больно, неприятно, но не смертельно. Надо только подгадать момент и...
Ощутимый разряд электричества прошил его тело. Электрогенез. Против всего есть средство, против пуль, порезов, даже с телепатией при должной сноровке можно справиться, но против электричества переть бесполезно. Только если где-то случайно завалялся резиновый комбинезон. А комбинезона у доктора почему-то не было. И снова пришлось подчиняться.
- Я ведь правильно понимаю, что год назад Вы уже были в Сопротивлении?
- Как ты догадалась? - проворчал он, послушно следуя за своими мучителями. - Думаешь, сопротивление автоматически освобождает от необходимости делать свою работу?

+2

23

Холли закипала изнутри праведным негодованием. Причина тому выяснилась очень быстро: этот самый Прайс, который оказался у них в руках, принял непосредственное участие в выдворении Уиллоу за Стену. Понятно, почему она так обрадовалась встрече. Ничего особенного. Доктор-мутант в страхе за свою шкуру выдал комиссии девицу-мутанта и избавил себя от лишних рисков. Престон на его месте поступил бы так же. Мало ли сколько вокруг симпатичных мордашек – не совать же из-за каждой голову в петлю.

Пока Уиллоу боролась с эмоциями, Рик быстренько проанализировал ситуацию. Чего бы там ни хотел Фальк, в успехе переговоров он уверен не был – иначе не разделил бы пленников. Но он разделил, и значит, неизвестно чем может обернуться вся эта афера. Плюс к тому, Фальк не сказал, куда конкретно тащить дока, то есть, не исключено, что он просто не хотел этого знать. Опять-таки тревожный звоночек. Как бы им еще не пришлось вытягивать своего бедового вожака из сопротивленческих ручонок. Хотя было бы не так уж плохо, а то вечер что-то пустоват…

Престон поймал Прайса под правую руку.
– Молись, док, чтобы твои приятели не огрели Фалька по голове в самый неподходящий момент, – жизнеутверждающе посоветовал Рик. – Потому что у нас нет лишнего повода оставить тебя в живых. Уиллоу, держи его с той стороны.
Не то драпанет еще.
Двигавшаяся встречным курсом влюбленная парочка странно покосилась на них.
– Товарищ перебрал после трудного дня, совсем на ногах не держится! – громко сообщил им Дерек. – Не боись, старина, доставим в лучшем виде!

Парень понимающе мотнул головой, девушка неприязненно поморщилась, и наконец они оба прошли мимо. Престон, Прайс и Холли продолжили сплоченно, хоть и не очень дружно, топать по улице, оставляя сквер все дальше позади. Рик задавал направление. Сначала он не особенно задумывался, куда идти: любой курс был хорош, потому что вел прочь из центра. Однако когда они пересекли бульварное кольцо, Престон начал присматриваться к зданиям. Вскоре подходящее было найдено. Приземистая котельная терялась во тьме в стороне от жилых домов. Лучшего места и не придумаешь.

Дерек плечом надавил на дверь. Дверь протестующее застонала, но со следующей попытки поддалась, и Престон отступил в сторону, пропуская дорогих гостей.
– Милости прошу. Отличное местечко: можно орать, сколько влезет – все равно никто не услышит. Я проверял.
Зайдя внутрь, Рик поплотнее прикрыл дверь, расстегнул любимую кожаную куртку и стал сматывать с пояса веревку. В процессе он наткнулся взглядом на Холли и снизошел до объяснения:
– Я не собираюсь полночи бегать по округе, если твоему дружку приспичит погеройствовать. Док, вот прекрасная, чрезвычайно комфортабельная труба. Если не дергаться, даже не обваришься. – Веревка уже была готова к применению. – И может, кто-нибудь расскажет вашу душещипательную историю от начала и до конца, раз уж нам тут все равно нужно как-то самим себя развлекать?

+2

24

Холли автоматически переложила сигарету в левую руку и так же автоматически вцепилась в локоть доктора. Действительно, попытается еще бежать. Сигарета помогла успокоиться, и мысли прояснились, так что девушка смогла сосредоточиться и осознать, где они идут.

- Дерек, ты решил объединиться с мирозданием против меня? - усмехнулась она. - Мы только что прошли мимо кондитерской моего бывшего. Надеюсь, он уже спит. Только его мне сегодня до кучи не хватало.

- Думаешь, сопротивление автоматически освобождает от необходимости делать свою работу?

Этого Холли, конечно, не думала, но думала она много чего другого.

- Одна птичка напела мне, что мама вас очень сердечно благодарила за помощь. И вот в свете того, что вы в Сопротивлении, ваш энтузиазм в отправлении меня за Стену мне и не понятен, - доверительно сообщила девушка доктору. - Не поделитесь своими мотивами, а?

Выбранная Престоном котельная действительно отвечала их целям, как и то, что Дерек собрался доктора связать.

- Ты так говоришь, будто я возражаю. Я только "за", - отозвалась она на пояснение Дерека. - Кстати, доктор - целитель. Если вдруг Фальк это не нам обоим сказал. А еще, доктор, мне разрешили стрелять по конечностям. Вашим. Правда, соглашайтесь на трубу по-хорошему.

– И может, кто-нибудь расскажет вашу душещипательную историю от начала и до конца, раз уж нам тут все равно нужно как-то самим себя развлекать?

Холли уселась на пол, достала пистолет, ну, так, на всякий случай, и стала задумчиво наблюдать за процессом привязывания доктора.

- Хочешь сказку от начала до конца, Престон? - рассмеялась она. - Ну там, как я еще в старших классах, до училища, заходила к маме на работу, как была немножко влюблена в красивого молодого доктора, как была рада, что когда-нибудь буду с ним работать?

Холли внимательно посмотрела на Престона, а потом быстро посерьезнела.

- Ладно. Это действительно сказки, которые к этой истории отношения не имеют. Как я оказалась за Стеной, ты прекрасно знаешь. То, что доктор Прайс передал результаты анализа медикам с Миллениума, я знала с самого начала. Так что дело сейчас совсем не в этом. Мне всего лишь интересно, как врачу, дававшему клятву Гиппократа, самому имеющему способность, состоящему в Сопротивлении, живется с осознанием того, что он регулярно отправляет людей, подобных ему, тех, кого он обещал спасать, на практически верную смерть. И не надо мне про то, что всех не спасти. Между "не спасти" и "фактически убить лично, да еще и с похвальным рвением" - большая разница.

Отредактировано Holly Willow (2013-05-17 17:22:27)

+1

25

Изгнанники отрезали даже гипотетическую возможность бежать. Но угрозы подействовали не устрашающе, а даже как-то наоборот. Успокаивающе?

- Ты мне только текст напиши, каким умолять оставить меня в живых.

Вместе с Фальком ушло и чувство страха. За свою жизнь Катберт едва ли боялся, ещё меньше боялся невнятных угроз. Столько раз готовился помирать, что уже надоело. Опасность была всего одна - могли пытать. И доктору было что выдать. Это только в фильмах хорошие герои стоически терпят все изуверства, в жизни же не приученный к сильной боли человек пыток не выдержит, каким бы принципиальным он ни был.

Как обезопаситься от себя же самого? Оружия никакого не было. Если бы даже было - разве доктор сейчас шёл бы он сейчас так послушно между двумя врагами? Конечно шёл бы, но хотелось думать, что нет. Одно оружие всегда при себе - способность. И некоторые из его свойств могут сыграть сейчас на руку, потому что любое лечение в излишне больших объёмах - смерть. Как, например, он выводил транквилизаторы из поражённых дротиками повстанцев. Чуть стимулировать некоторые физиологические процессы и тело само быстро переработает и выведет вещество в обмен на некоторое повышение температуры и давления. Но если стимулировать чуть сильнее... Будет плохо, очень плохо, но лучше, чем пытки. Сильный жар, сердцебиение, а потом паралич дыхательной системы. Или сердце сдаст первым. Не так важно. Главное, что пытать его будет уже бессмысленно.

Если нападки в свой адрес Катберт принимал безболезненно, особенно на фоне грозящей ему и Джилл опасности, то вот укол в сторону матери Холли почему-то задел больше всего остального.

- Она понятия не имела, за что меня благодарила, - процедил он слишком уж злобно. Будто пытался вместе с этими словами выдавить вновь насевшие муки совести, стоило только вспомнить момент самой незаслуженной в его жизни благодарности.

Катберту было что сказать. О своих мотивах, о том, как делается анализ и как происходит подделка, а главное - какова роль засланного казачка во всём этом. Но до тошноты не хотелось оправдываться. Он сам считал себя виноватым и в то же время обвинения Холли казались пустыми. Странное пограничное состояние. Чтобы вырваться из него, надо вдаваться в детали. Мало того, что оправдываться, но и открывать опасную, завязанную на многих других спасённых мутантах информацию.

- Я врач. В мои обязанности входит брать кровь и отсылать на анализы. Неожиданно, правда? Взамен я получаю доступ к медикаментам и отсутствие интереса к некоторым странным больным без документов, что иногда появляются в доверенных мне палатах. Всякая идеология, моральные принципы и право выбора тут ни при чем.

Котельная. Ну да. Антураж подходящий. Не хватает крыс, потёков засохшей крови на полу, шипастого кресла и ряс этим двоим. Послушно давать себя связать он не намеревался. Если изгнаннику так хочется - пусть пыхтит, заламывая здорового мужика. Доктор даже готов был ради такого получить пару ударов электричеством. Хватит уже, больно послушный он с этими товарищами.

Добили слова Холли. Нервный и без того, немного ему оставалось до вспышки. Как и вчера, на монорельсе, не успел взвесить секундный порыв, а слова уже сами вырвались из глотки:

- Да, я намеренно и осознанно сдал тебя Миллениуму, мэру, полиции, инопланетянам и злобно хохоча пошёл бухать в честь такой удачной подставы с врачами из Миллениума, а потом вешать себе на стену очередной паспорт отправленного в изгнание мутанта! Хобби у меня такое! Пристрели уже и успокойся!

+1

26

- Дерек, ты решил объединиться с мирозданием против меня? Мы только что прошли мимо кондитерской моего бывшего.
– Нечего было разводить столько ухажеров, – нашелся Престон.

А потом они пришли, и Холли тоже предложила Прайсу соглашаться на трубу полюбовно, но доктор словам не внял и решил побрыкаться. Дерека это даже обрадовало: качественно заламывать руки он научился еще на военном факультете, а тут такой подходящий случай. Сначала, правда, пришлось дать доктору тычка под дых – не сильно, так только, для острастки – видимо, роль покорной овечки, ведомой на заклание, их пленнику успела поднадоесть. Но одного тычка Прайсу оказалось мало, и, обматывая его веревкой, Престон привычно дополнил физический контакт очередным электрическим посылом – снова несильным. Диалог-то у них еще только начинался.

- Ты мне только текст напиши, каким умолять оставить меня в живых.
– Ага, – хмыкнул Рик. – Я его тебе сейчас прямо на черепе выжгу. Может быть, даже изнутри.

Пока он занимался делом (к сожалению, нет, не фигурным обжигом черепушек, а всего лишь привязыванием заложника к трубе), Уиллоу предъявляла доктору счет, а Дерек слушал и никак не мог взять в толк, отчего эти двое тут грызутся. Заехала бы Холли доку в челюсть – это бы он понял. Хотя, по-хорошему, чему она возмущается – что ее не пригласили в Сопротивление? Велика беда. А Прайс… Ну да, у него, пожалуй, особого выбора попросту не было. Может, он и рад бы их обоих пристрелить, но кто ж ему позволит-то. А целительские штучки? Глаз с него спускать нельзя, это ясно. И еще неплохо бы организовать доктору какое-нибудь увлекательное занятие, чтобы не помышлял о членовредительстве.

- Да, я намеренно и осознанно сдал тебя Миллениуму, мэру, полиции, инопланетянам и злобно хохоча пошёл бухать в честь такой удачной подставы с врачами из Миллениума…

Престону не понравился тон. Престон выпрямился и сделал вид, что отворачивается, чтобы отойти – но вместо этого выразительно (что называется «со всей дури») съездил доку ногой под ребра. Сидячего не бьют? Плевать с высокой колокольни.

– Не хами девушке.

В конце концов, это его прерогатива. Кстати, вот и занятие для доктора нашлось. Отлупцевать его надо как следует, чтобы был занят самолечением и не отвлекался на всякие тлетворные помыслы. Так сказать, для профилактики.

+1

27

- Нечего было разводить столько ухажеров.
- Ну, где ж ты был тогда, чтобы дать мне ценный совет по этому поводу? - фыркнула Холли в ответ, и почему-то стало легче. Девушка в очередной раз подивилась способности Престона ее успокаивать, хотя тот, вроде бы, и не собирался это делать.

Доктор к большому, хоть и ожидаемому, сожалению Холли, добровольно на привязывание к трубе соглашаться не стал, за что и поплатился. Испытывать ее терпение, отделываясь лишь словесными уколами, можно долго. Но провоцировать Престона... Так что за процессом привязывания Холли наблюдала довольно спокойно, в конце концов, доктор сам виноват - его предупреждали. Но вот дальше ситуация зарулила немного не туда.

- Дерек. Чтоб тебя. То ли поцеловать, то ли по голове настучать, - обреченно подумала девушка и поднялась на ноги, быстро соображая. Хорошо быть на какую-то часть компьютером - в какой-то момент эмоции полностью выключаются, а происходящие вокруг события начинают складываться в довольно четкую картинку. До появления способности с Холли такого не было - не до такой степени, так что, кроме как на побочный эффект способности, списать было не на что.

Доктор очень упорно и настойчиво провоцировал ее чуть ли не с момента встречи несколько часов назад. Сперва Холли воспринимала это исключительно как реакцию на всю ситуацию - кому понравится быть загнанным в угол? После того, как они выбрались из участка, Холли настолько плохо соображала, что воспринимала только интонации и сами слова, не задумываясь о причинах сказанного. Воспринимала - и предсказуемо реагировала злостью и агрессией. Нерационально, если уж на то пошло. Слишком метко бил доктор. Будто специально хотел, чтобы его... наказали? За что? Что-то она упустила. Такое явное чувство вины на ее не совсем обоснованную злость? Притом, что в широком смысле его собственные действия не слишком беспокоят. Он считает, что поступает правильно. И чего же она не знает?

Холли подошла к Дереку и сжала его руку. Можно воспринимать как неозвученную благодарность, можно - как столь же молчаливое пожелание не торопиться. Можно вообще не обратить внимания.

- Рик. Ну. Ну подожди. Лучше тебя у него хамить все равно не получится. Да и не хамство это уже, а истерика. Изобьешь - а вдруг нам потом его тащить обратно к той же опере придется?

Забавно, инстинкты оставались инстинктами. Смотреть на чужие страдания Холли не любила. Особенно - если моральных там куда больше, чем физических. Инстинкты требовали сделать что-то, чтобы человеку, находящемуся перед ней, стало лучше. Холли подавила это желание. Отвязывать доктора небезопасно и неразумно. Серьезных увечий ему Дерек пока нанести не успел. Что же до эмоций, то тут пока толком ничего не ясно.

- Пристрели уже и успокойся!

Холли присела перед Прайсом на корточки и покачала головой:
- Нам только калечить разрешили, но не убивать. Пока. Да и я-то уже и пока спокойна. Чего не скажешь о вас.

Она помолчала, в очередной раз собираясь с мыслями.
- Доктор, вы прекрасно понимаете, что высказанные мной к вам претензии, ну, мягко говоря, не очень справедливы. Это даже я понимаю сейчас. Но вы при этом почему-то чувствуете себя настолько виноватым передо мной, что даже как-то пожалеть вас хочется, а не обвинять дальше. Что ж там такое было-то? За что на самом деле благодарила Вас моя мама?

На мирное продолжение беседы она, в общем-то, не особенно рассчитывала. Престон нетерпелив и не склонен к гуманности, доктор на взводе, а на собственное самообладание рассчитывать не приходится - гарантий, что она не заведется от ответа доктора, нет никаких. Но попытаться все-таки стоило.

Отредактировано Holly Willow (2013-05-20 20:59:10)

+2

28

Началось. От ударов Катберт только скалился и латать себя не спешил. Такое можно и потерпеть, лучше приберечь энергию на случай если... Да кому он врёт? Боль - признак непокорности, признак того, что он не следовал послушно чужим требованиям. Если Изгнанники чего-то от него хотят, то придётся из него выбить. И удар под рёбра доктор принял почти с радостью, если бы не перебитое дыхание и отчаянно-хриплые попытки вдохнуть. Чувство, мягко говоря, неприятное. На автомате мысленно прощупал рёбра - целы, только ушиб будет. Ерунда, мелочи. Злобный смешок сам собой вырвался сквозь  тяжёлое дыхание. Дуболом, пусть избивает, отводит душу, но чёрта с два он сломит его психологически. Психологически куда опаснее была Холли.

Она отнюдь не стала вымещать на нём ни злобу, ни обиду. Она сделала хуже - она задала прямой вопрос, ответ на который царапал глотку не хуже горсти гвоздей. Заново пришлось пережить этот момент - пробирка в правом кармане, пробирка в левом. Полные благодарности глаза. На языке крутятся слова "За ней придут, сейчас же всё бросайте и в подземелья, пока не поздно", но всё сильнее глушит гаденький голос второго "я" - а вдруг пронесёт?. Вдруг перепутал пробирки и отдал подделку? Вдруг они все ошиблись и никакой мутации нет? Вдруг случиться нечто и она успеет спастись? Не случилось. Не ошиблись. Не пронесло.

Смолчать Катберт не мог. Не имел права. Прайса Холли могла ненавидеть сколько душей угодно. Но то презрение по отношению к матери, которое Катберт уже не раз слышал за этот безумный вечер... Да, так оно всё и выглядело. Если извлечь из истории тот фрагмент, где Прайс и мать Холли договорились о подделке анализов, всё выглядело как большая мерзкая подстава. Таковой она и была, только мать Холли была не зачинщиком и даже не участником. Второй жертвой. И самое обидное, что даже не злого умысла, а банальной трусости.
Так найди в себе смелость ответить хотя бы сейчас.

За что на самом деле благодарила Вас моя мама?
- За твоё спасение. Она всё рассказала только затем, чтобы я обманул Миллениум. А я не обманул, - он резко глотнул воздуха, которого внезапно снова стало мучительно мало. Может стоило всё-таки снять отёк? Секундная мысль так и оставшаяся мыслью.  - У тебя была другая версия, да? Плохо разбираться в людях - похоже, у вас это семейное.

+2

29

- За твоё спасение. Она всё рассказала только затем, чтобы я обманул Миллениум. А я не обманул.

Холли резко встала, отступила на шаг, наткнулась спиной на Престона и замерла. Слова доктора доходили медленно, и девушке пришлось пару раз повторить их про себя мысленно, чтобы понять до конца.

Первое время за Стеной она постоянно думала о матери, о предательстве; то злилась, то пыталась понять, то оправдать. К счастью, на базе всегда находились дела, так что на переживания нередко не оставалось ни сил, ни времени, но и то каждую ночь кошмары ей перестали сниться только месяца через два-три. Постепенно Холли успокоилась, простила и почти перестала вспоминать о произошедшем. Но, как выяснилось сегодня, тема как была острой, так и осталась.

И теперь получается, что... Мама ее не предавала. Мама хотела ее спасти. Этому, вроде, надо радоваться. Очень-очень радоваться. А то, что мама говорила в тот день, когда Холли рассказала ей о способности, о том можно забыть. Люди много всякого говорят в запале, чего не имеют в виду или имеют в виду не то, что говорят. Да на сказанное тогда Холли давно уже и не злилась. Иногда болезненно царапало брошенное на эмоциях "Лучше б тебе вообще не рождаться, чем стать такой", но даже это все ерунда. Мало ли кто что говорит. Действия-то - вот они.

Такую беспомощность пополам с непониманием Холли ощущала в своей жизни всего раз - когда узнала о гибели отца. Даже год назад, за Стеной, она не чувствовала себя так потерянно. Она настолько привыкла к осознанию предательства матери, что теперь, узнав обратное... Она даже облегчения от этого знания не испытывала.

Вместо него остро ударило другое - она год думала плохо об одном из самых близких ей людей. А в тех, кого любишь, надо верить. Верить до конца. В них нельзя сомневаться, даже если со стороны все выглядит совсем плохо. И она должна была верить, а не злиться. Должна была, но...

Когда погиб отец, рядом была мама. Кто из них тогда больше нуждался в поддержке, сложный вопрос, но тем не менее они друг у друга были. Но мамы сейчас не было. И Джилл не было. Никого не было. Джилл... Мысль о Джилл добила окончательно.

Холли рвано выдохнула, развернулась и молча повисла у Престона на шее. Слез не было, ее просто трясло то ли в беззвучных рыданиях, то ли в смехе. Менее подходящую кандидатуру для моральной поддержки сложно найти, но рациональных мыслей в голове не осталось, да и что бы они изменили?

Отредактировано Holly Willow (2013-05-24 19:26:39)

+2

30

Уиллоу как-то незаметно переместилась в пространстве и оказалась рядом с ним, сжимающей его руку.

- Рик. Ну. Ну подожди. Лучше тебя у него хамить все равно не получится. Да и не хамство это уже, а истерика. Изобьешь - а вдруг нам потом его тащить обратно к той же опере придется?

Дерек из-под грозно изогнутых бровей зыркнул на доктора, который в ответ на удары только скалился, требуя добавки. И очень быстро бы ее получил, да только Уиллоу почему-то не терпелось почесать с Прайсом языками, а процесс избиения плохо влияет на четкость выражения мысли. Престон перевел взгляд на Холли.

– Да ничего ему не сделается. Раз он целитель, так подлечится.

Но возможность потрепаться с доктором Рик девушке все-таки предоставил, даже отступил на шаг, чтобы легче было обозревать всю картину.

Что удивительно, диалог состоялся. Холли проявила выдержку, Прайс пошел на контакт – все в шоколаде. С точки зрения Престона, ничего не изменилось. То есть совсем. Все это было понятно и так, без дополнительных уточнений. Какой-то там доктор сдал Миллениуму какую-то там санитарку – эка невидаль. Ну, правда, абстрактной санитаркой оказалась Уиллоу, а абстрактным доктором – конкретный сопротивленец, а в остальном-то… Ах да-а, Холли-то все это время считала, что прямиком за Стену ее отправила родная мамаша.

Только от этого все равно ничего не изменилось.

Кроме того, что руки Уиллоу вдруг оказались у него на шее, а голова где-то в районе груди. Престон в это время смотрел на Прайса и совершенно машинально положил ладони туда, куда удобно, а удобно им оказалось на теле Холли. И вот благодаря этому-то неосознанному движению Рик и почувствовал, что упругие выпуклости и вогнутости под его руками сотрясаются от беззвучных спазмов. Этого еще не хватало.

Престон решительным движением стащил Холли с себя и отвесил ей звонкую оплеуху. Надо же, а казалось, что он совсем легонько…

– Уиллоу, анаптикса тебя поцелуй! – рявкнул Рик, вместо того чтобы разбираться, не переусердствовал ли ненароком. – Держи себя в руках! Один истеричный мутант у нас уже есть, не добавляй к нему второго. Твоей матери от всего этого ни холодно, ни жарко, зато источник твоих бед и заблуждений у тебя в руках. Пользуйся моментом, другого может не быть.

+3


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Интермедия для ансамбля с пистолетами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC