Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Интермедия для ансамбля с пистолетами


Интермедия для ансамбля с пистолетами

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

Это маленькое откровение совесть отнюдь не облегчило, но возымело эффект в данных обстоятельствах куда более полезный. Холли отправилась искать поддержки у Престона и разом не только лишила Катберта любого рода расспросов, но и ограничило действия Престона. Это были несколько драгоценных минут, когда можно было собраться с мыслями и оценить обстановку, не отвлекаясь на побои и расспросы. Руки связаны. Может и есть какой-то хитрый способ освободиться от верёвки, но Прайс его не знал. Не приходилось раньше сидеть связанным. Надо будет попросить кого-нибудь дать пару советов. Если, конечно, доктор когда-нибудь ещё вернётся.

Чтобы высвободить руки, есть один очевидный способ. Выломать большой палец. Но куда ему прорываться с одной здоровой рукой? Значит надо сначала срастить сломанный палец обратно, делая вид, что всё ещё связан. Ослабить верёвки, улучить момент и нейтрализовать мучителя. Эффект неожиданности сравняет их боевой опыт. Но есть пара загвоздок. Во-первых, в таком положении сломать себе палец очень сложно. Ещё сложнее его правильно срастить. И почти невозможно сделать это незаметно, только если изгнанники будут чем-то отвлечены. Прямо как сейчас. Такого шанса может больше не выдаться.

Но палец не поддавался. К внутренней радости и осознанному отчаянью. Неудобное положение рук не давало никакой возможности ни вручную, ни посредством удара переломить кость. Если только немного помочь себе способностью. Нащупав знакомую стихию, ударившийся было в защитную панику мозг снова заработал как хорошо налаженный механизм. Кости. Что определяет крепость костей? Кальций. Что регулирует обмен кальция? Паращитовидная железа. Как? Паратгормон. Он стимулирует остеокласты. Что делают остеокласты? Синтезируют из костей кальций, тем самым их разрушая. То что надо. Только вместе с жаром от ускоренных процессов придётся бороться ещё с симптомами гиперкальциемии и слабостью. Если Прайс вообще перенесёт такую нагрузку.

Проще сразу подохнуть, честное слово.
Но что-то такое проснулось в нём. Азарт. Есть мизерный шанс, что всё сработает и доктор не может его не испытать. В любом случае, если он умрёт или сбежит, рычагов воздействия на Сопротивление у Фалька не останется. Адлер ведь не уйдёт без Джилл. Все будут в выигрыше. И даже не успев додумать, Катберт уже мысленно провалился в себя, нащупывая щитовидку. Паращитовидная здесь, рядом. Никогда этого не делал. Но орудовать своим телом куда легче, чем чужим.

Колотить озноб начал очень скоро. Вот и тошнота подступила, результат избытка кальция в крови и недостатка в костях. Катберт надеялся, что всё сработает, и скоро кости его станут не прочнее подгнившей деревяшки. Только если изгнанники вернутся к допросу, нарываться больше нельзя. Ушибом он больше не отделается. Надо ждать. Снова тянуть время и при этом не забывать о плане. Бежать - только когда всё нормализуется. Иначе шансов нет. Сколько это может занять времени? Нет ни малейшего понятия. Чем больше ускорять процесс - тем меньше сил останется. Надо найти баланс.

Звук оплеухи заставил вздрогнуть от неожиданности. Престон тут же разорался. Ситуация стала разворачиваться стремительно и непредсказуемо, но у Катберта не было времени вникать и тем более осознанно на всё происходящее реагировать. Он снова надавил на большой палец левой руки. Тратить силы на блокаду нервных окончаний рисково. Значит, только терпеть.

+4

32

Все произошло так быстро - руки Престона на ее талии, его же руки на ее запястьях и хлесткий удар по лицу, - что Холли не успела толком опомниться, только негромко вскрикнула и автоматически прижала руку к левой щеке. От боли - не от обиды же, в самом деле! - на глазах выступили слезы. Холли замерла на месте и зажмурилась, пытаясь справиться с головокружением. Престон не пожалел усилий для выведения ее из истерики.

– Уиллоу, анаптикса тебя поцелуй! Держи себя в руках! Один истеричный мутант у нас уже есть, не добавляй к нему второго. Твоей матери от всего этого ни холодно, ни жарко, зато источник твоих бед и заблуждений у тебя в руках. Пользуйся моментом, другого может не быть, - рявкнул на нее Дерек.

- Мать твою, Престон, - выдохнула Холли, и прозвучало это как-то совсем тихо и жалобно. А, может, и не тихо, а ей так только от звона в ушах показалось. - Убить меня хочешь? Я, вообще-то, человеческую речь понимаю. И ты это прекрасно знаешь. Необязательно меня бить. Тем более, так сильно.

Как-то ей за год общения повезло, что она ни разу до этого от Престона не схлопотала. Но все когда-то бывает впервые. Только она почему-то всегда думала, что получит током, а не вот так вот. Хотя, конечно, ничего удивительного в том, что он по головке ее не погладил, не было, но лучше б током шибанул, честное слово.  Однако накатившая истерика действительно отпустила, так что Холли была вполне в состоянии понять, что Престон был во всем прав - кроме крика и силы удара. Синяк еще, поди, останется.

В ушах перестало звенеть, и девушка рискнула открыть глаза. Головокружение, вроде бы, тоже прошло. В висках неприятно стучало, но это можно было пережить. В мыслях немного прояснилось, и Холли пришла к выводу, что ее вопросы к доктору еще не закончились. Она развернулась в его сторону... И поняла, что сделала это слишком быстро. Потому что вокруг все снова поплыло, а в глазах резко потемнело.

- Ну не настолько же он меня сильно ударил... - промелькнула мысль, а потом Холли совершенно недостойно и не ко времени потеряла сознание.

Отредактировано Holly Willow (2013-05-27 15:48:32)

+2

33

- Мать твою, Престон, – возмутилась Холли, но как-то уж больно жалостливо. Да ладно, не так уж сильно он ей заехал, пощечина она пощечина и есть. Обиделась, что ли?

Пока Престон удивлялся и размышлял в этом ключе, Уиллоу разразилась потоком слов, из которых непосредственно следовало, что с силой удара он таки погорячился. Рик нахмурился и критически оглядел покрасневшую щеку Холли.

– Ничего, жить будешь.

Но Уиллоу в ответ решила его добить, потому что повернулась, пошатнулась и непременно грохнулась бы на бетонный пол котельной, если бы у Престона оказалась реакция похуже. Легко отделалась, даже испугаться не успела.

Предотвратив неприятное падение (ну, вот и компенсировал затрещину), Дерек аккуратно опустил Холли на пол рядом с собой. Уиллоу же что-то химичила с компьютерами в полицейском управлении, потом сюда добавился нервный всплеск – и вот, пожалуйста, выход в счастливое бессознательное. Ничего с ней не случится – полежит немного, оклемается и придет в себя рано или поздно.

Итого: Холли в отключке, доктор притих, претензии ему высказывать некому – тишина, покой, благодать. Практически идеальная ситуация: все обездвижены и никто не достает.

Выпрямившись, Престон на шаг отошел от Уиллоу, уперся спиной в стену, скрестил руки на груди и сверху вниз воззрился на Прайса.

– Ну что, док, как будем развлекаться?
Знать бы еще, сколько времени им придется ждать, и до чего они в итоге дождутся.

Высвободив левую руку, Дерек посмотрел на часы. То ли переговоры затянулись, то ли там вообще творится черт знает что. Но во втором случае Фальк уже дал бы им знать. Если только он в состоянии, а не как Уиллоу.

– Сдается мне, твои товарищи не торопятся тебя вызволять, –
сделал вывод Престон.

Может, петь его заставить? Гимн. Изгнаннический. Да.

+3

34

То ли сам испугался, чувствуя, как крепчает боль, и ослабил хватку, то ли Холли успела упасть первой, перетянув всё внимание на себя, но палец остался целым. Пока что. Наблюдая за тем, как Престон с реакцией Спайдермена обогнал силу гравитации и подхватил Холли, Катберт даже на какой-то момент забыл о своём самочувствии. Вроде, бить должны были его и терять сознание должен был тоже он, а вот оно как вышло. Тесное общение с полицейской сетью даром не прошло.

– Ну что, док, как будем развлекаться?
- Шахматы, нет? Или в карты перекинемся? Только давай не на раздевание, я сегодня в плохой форме.
Паращитовидная вернулась в прежний режим работы. Однако при нормальных процессах, его скелет будет оставаться уязвимым ещё очень и очень долго. Успеет улучить нужный момент, если Престон не опередит его и не сломает что-нибудь ненужное.

Однако, от тошноты и высокой температуры доктора это не избавило. Градусов 38 с половиной по ощущениям, терпеть можно, тем более без стимуляции процессов температура скоро нормализуется. Тем не менее, голова дурная, сильно хочется спать, но нельзя. Надо хоть как-то поддерживать активность мозга. Говорить.  Голос был слабее, чем хотелось. Но удар по рёбрам служит хорошим алиби любым симптомам, чего бы он со своим телом не вытворял.

- Вас в Изгнании не учат оказанию первой помощи? Положить ноги выше головы, обеспечить приток воздуха, расстегнуть стесняющую одежду. Конечно, негоже девушку раздевать без спроса, но во врачебных целях я, так уж и быть, разрешаю.

Доктор окинул взглядом Холли. Дышит. Побледнела, но не не настолько, чтобы бить тревогу. Экстренного вмешательства не требуется. Со своей способностью лезть дистанционно Катберт и не собирался. В целительстве без физического контакта он был не силён и силы нужно беречь. Особенно когда есть старые, дедовские способы по борьбе с обмороками.
- А лучше вынеси на воздух и водой побрызгай. В этой духоте кровообращение чёрта с два нормализуется. Если она не придёт в себя минут через пять, тебе придётся развязывать меня, чтобы я исправлял последствия твоего благородного порыва избивать женщин.
А я пока отдохну и подготовлюсь к нашему дальнейшему диалогу. Или монологу. Это уж как пойдёт.

+3

35

Первой мыслью, когда Холли пришла в себя, было то, что лежит она на чем-то куда более жестком, чем ее кровать на базе. Ну и где же она?... Они же были в котельной с доктором, а потом...

- Ой...

Воспоминания быстро встали на свои места, а с ними - и осознание собственного состояния - на твердую троечку. По профильному предмету. То есть, живая-то она живая, но ощущения - лучше сдохнуть. Голова болела, от духоты подташнивало, щека ныла. Точно синяк будет. Рядом кто-то что-то говорил, но Холли толком не воспринимала голоса, прислушиваясь к своим ощущениям. Глаза открывать она не торопилась, как, впрочем, и шевелиться. Двигаться не хотелось совершенно.

- Если она не придёт в себя минут через пять, тебе придётся развязывать меня, чтобы я исправлял последствия твоего благородного порыва избивать женщин.

Доктор. Душно. Ага, они все еще в котельной. Значит, недолго она провалялась.

- Нет. Ну кто бы говорил!

От возмущения даже силы появились. Какие-то.

- Доктор, - с удивлением услышала она свой голос, звучавший ну как-то уж очень слабо. - Вот чья бы корова мычала, а?

Глаза она, наконец, открыла и уставилась на потолок котельной. Судя по тому, что, кроме головы и щеки, ничего не болело, на пол шмякнуться ей не дали. Престон все-таки поймал и положил. И на том спасибо. Совсем не обижаться на Дерека не получалось. Да, вряд ли он хотел отправить ее в нокаут. Да, он, скорее всего, просто не рассчитал. Да, это Престон, в конце концов, чего еще было ждать-то? Да плевать он хотел на ее обиды. Но пощечина все же неприятно зацепила. Во всех смыслах. Особенно, раз она сейчас упорно об этом думает вместо чего-то более конструктивного.

- Давайте... - Холли оперлась на локти и приподнялась, повернув голову в сторону доктора. Голова закружилась, и девушка тут же зажмурилась, но продолжила. - Давайте, мы с вами еще поспорим, что хуже - пощечина или путевка за Стену к диким?

Престон, конечно, ее пощечиной добил, спору нет. Но если б не приключение в полицейском участке, приправленное встречей с Джилл и доктором, а также всей свалившейся на Холли информацией, фиг бы она сознание от этого удара потеряла. Да и как-нибудь они сами с Престоном разберутся. Не доктору на эту тему высказываться.

- Интересно, что разумнее? Упасть обратно на пол или попытаться сесть до конца?

Первый вариант пока представлялся куда более соблазнительным, но намного менее целесообразным.

Отредактировано Holly Willow (2013-05-31 13:43:22)

+2

36

Стоило Престону оставить Холли в покое, как Прайс начал нудеть. Хотя что еще взять с сопротивленца, прикованного к трубе? Рик не дал себе труда перебивать окрашенное в медицинские тона вещание и спокойненько дослушал излияния доктора до конца, после чего хмыкнул.

– Раздевать Холли – чтобы она потом меня изнасиловала в благодарность? – фыркнул он и изобразил на лице утрированное выражение ужаса. – Если через пять минут не очнется, вынесу на улицу. А воды все равно нет, только спирт. Не желаешь?

Впрочем, не имело никакого значения, что именно ответил бы Прайс, если бы он ответил: через две секунды Дерек уже забыл о своем щедром «предложении», потому что Холли начала подавать признаки жизни. Ну, говорил же он, что ничего страшного с ней не произошло!

- Доктор. – А Уиллоу лишь бы поспорить: еще не пришла в себя, а уже тянет поучаствовать в дискуссии. – Вот чья бы корова мычала, а?

Задав этот полный жажды справедливости вопрос, Холли приподнялась на локтях и поморщилась. Вот же неймется.

– Так, Спящая Красавица, давай без резких движений! Второй раз я тебя могу и не поймать.

Уиллоу, правда, пока недалеко оторвалась от пола, но чтобы долбануться головой о бетонные плиты, в ее состоянии хватит и этого. И тащи потом на себе обоих… потому что от этого доктора помощи фиг дождешься, только рад будет умотать при первой же возможности. Дерек даже признавал, положа руку на сердце, что Прайса сложно в этом винить: при таком длинном языке число желающих прибить бедного доктора имело все шансы на поминутное увеличение, и надо быть конченым идиотом, чтобы этого не понимать. Прайс на идиота не походил. Наверняка уже сидит и разрабатывает себе план побега. Ничего, пусть продолжает, тоже хорошее развлечение.

– И от споров советую временно воздержаться. Лучше сразу его пристрели, чтоб не мучиться.

Жаль, сделать это без прямого распоряжения Фалька примерно равносильно самоубийству. А с другой стороны, несчастные случаи происходят каждый день… И телепатия тоже. Престон подавил трагический вздох.

– Ну что, тащить тебя на воздух или так переживешь?

Отредактировано Derek Preston (2013-06-04 13:40:25)

+2

37

Не смотря на клятву Гиппократа, врачебную этику и просто моральные нормы, тот факт, что Холли быстро пришла в сознание, Катберта слегка разочаровал. Если ещё и без каких-либо последствий, то всё, пиши пропало, единственной проблемой снова будет доктор. Опять расспросы, болезненные воспоминания и муки совести, почти подавленные муками физическими.

Голоса он слышал как в тумане, считал свои нарочито глубокие и сосредоточенные вдохи, пытаясь сконцентрироваться, хоть немного. Бросить бы опасную затею, да вернуть всё как было, но зря он что ли столько энергии потратил? Просто... продолжать разговор, найти момент, когда его гримаса боли будет оправдана. Совестью, тяжёлыми воспоминаниями, внутренней борьбой.
Если рука всё равно не пролезет через петлю, я буду смеяться. Очень громко и истерично. Тогда точно пристрелят.
Или снова вдарят под дых и тогда уже придётся считать не вдохи, а рёбра. Целые. По пальцам. Если он вообще вспомнит названия цифр.

Когда должна была состояться встреча? Полчаса уже точно прошло. Договорились ли они? Обошлось ли без драки? Может за доктором уже идут? Он на это не надеялся, но сама мысль была приятна. Сейчас бы многое отдал, чтобы оказаться в своей развороченной квартире. Или в мрачном медицинском крыле штаба. Или хотя бы в пропахшей бинтами и спиртом больнице. Лечь и откреститься от всех земных дел. Не думать ни о полиции, ни об уликах, ни о побеге, вообще ни о чём. Лежать с пустой головой и гипнотизировать потолок.

Только не раскисай, соберись, скоро полегчает. Может быть.
Какие последствия даст гиперкальциемия сказать сложно. Органы его в идеальном состоянии, сокровище для медицинского факультета, хоть сейчас в формалин, но при такой нагрузке нет никакой гарантии, что печень или сердце не пошлёт его к чёрту и не канет в небытие. Смерть, конечно, не худший исход в данной ситуации, но будет немного обидно.

Отредактировано Cuthbert Price (2013-06-09 01:05:02)

+5

38

Свернутый текст

Простите за эту простыню...

Доктор на ее слова не отреагировал, что, пожалуй, было и неплохо. С Прайса станется спровоцировать ее даже тогда, когда она находится в состоянии, совершенно неподходящем для выяснения отношений. Зато на ее прихождение в себя очень живо среагировал Дерек - и сразу же начал давать ценные указания. Кажется, он даже за нее беспокоился. Ну, в своей манере.

Холли поморщилась и, в итоге, решила улечься обратно на пол. Попытка сесть могла оказаться чреватой впечатыванием все в тот же пол, не затылком, так лбом. Так что девушка снова уставилась в потолок и попыталась сосредоточиться.

– Ну что, тащить тебя на воздух или так переживешь?

- Вот скажу я, что тащить, - очень тихо отозвалась Холли. - И получу от тебя в ответ что-то вроде "тренируй многофункциональность". Нет у меня сейчас сил с тобой спорить, Престон.

А раз сил нет, придется самостоятельно себя за уши вытаскивать. Увы, не та ситуация, когда Дерек ей может помочь, если и захочет. Дважды она сегодня уже огребла, когда реагировала естественно, а не с поправкой на Престоновское восприятие. Третьего не хотелось совершенно.

Холли закрыла глаза и заставила себя собраться и упорядочить разбегавшиеся во все стороны мысли.

- Ну-ка, а если способность попытаться зацепить сознательно?

Как минимум, частично ее состояние сейчас вызвано эмоциями, если их вырубить, должно стать легче. Полностью в себя она не придет, но желание сдохнуть на второй план, пожалуй что, отступит. Убрать переживания из-за мамы, обиду на Престона, раздражение в адрес доктора.

- Спокойствие. Спокойствие. Ты - компьютер. Компьютеры не нервничают, не переживают, не страдают, не злятся, не обижаются.

В голове яркой вспышкой возник компьютер из полицейского участка, с которым она не далее, как пару часов назад общалась. Возник не внешне, а как бы изнутри. Правильных слов для описания Холли не смогла бы подобрать, потому что технического образования не имела, и почти все, что делала со способностью, воспринимала исключительно интуитивно. Вот и сейчас. Она на мгновение будто полностью соединилась с техникой, поняла, что кто-то очень активно и старательно пытается восстановить контроль над взбесившейся системой...

По телу прошла волна дрожи, и Холли резко открыла глаза. Такое ощущение покоя и внутренней тишины случалось и раньше, но приходило и уходило оно само. Холли никогда не могла его контролировать. И уж тем более поймать связь с компьютером на расстоянии, как получилось сейчас.

- Это я - что, выходит? Могла бы какие-то фокусы на расстоянии проделывать? Интересно, а внешне во мне что-то поменялось? Типа выражения глаз?

Эти светлые мысли была отложены до лучших времен, и Холли в очередной раз оценила свое состояние. Жить стало определенно веселее. До "пятерки" было еще далеко, но на твердую "четверку" - вполне. Душновато, голова все еще болит, но уже не кружится. Наверное, она даже сможет сесть и вернуться в разговору с доктором.

Кстати, о докторе. Паззл снова начал складываться, но теперь уже немного в другом направлении. Для полного понимания произошедшего - и закрытия гештальта - оставалось чуть-чуть. В общем-то, Холли и сама уже примерно догадалась, но хотела убедиться окончательно. И если все так, как ей кажется, то и на доктора тоже можно перестать сердиться. Даже если он будет упорно ее провоцировать. Холли уселась, со второй попытки и прислонившись спиной к стене, но это уже детали. Поймала взгляд доктора - какой-то уж слишком отстраненный.

- Доктор? У меня к вам есть еще пара вопросов, - достаточно громко и внятно окликнула она его, но реакции не получила.

- Тааааааааак. Вот только сосредоточишься, возьмешь себя в руки, а на тебя уже реагировать перестали. Где справедливость?

- Дерек, если тебе не сложно, ты не мог бы как-нибудь пнуть доктора? Только не смертельным ударом. А то он где-то в астрале завис. - Холли посмотрела на Престона снизу вверх. - Мне отсюда далековато тянуться.

Был бы это Фальк, девушка бы решила, что он с кем-то общается. Но у доктора способность другая. С чего бы ему так зависать? Дерек не так сильно его шарахнул, да и они весьма мило общались всего несколько минут назад. Так тщательно обдумывает план побега разве что... Ну-ну. Это он зря.

Отредактировано Holly Willow (2013-06-09 12:40:46)

+3

39

Спорить с Холли в этот раз Рик даже не думал, но если она не хочет, то и не надо. Не будет же Престон кому-то навязывать свою помощь. Хотя еще вопрос, может ли насильственно оказанная помощь считаться таковой… но это проблема терминологии, а у них тут не научный диспут. На нет и суда нет.

Уиллоу, видимо, не без труда, но приняла относительно вертикальное положение… и куда-то провалилась.
– Только не снова в обморок! – протестующе прокомментировал Престон и покосился на Прайса. Нет, вы только посмотрите – и этот в нирване!

Однако едва Дерек собрался театрально развести руками, как взгляд Холли внезапно стал осмысленным. А голос – заметно более уверенным, чем за минуту до этого.

– Допрос с пристрастием продолжается? Поздравляю, Уиллоу, ты идешь на поправку. Смотри осторожнее с этим: если сейчас еще и ножичек достанешь, я окончательно уверую, что мне не придется тащить тебя на себе через стену.

Но вот же напасть, Холли отчего-то по-прежнему больше занимал сопротивленческий доктор. Может, это любовь? Причем, видимо, невзаимная, потому что отвечать на оклик Прайс не торопился.

- Дерек, если тебе не сложно, ты не мог бы как-нибудь пнуть доктора?
– Да запросто.
- Только не смертельным ударом.
– Не будь такой привередой! – картинно возмутился Престон, неспешно отлип от стены и походкой профессионального бездельника приблизился к доктору. Пару секунд поглядев на оного сверху вниз с очень нехорошей ухмылочкой на лице, Дерек вдруг замахнулся ногой с таким видом, как будто собирался отправить Прайса на Миллениум с одного удара – но в последний момент «передумал» и только легонько пнул повстанца по ноге носком ботинка.

– Ау, док! Тут одна девица только что из обморока больше беспокоится о твоем состоянии, чем о своем. Невежливо в такой момент помирать от страха.

…А что это с ним вообще?
Престон наклонился к Прайсу.
Что за?..

– Так, – рыкнул Дерек, дергая дока за воротник. – Не смей мне тут подыхать без разрешения!

+3

40

Изгнанники снова затеяли перепалку. Катберт даже не стал пытаться вслушиваться, скорее наоборот, абстрагироваться. Резкие звуки уж очень гулко отдавались в голове. Как после похмелья. А вот слова про пнуть он услышал, очень хорошо услышал, и даже успел выговорить:
- Не надо меня пинать, я всё слышал!

Однако принимать его пожелания никто не стал, даже более того. Ухмылочка этого типа подсказала доктору, что сейчас у него не просто перелом будет, а открытый. В лучшем случае. Если позвоночник не вылетит к чертям, смотря куда Престон попадёт. Но в то же время это долгожданный шанс сделать то, что задумано. Свалить всю боль в одно. Катберт надавил на ослабшие суставы больших пальцев, зажмурился, вжавшись в ненавистную трубу, прекрасно понимая, что как ни готовься к боли, всё равно окажешься не готов, но... Сейчас или никогда.

Престон замахнулся. Подгадать момент, чтобы совпало, надавить чуть сильнее и... Хруст он скорее почувствовал, чем услышал. Но... чёрт побери, Престон его не ударил. Этот жалкий пинок не был ударом, какого чёрта? Реакция Прайса явно не соответствовала.  Побледнел и сжал челюсти так, что, казалось, вместе с пальцами сейчас треснет ещё и череп. Сейчас заподозрит. Поэтому быстро.

Правая рука повредилась крайне удачно. И крайне неприятно. Доктор лишь выдавил себе сустав. Кость треснула, но не переломилась. Меньше сил на лечение. Зато с левой всё ровно наоборот. Он умудрился выломать вместе с суставом ещё и запястье. И именно левая рука больше всего сводила его сейчас с ума.

Престон заметил неладное. Подошёл, дёрнув за воротник. Только вспышка адреналина позволяла продолжать действовать. Катберт сделал вид, что в ярости предпринимает попытку вырваться, в то же время освобождая руки от верёвок, ещё больше задевая свежие увечья. Кажется, из его горла прорвался сдавленный рык, когда рука мучительно проходила сквозь тесное кольцо верёвки, оставляя ссадины. Но прошла. Руки оказались свободными.

Доктор затих на мгновение. На полноценное лечение времени нет. Одним усилием воли вернул сустав на место, способность быстро затянула связки назад. Левая подождёт. Если срастить неправильно, придётся потом снова ломать. Дважды в день такое переживать доктор был не готов. Ему пока хватит и одной правой руки. Но недостаток кальция в костях никуда не делся. Бить Престона - ещё себе что-нибудь сломать. Оставаться сидеть - и всё было зря. Бить.
Не успев как следует подумать, он кинулся всем весом Престону под ноги, валя того на землю. Удар в запасе был только один, но целиться времени не было. Левой по лицу, чувствуя, как снова что-то хрустнуло. Хуже уже не будет. Резко вскочить на ноги и дать дёру к дверям, пока никто не опомнился вытащить пушку или запустить разрядом электричества. Если повезёт - успеет скрыться в переулках. Если повезёт.

Отредактировано Cuthbert Price (2013-06-15 18:16:28)

+3

41

Последняя фраза, сказанная Адлером, странным образом подняла Фальку настроение. Наглец, конечно, но… если бы все Сопротивление мыслило так же, как он, новых проблем бы у них не возникало. Жаль, этот вариант слишком смахивает на утопию.

«Лейн, оторвись от девушки, мы уходим», – мысленно скомандовал Фальк. Крис, поняв, что заварушки не будет, решил времени зря не терять и уже нашел себе объект для соблазнения.
Я тебя догоню.
Ноги в руки!

Райнер прогулочным шагом пересек оперную площадь. Прямо перед ним выскочила из переулка парочка патрульных. Один из них на ходу жевал пончик, другой думал о том, как ему осточертело без дела шататься на улице, и что нужно поувольнять всех метеорологов, если они не предупредили город о таком жутком граде. Да, Джилл постаралась на славу… До края площади Фальк дошел, пристроившись к полицейским сзади; потом свернул на боковую улицу. Пора узнать, где его герои. И Прайс.

Не смей мне тут подыхать без разрешения!
Вот так оставляй их без присмотра.
– Престон, сбавь обороты и покажи мне, где вы. – Картинка пошла почти моментально. Подвал… нет, котельная, темный двор, табличка с названием улицы… – Знаю, – сразу же оборвал Фальк, предупреждая возможные словесные формы ответа, в которых уже не нуждался. Привязанного к трубе Прайса он тоже успел увидеть, и, видимо, стоило поторопиться.

Остановившись на перекрестке, Фальк потянулся мыслью к родным лесам.
– Герт. Герт! – Изгнанник на том конце дернулся, едва не расплескав чай.
Хоть мысленно не подкрадывался бы!
– Все имеют право на дурные привычки. Ты мне срочно нужен в городе. Знаешь улицу…

Прошло меньше минуты, когда они оба уже стояли перед входом в бойлерную.
– Четко, – прокомментировал Фальк и усмехнулся. – А теперь вернись за Лейном, потому что я, кажется, забыл сказать ему, куда идти.
Я вам личный дирижабль, что ли?
– Нет, ты намного лучше. Давай, одна нога здесь… – Герт растворился в воздухе, – …другая там, – в пустоту закончил Райнер и повернулся лицом ко входу.

Как раз вовремя, чтобы перегородить дорогу выскакивающему из котельной Прайсу, сбить его с первоначальной траектории и с помощью пары толчков развернуть к себе спиной, заломив ему одну руку (какой славный хруст!) и зафиксировав локтем шею. Заставив доктора замереть в таком положении, Фальк неодобрительно поцокал языком у него над ухом.
– Не самое удачное из твоих решений, старина.

Еще не выпустив Катберта, он ногой толкнул от себя тяжелую дверь котельной.
– Открывай, сова, медведь пришел.

Картина, представшая взору вожака, в целом мало чем отличалась от подсмотренного чуть ранее. Трубы, снова трубы, озверевший Престон. И еще Холли на бетонном полу у стены. Последствия диверсии в участке внезапно проявились?

Фальк ослабил захват и подтолкнул Прайса в сторону электрогенетика.
– Престон, лови. Потом расскажешь мне, куда это ты смотрел, что полуживой привязанный к трубе доктор едва от вас не сбежал.

Теперь Уиллоу.
– Холли? – окликнул изгнанницу Райнер. Присев рядом с девушкой на корточки, он посмотрел на ее покрасневшую от удара щеку, потом на вцепившегося в Прайса Престона… и ничего не сказал. – Сможешь подняться? – Фальк выпрямился и протянул Холли руку.

– Понимаю, вам всем интересно, что произошло у оперы, – не оборачиваясь, продолжил он. – Нам с Адлером удалось договориться. Я расскажу об этом через минуту, как только мы окажемся на базе – там тоже найдется масса желающих послушать. Катберт, ближайшие три дня ты проведешь у нас. Герт, – Фальку не нужно было видеть фигуру мутанта в дверном проеме, чтобы узнать о его появлении, – придется тебе еще немного поработать. Сначала Лейн, потом Холли, доктор и я. А Престон пешочком дойдет.

+2

42

Дальше все произошло слишком быстро, чтобы Холли успела толком отреагировать. Вскочить, правда, получилось, но доктор буквально смел ее с пути. Что и неудивительно - она и так-то не особенно боец, а после обморока только беглых пленников ловить. Бежать следом уж точно не получится, да и не догонит она. Впрочем, доктор развил такие скорости, что за ним и Престон не поспел. Вот только Фальку этом потом объяснять... Холли покосилась на злого как черт Престона и не стала ничего говорить.

К счастью, ни нестись следом, ни объяснять Фальку, почему Прайс пропал, не пришлось. Потому что вожак явился сам, да еще и в обществе  беглого доктора. Иначе как везением - и Гертом - это удачное стечение обстоятельств не объяснялось.

– Престон, лови. Потом расскажешь мне, куда это ты смотрел, что полуживой привязанный к трубе доктор едва от вас не сбежал.

- Именно что от нас, - недовольно хмыкнула Холли вслух и поднялась без помощи Фалька. В основном, чтобы понять, насколько она вообще способна это сделать. Вроде, несмотря на духоту, снова в обморок падать она не собиралась, и это определенно радовало. Головная боль, конечно, так легко не пройдет. А вот слабость ушла, оставив только усталость, которой посреди ночи удивляться не было смысла. Интересно, это и правда так способность мозги и нервы на место ставит?

Если бы она не психанула на провокации доктора, если бы не обиделась на пощечину, если бы не потеряла сознание, может, и не смог бы доктор от них сбежать. Развивать вслух эти мысли Холли не стала, посчитав излишним. Не время заниматься самобичеваниями на публику.

- Герт, придется тебе еще немного поработать. Сначала Лейн, потом Холли, доктор и я. А Престон пешочком дойдет.

- Раз договорились, и Джилл тут нет, значит, с ней все в порядке. Герт?!

Перспектива не обрадовала совершенно. Она и в адекватном-то состоянии не слишком любила телепортацию, а уж сейчас-то. Холли еще раз прислушалась к себе и пришла к однозначному выводу - передвигаться самостоятельно она вполне в состоянии без перспективы снова оказаться в горизонтально положении, а вот несколько секунд перелета с Гертом как раз могут быть чреваты.

- Фааальк, - вслух взмолилась она. - Можно я тоже пешком? Пожалуйста. Не надо мне сейчас опытов с этими ненормальными перемещениями в пространстве.

- Не говоря уже о том, что я если и не кинусь сейчас на доктора с чем-то тяжелым, то Бауэр точно подушкой попытаюсь придушить, если она вякать начнет. Мне жалко свою репутацию. Я не потеряю сознание, и спасать меня ниоткуда потом не придется. Честное слово. А подробности твоего общения с Адлером потом у кого-нибудь узнаю. Если тебе лень время на повторение объяснений тратить.

Добираться в обществе злющего Престона, конечно, та еще перспектива. Но, в конце концов, никто не сказал, что они обязаны общаться или вообще идти вместе. Большая часть полиции со Стены уже наверняка ушла, так что выбираться из Города можно по-разному. Узнать, до чего договорились Адлер с Фальком, конечно, хотелось, но не лететь с Гертом хотелось еще больше.

Отредактировано Holly Willow (2013-06-15 19:46:59)

+1

43

Фальк нарисовался в его сознании, мягко говоря, в не самый подходящий момент, о чем Престон не замедлил ему мысленно сообщить, и что Фальк в свою очередь не преминул проигнорировать. С Прайсом что-то было сильно неправильно. После легкой встряски он еще немного подергался, потом притих… Сюрприз.

В общем, приходится признать: Престону никак не приходила в голову мысль, что человек способен сломать себе руку, чтобы освободиться от пут. А видимо, именно это и означала недавняя гримаса на лице доктора, потому что как бы иначе он мог выбраться? Свои узлы Дерек знал, с полпинка не развяжешь.

Эффект неожиданности сработал во всей красе. Удар под ноги застиг Престона врасплох. Удержать равновесие оказалось невозможным. Чудом не приложившись головой о трубу, Рик пропустил еще один удар, на этот раз в лицо. Он попытался, не глядя, схватить конечность, которая так нахально врезалась в его черепушку, но поймал лишь воздух, чертыхнулся и сплюнул. Не зубы, по счастью. Мысленно призывая всех известных демонов на голову доктора, Престон дернулся следом за ним, однако что-то сбоку от него оказалось против. Сначала Дерек заметил только, что нечто мешает его продвижению вперед. Боль проявилась позже: какая-то из чертовых плохо торчащих железяк распорола ему куртку и руку до локтя. Все это, от первого броска Прайса и до его исчезновения за дверью котельной, заняло считанные секунды. Еще через пару секунд дверь распахнулась снова. Фальк с доктором в обнимку. Как он успел? Он же только что… а, ну понятно: Герт.

Фальк между тем отфутболил Прайса обратно к нему, и это было единственное, чему Престон был по-настоящему рад. Снова получив доктора в свое распоряжение, Рик вцепился в него мертвой хваткой и сделал все от него зависящее, чтобы неудавшийся беглец прочувствовал все прелести своего положения. Правда, ненадолго, потому что когда Фальк изложил план ближайших действий, Престон чувствительным тычком между лопаток оттолкнул Прайса от себя, вкладывая в этот пинок все накопившееся раздражение.

Издеваешься?!
– О, ну превосходно, – фыркнул Дерек. И подумал много чего еще непечатного. Смотрел он при этом, разумеется, на Фалька.
– Да катитесь вы ко всем чертям.

Не задерживаясь даже для того, чтобы подобрать веревку, Престон плечом растолкал образовавшихся перед входом Герта и Криса и вышел из котельной, напоследок от души хлопнув дверью.

+1

44

- И грянул гром, - успел подумать доктор, прежде чем оказаться на земле. Побег был окончен. Ребро. Локтевой сустав. Какая глупая мысль, сделать себя таким уязвимым в момент наибольшего риска. И всё оказалось зря. Свободы достался ровно один глоток. Не любила удача Прайса слишком уж люто.

Даже мысль "Я попытался" не прибавляла сил. Хотя и мыслей как таковых не было. Катберт едва не грыз землю от острой боли, всеми силами желая себе потерять сознание, но не получалось. Способность рефлекторно кинулась залечивать раны, пришлось напрячь все свои силы, чтобы держать её в узде и не поддаться искушению чуть облегчить боль хотя бы частичным заживлением. Нельзя. Не в этих условиях.

Тряпичной куклой он отлетел обратно к Престону. Хотя бы ноги целы, но от этого не легче. К самостоятельным перемещениям он больше не способен. Как и к самостоятельным размышлениям за пределами "Терпеть, держать способность, не получить новых повреждений". Последнее особенно сложно после побега. Обращение и до этого было не слишком нежным, хоть и относительно гуманным. Теперь же с Катбертом осторожничать было ни к чему.

Три дня, - эхом отозвалось в голове. - Здравствуй, ад.
От тычка Престона Прайс снова оказался на земле. Сейчас самое время добить себя. Заставить поджелудочную отказать. Отнять у Изгнанников преимущество. Только намереваться куда проще, чем сделать. Как прыгать с парашютом. Думаешь "Сейчас прыгну", а всё откладываешь, и откладываешь, и откладываешь, хотя бы на секунду. Ищешь любые, самые нелепые причины этого не делать.

В голове глупые и неуместные мысли о том, что завтра смена, а он даже не может предупредить коллег. К матери давно не ходил. Не хотел, чтобы она видела его усталым, а усталостью Катберт уже пропитался до самых костей. Сестру не видел целую вечность. Уже, кажется, забыл как она сейчас выглядит. Помнит только ту маленькую девочку, которую можно было с лёгкостью усадить на плечи. Сейчас уже так не выйдет.

Ты не сможешь. Смирись.
Боль будто стихла. Удалось даже сесть, упершись здоровым плечом в стену. Будь что будет.

+2

45

Престон ушел громко. Фальк его не задерживал: погуляет, выпустит пар, подумает о смысле жизни и заодно побудет пока подальше от доктора – только полезно, с какой стороны ни посмотри. Следующей оказалась Холли. Про себя Фальк сильно усомнился в том, что прогулка в двадцать с лишним километров от Стены и до базы – удачная альтернатива мгновенному перемещению в пространстве, тем более для организма, ослабленного интенсивным действием способности и пережитым эмоциональным всплеском, но… Некоторые из изгнанников не имели проблем с авторитетами, в то время как другие слишком дорожили собственным правом на свободу выбора, и Фальк давным-давно махнул рукой на попытки донести до них мысль, что это их право никому, кроме них самих, не нужно даром. Уж в частных вопросах-то точно. Хочется Холли бежать за Престоном – на здоровье.

– Не надо так не надо, заставлять никто не будет.
«Только не жалуйся потом, будто я от тебя что-то скрываю», – предупредил Фальк. По сути это означало, что попытки пристать к нему с расспросами во «внеурочное» время будут просто проигнорированы. Потому что у него действительно не было ни времени, ни желания втолковывать суть ситуации каждому в отдельности. В конце концов, у них на базе почти пятьдесят человек.

Ну, а что же Катберт? А Катберт в это время методично превращал себя в человеческий лом, морально и физически. Правда, приходится признать, не без их помощи.

Три дня. Здравствуй, ад.

Хватило двух шагов, чтобы оказаться возле доктора. Фальк оценивающе поглядел на него сверху вниз, потом присел на корточки рядом, с интересом вглядываясь в лицо Прайса. Как же люди любят сгущать краски… Или они с Престоном на пару и впрямь перестарались?

– Сдаться и умереть всегда проще, но для тебя это будет бегством, а не победой. К тому же, это ничем не поможет Сопротивлению, не говоря уже о том, что твои друзья лишатся надежды на оперативную медицинскую помощь. Поэтому советую поскорее привести себя в норму, док, и двигаться дальше.

Фальк сунул руку в карман и извлек оттуда мобильный телефон Прайса. Обещал же вернуть.

– Вот, – Райнер протянул мобильник владельцу. – Можешь предупредить коллег, что приболел и не покажешься на работе ближайшие два-три дня, чтобы тебя никто не искал. У тебя две минуты.

Через три минуты они уже были на месте: Фальк – дома, а Прайс – в плену.

+3


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Интермедия для ансамбля с пистолетами


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC