Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Разбор полетов


Разбор полетов

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Название: Разбор полетов
Время: 18 апреля 2998, середина дня, сразу после эпизода Nobody expects the Spanish Inquisition
Место: база изгнанников
Участники: Юлиана Уэйд, Дерек Престон, Райнер Фальк
Описание: условно воспитательная беседа между вожаком изгнанников и чемпионами по влипаниям по горячим следам после очередного лесного безобразия с участием Престона и Яночки.

0

2

Когда группа, состоящая из троих изгнанников, показалась из-за деревьев, Фальк сидел на пеньке неподалеку от входа в бункер, с комфортом устроив лодыжку одной ноги на колене другой и безмятежно покуривая сигаретку. Приближавшихся Робертсона, Яночку и Престона он как будто бы вовсе не замечал и взглянул в их сторону лишь тогда, когда эта компашка поравнялась с ним.

– А, мои любимые рекордсмены.

Приветствие относилось к двоим из троицы. Робертсона, в неумеренных влипаниях не замеченного, стоило отпустить, и Фальк ему кивнул:
– Спасибо, Карл, к тебе у меня никаких претензий нет.
Изгнанник, в свою очередь, ответил невозмутимым кивком и отправился по своим делам.

– Престон, стоять, – задержал вожак Дерека, уже вознамерившегося пристроиться к Робертсону и тихо свалить, минуя разбор полетов. – Нас с тобой ждет долгий и обстоятельный разговор.

Фальк спокойно сделал последнюю затяжку, бросил окурок в траву, растер его ботинком и лишь после этого поднялся с насиженного пенька.

– Вниз, – сухо велел он, одарив Престона прохладным взглядом. Яночку задело почти случайно и по касательной. В результате девушка, в отличие от вожака, мыслей читать не умевшая, пришла к выводу, что его любезное приглашение относилось и к ней. А Фальк был слишком раздражен, чтобы ее в этом разочаровывать. Тем более, своими или чужими стараниями, но за последние два дня Юлиана вляпалась в историю трижды – пугающая статистика.

В общем зале было пустынно, если не считать флегматично пережевывавшего кусок вяленого мяса Лэйна.
– Брысь, – коротко скомандовал Фальк, прошел вглубь помещения, устроился в любимом кресле и воззрился на сладкую парочку, занимавшую лидирующую позицию в чарте приключенцев среди изгнаннического населения на этой неделе.

– Ну что, товарищи попаданцы, поболтаем? – Вопрос был из разряда тех, на которые приемлемо либо отвечать утвердительно, либо не отвечать вообще. Когда Фальк продолжил, на насмешливость в его тоне не осталось даже намека.

– Престон. Что, дьявол тебя раздери, это было?

+3

3

Престон не боялся Фалька. Ему казалось, что они друг друга понимают. Может быть, не в частностях и конкретных мелочах, но в глобальном смысле. Вполне вероятно, что если бы вожак вел себя как-то иначе, Престон давно бы уже послал и его, и этот лесной бункер ко всем чертям и подался в город или прибился бы к другой группе изгнанников. Да: Рик без ложной скромности полагал свой разрушительный талант достаточно ценным, чтобы его всюду принимали с распростертыми объятьями, – а уже он сам располагал привилегией выбирать, где ему больше нравится. В лесах, в общем и целом, было неплохо. Но иногда случались казусы.

Фальк их, конечно же, ждал. За исключением будничных фраз или сугубо делового, если так можно выразиться, общения во время последнего похода в город, с монорельса они не разговаривали. Встреча с братом в тот день была событием, которое Престон полагал исключительно собственным личным делом, и отчитываться об этом перед Фальком не собирался, хотя и догадывался, что сам Фальк может считать правильной совсем другую установку. Дереку было наплевать. В конце концов, из-за треклятой телепатии вожак и так знал о каждом на базе неприлично много. Впрочем, как успел заметить Престон, много – не значит все. Когда-то он не придавал этому особого значения, но со временем заметил и уверился окончательно: Фальк не мог уследить за всеми. Черт возьми, он не Господь Бог, и голова у него только одна, а их на базе полсотни человек. Так что скрыть что-то было вполне реально. Другое дело, что при необходимости Фальк мог без особого труда потянуть за любую нужную ниточку и сдернуть покров тайны со всякого секрета. Что-то в этом роде происходило и сегодня.

Престона за его пока не такую уж и долгую жизнь часто били – достаточно часто, чтобы он научился держать удар и бить сам. С кем-то это удавалось проще, с кем-то сложнее. Фальк относился ко второму разряду по одной простой причине: он бил по мозгам. В основном. Но концептуально это ничего не меняло: линия поведения на все подобные случаи жизни у Престона была одна, и понимание либо непонимание ее со стороны собеседника ничего не значило.

Спустившись в бункер и зайдя в общий зал, Дерек обошел Юлианочку, размашисто оседлал лавку и полуприлег на стол, подперев голову рукой.

– Ты про то, что я не дал Карлу стереть память моему братцу, как ты приказал? – с нахальной прямолинейностью уточнил Престон. На Фалька он смотрел не с вызовом и даже не с дерзостью – так, с задорным пофигизмом.

Ага, я опять сделал не то, что ты хотел, давай, пристрели меня за это.
А не пристрелишь ведь.

+3

4

А Яна знала, что ничем хорошим это закончиться не может! Счастливая полоса «Я от пауков ушла, я от военных ушла, и от Престона скоро уйду» по закону мировой справедливости обязана была когда-то прерваться, и вполне логично, что судьба приберегла самое страшное напоследок. Ибо от кого – от кого, а от Фалька просто так не сбежишь.
Вообще-то, конечно, во всем был виноват её воспитатель. Да-да, именно в это нужно было сейчас максимально искренне поверить, чтоб не провалиться сквозь землю и пару этажей бункера под суровым взглядом телепата. Только вот Яночке почему-то казалось, что раньше Престон если и отличался, то происходило это не через день да каждый день, и на месте Фалька закономерно было бы искать причину проблем не только в глубоком внутреннем мире электрогенетика, но и где-то поближе. Да и персональных грехов у Уэйд успело поднакопиться, и то, что вожак не стал развивать эту тему вчера, не значит, что он не вернется к ней сегодня.
Тихо радуясь, что Престон перетянул внимание на себя, Яна, секунду поколебавшись, все-таки украдкой провела рукавом по скамейке и осторожно села на краешек, сложив ладони на коленях и пристально эти самые колени изучая. Фальк, восседавший в кресле, живо напомнил девушке, как меньше недели назад её посвящали в изгнанники. Тогда Яна думала, что это эти грязные мутанты станут её головной болью, а тут – гляди-ка, боевая ничья.
Престон вел себя откровенно нахально, и Уэйд, сидящая чуть позади, то и дело бросала на его затылок возмущенные взгляды. Может быть, удастся сыграть на контрасте «Плохой электрогенетик – хорошая Яночка», и Фальк отпустит её с миром, пожурив для порядка.
Первые же слова любимого воспитателя давали Уэйд отличную возможность развернуть мысленное выступление на тему «Как нехорошо не слушаться Фалька», но вместо этого мозг предательски громко озвучил другую мысль: «А собственно, почему нехорошо?»
Объективных причин стирать капитану память Яна не видела. Вот МакЭллан действительно представляла собой угрозу, и Уэйд даже готова была с некоторыми оговорками допустить, что в данной ситуации она заслужила не только амнезию, но и специфическую престоновскую галантность. А вот брат у электрогенетика оказался не в пример порядочнее и, что не менее важно, полезнее. Однако Фальком, похоже, руководил тот же принцип, что вчера заставил Престона навести пистолет на сержанта Барка: или ты, или тебя. Вообще-то, в целом Яна одобряла такой подход, но не когда он касался семьи и прочих тонких материй. Электрогенетик, конечно, был виноват во многом: в том, что завел их в логово пауков, что не сбежал, когда была возможность, что хамил Фальку, что просто родился, в конце концов, - но в этой ситуации, по мнению Яны, он был прав. А вожак, соответственно, неправ. Ой, а вот этого думать точно не следовало…

+3

5

Фальк всегда знал, что в девяти случаях из десяти Престон ведет себя как несносный нахал, а в десятом – как бессовестная скотина. Против природы не попрешь.

Фальк также знал, что Престон бунтовал, бунтует и будет бунтовать по мелочам из-за всякого пустяка – но не в глобальном смысле. И за это Престону многое прощалось. После символического наказания. За это и еще, может быть, за то, что Дерек являл собой ценную боевую единицу. Однако иногда желание просто подойти и дать ему по ухмыляющейся роже – исключительно в воспитательных целях, чтобы подкорректировать его несносное поведение – достигало критической массы.

Нарочито медленно Фальк достал пистолет и положил его перед собой на стол. На короткий миг у него во взгляде промелькнула насмешка: «Значит, не выстрелю? Ты в этом абсолютно уверен?»

– Три убедительные причины в пользу твоего решения, – потребовал вожак. – Подумай как следует.

Ирония положения заключалась в том, о чем этим двоим знать пока было рано… Но Фальк-то знал. В этом свете размышления Юлианы его немало позабавили. Правда, и эту карту раскрывать было бы еще преждевременно.

– Ты что-то хотела сказать, Яночка? – любезно осведомился Райнер, временно переключившись на девушку. – Может быть, у тебя как раз нашлось достойное объяснение, почему, вместо того чтобы тихо сидеть на базе и не создавать никому лишних проблем, ты уже трижды за последние два дня оказываешься в центре происшествий с участием диких, повстанцев и военных? Роль человека «33 несчастья» в нашей изгнаннической пьесе не предусмотрена. Пора бы уже браться за ум и учиться приносить пользу, потому что пока я ее не наблюдаю.

Особо вреда, впрочем, не было тоже: ничего непоправимого при участии мисс Уэйд еще ни разу не случилось – для изгнанников в целом, во всяком случае – и только она сама каждый раз оказывалась в ситуациях, мало совместимых с жизнью, выезжая из них на чистом везении. Но везение – штука ненадежная: рано или поздно изменяет любому, а Юлиана еще не успела войти в число тех, кому навыки позволяют справиться с трудностями и без него. Если так пойдет и дальше, рискует не успеть вовсе.

+4

6

Зачем Фальк достал пистолет? Если собрался его пристрелить, то не будет же он делать это здесь. Негигиенично. Тут люди кушают, а Фальк на этот счет щепетилен – это всяким Престонам все до сиреневой звезды. И потом, полы драить, кровищу отмывать… Ну, хотя, если заставить делать это Уэйд в качестве наказания за плохое поведение… Хохма. Фальк в своем репертуаре.

Однако стоило Дереку об этом подумать, как вожак перешел на личности, и личности оказались, пардон за каламбур, отличными от него, любимого.

– Хэй, она тут вообще ни при чем, – возмутился Престон. И как было не возмутиться: Фальк потратил столько красноречия – и не на него?! Какая неожиданная конкуренция, посмотрите, пожалуйста.

– Я уже подумал, – без перехода заявил Престон, принимая несколько более вертикальное положение в пространстве, однако так и не убрав локоть со стола. – Причина первая: если бы они оба приложились головой и потеряли память, это было бы подозрительно, и военные могли направить новый отряд прочесывать эту часть леса. Причина вторая: Марвин один раз уже дал мне уйти, хотя мог этого не делать – я должен был вернуть ему должок. Причина третья: а не пошел бы ты к черту со своими приказаниями. Достал уже, честное слово.

Повинуясь инстинкту, Рик прикинул, какие у него шансы успеть шибануть Фалька током раньше, если тот все-таки решит проделать ему аккуратненькую дырочку в черепе. Шансы были неплохие. Но вот что последует за этим, лучше было даже не представлять. А впрочем, где наша ни пропадала. Только если Джульенчик разнервничается и случайно подмочит вожаку кресло, то кресло может стать электрическим, а это фатально. Нет, вообще, лучше уж Фальк, чем какой-нибудь гиперправильный Феликс, но жить-то хочется. Фальку, наверное, тоже.

От этой мысли Престон внезапно приободрился и вспомнил еще кое-что: он подозревал, что вожак может распорядиться и вовсе прикончить всех выживших военных – так, чисто на всякий случай – но ведь обошлось же. Глядишь, и тут как-нибудь выплывет. Не в первый раз. Может быть, и не в последний.

+2

7

От прямого взгляда Фалька хотелось немедленно разрыдаться. Впрочем, это ощущение начало подбираться к Яне ещё в тот момент, когда с глухим холодным стуком на стол лег пистолет. Серьезность происходящего сразу подскочила до невиданных высот, и, несмотря на то, что столь очевидную демонстрацию фальковского недовольства, судя по всему, заработал Престон (то-то он с таким интересом на “пушку” поглядывает, вот как будто за утро на них не насмотрелся!), Уэйд это не сильно успокаивало. Мало ли, как у них тут решаются конфликты с начальством… Очень может быть, что завтра ей предоставят нового наставника. Ну, или Престону – другую головную боль, с ужасом осознала Яна, едва только телепат обратился непосредственно к ней.
Фальк, что самое обидное, был до отвращения прав. К тому же, его слова окончательно донесли до девушки всю глубину творящегося с ней кошмара, которая до этого как-то стиралась ехидными комментариями Холланд, оптимизмом Такер или невозмутимостью Престона.  В общем, ничего удивительного, что мисс Юлиана Уэйд не стала поступать разумно и отмалчиваться. Вместо этого она возмущенно приподнялась, буравя телепата обиженным взглядом, и одновременно с электрогенетиком выпалила:
- То есть, я не учусь? Если под пользой подразумевается сидеть в бункере и не высовываться, то зачем мне вообще вот он? А раз имеет смысл меня тренировать, то как это делать иначе, по картинкам? Я бы с огромной радостью ни во что не влипала, но я не виновата же, что там
– Яна махнула рукой в сторону выхода – одни дикие, военные и повстанцы, которые на базе, кстати, с вашего согласия!  Было бы там что-то другое – меня бы и учить ничему не пришлось! Престон, черт, что ты вообще несешь?!  - прервала Уэйд свою прочувственную речь, услышав феерическое завершение выступления электрогенетика.
«А ты?» - поинтересовался мозг. Часто забарабанили капли по краям оставленной кем-то миски. Девушка обессилено плюхнулась обратно на скамью, наблюдая за тем, как её нервная вспышка перевоплотилась из слов в очередной дождик, прицельно организованный раздраженной Яной над одинокой посудиной. Заодно мыть вечером меньше будет. Кому-то. Потому что её телепат сейчас точно убьет. Интересно, из пистолета – это не больно?..

+3

8

Престон возмутился, Яночка возмутилась тоже. Однако если первое было неудивительно, то второе стало для Фалька сюрпризом, ибо, по чести говоря, он не верил, что Юлиана решится закатить истерику в его присутствии. Разве что в самом деле сдали нервы.

Когда двое из ларца умолкли, в помещении повисла тишина.

– Все? – спокойно уточнил Фальк несколькими секундами позже, глядя на Яночку с выражением живого интереса на лице. – Ну, если мне будет позволено продолжить…

Он усмехнулся, поднялся, взял со стола пистолет, без спешки проверил обойму и патронник – но с такими расчетом, чтобы ни Престон, ни Юлиана не увидели того, что мог видеть он сам – развернулся к обоим спиной и прошел к ряду шкафчиков, расположившихся вдоль ближайшей стены. Там он остановился и обернулся – все еще с пистолетом в руке.

– Если ты не возражаешь, Престон, пропустим девушку вперед.

Миска, в которую стекал искусственный дождичек, стояла тут же. Фальк, не глядя, указал на нее кивком головы. Смотрел он при этом исключительно на Яночку.

– Уже лучше, – сообщил он после паузы. – Стресс неплохо способствует развитию способности на первых порах, не правда ли? А вот он – снова кивок, на этот раз в сторону Престона – неиссякаемый источник стрессов. Это к вопросу о том, зачем он тебе нужен.

– Теперь ты, Престон.
Фальк щелкнул предохранителем и вскинул правую руку, направляя пистолет на Дерека.
– Какова, по-твоему, вероятность, что я выстрелю?

Аргументы электрогенетика были, надо сказать, зачетные. Особенно последний. Так что Фальк в данной ситуации всего лишь рассуждал по принципу «заработал – получи».

+4

9

Вместо того чтобы сидеть и помалкивать в тряпочку, Джульен решила устроить скандал. Потрясающе. На эту картину Престон воззрился, живописно изогнув брови, и не забыл театрально нахмуриться на словах «вот он». У него, вообще-то, имя есть. А еще лучше фамилия. Последнюю Уэйд все-таки вспомнила не далее как через десять секунд, в течение которых умудрилась вдохновенно протараторить кучу какой-то фигни, внезапно завершившейся бурным всплеском. Без водички, кстати, тоже не обошлось.

– Заткнись, психованная, – ласково посоветовал Рик, растягивая губы в неправдоподобно широкой улыбке.

Но Юленька и так уже молчала. Видимо, осознала, что она только что высказала Фальку. Очень смело с учетом пистолета. То есть, ясно как белый день, что ей-то как раз ничего особо страшного не грозит, а если грозит, то не из-за этого эмоционального взрыва – но это Дереку было ясно, а как там насчет самого Джульенчика – неизвестно.

А потом бразды правления снова взял в свои руки Фальк. И пистолет, кстати, тоже. Когда вожак продолжил сольное выступление, Престон нацепил на лицо скептически-пофигистическое выражение и стоически пропустил мимо ушей очередное «вот он», которое Фальк наверняка перенял у Джульенчика с полной сознательностью, чтобы лишний раз подействовать на нервы «вот ему». Рик из принципа решил, что на такую дешевую провокацию он не поведется. И тут же получил другую, куда как веселее: дуло пистолета теперь уверенно глядело в его сторону.

Какова, по-твоему, вероятность, что я выстрелю?
– Примерно равна вероятности, что я успею от души шарахнуть тебя током напоследок, – фыркнул Престон. В гробу он видал все эти телепатические игры. Дерек чуть было не ляпнул то же самое вслух, но вовремя спохватился, потому как в гроб пока не рвался, небезосновательно полагая, что с этим всегда успеет. Можно чуток повременить.

Зачем Фальк устроил это представление, Престон не понимал, но чувствовал какой-то подвох. Размахивать оружием имеет смысл только в том случае, если собираешься из него стрелять – уж Фальк-то должен был это понимать. А коль скоро в эту самую минуту он пасся в мыслях Дерека, то должен был понимать еще и то, что ситуация, вообще говоря, патовая, потому что они торчат тут друг напротив друга, как две ядерные державы. Вроде, вооружены, а вроде и подыхать не хочется.

И чего ты добиваешься?

+3

10

Пауза затягивалась. Недостаточная влажность хорошо обогреваемого общего зала и какой-никакой самоконтроль Яны привели к тому, что раздражающий звук бьющих по металлу капель воды стих раньше, чем кто-то (или что-то) заглушил его. Уэйд ждала выстрела и точно так же не могла поверить, что он прозвучит. Мутанты, конечно, нелюди, они способны на что угодно, только за последнее время она все чаще повторяет эти слова просто как считалку, не веря и не вслушиваясь в них. Может быть, в этом её ошибка, гадать-то осталось недолго…
Голос Фалька прозвучал насмешливо-иронично, окончательно укрепив Уэйд в мысли, что стрелять в нее не будут. Вот только человек славен тем, что изобретает наказания если не страшнее смерти, то по крайней мере, создающие ей достойную конкуренцию.
На этот раз Юлиана вела себя умнее: молчала и внимательно следила исподлобья за передвижениями вожака. Стресса ей хватило бы на то, чтоб превратить весь лес в искусственный водный бассейн, и электрогенетик был здесь по большей части  не причем. Но целью Фалька было, очевидно, другое – подчеркнуть, что уместность его решений не оспаривается даже косвенно. Все равно дураком останешься. 
Возможно, удовлетворившись ходом Яниных мыслей, а может, просто решив, что и так уделяет девчонке слишком много внимания, Фальк повернулся к Престону и навел на того пистолет. Уэйд поняла, что её начинает бить мелкая дрожь. Телепат же не выстрелит. Не выстрелит?
И Престон просто бахвалится. Наверное. Про электрогенетика по бункеру ходили разные толки, но Яна пока ни разу не видела, чтоб он убивал кого-то, кроме лесного зверья. Пытался – да, её так вообще порывается угробить с завидной регулярностью, но… «Что, опять теория человечности? Ну-ну».
Уэйд не хотела думать, что будет, если она изначально неправа, и все закончится одним, двумя, а то и тремя трупами. Впрочем, в последнем случае она даже особо расстроиться не успеет. Но что это за пляски с бубнами, в конце концов?
«Фальк? Не надо, пожалуйста».

Бессмысленно надеяться, что телепат хоть как-то отреагирует на настолько слабый призыв. Яне оставалась просто беспомощно наблюдать и убеждать себя, что все это – не более чем игра.

+4

11

Престон, как водится, за словом в карман не лазил. Фальк не так чтобы безосновательно полагал, что и за делом у него не заржавеет, поэтому тут особенно важно было соблюсти меру. Не перетянуть, не переиграть и избежать всех прочих возможных пере-, а вместе с ними – необратимых последствий.

Немного отвлекало присутствие Яночки и ее громкие мысли. Тональность последних, впрочем, изменилась в верном направлении: Райнер с удовольствием прослушал пассаж о невозможности оспаривания его решений.

– Слегка утрированно, но в общем дельная мысль, постарайся ее запомнить.

Безмолвная просьба девушки на контрасте с престоновским нахальством звучала необычайно трогательно. Очень жаль, что момент для умиления оказался такой неподходящий. Выдохнув, Фальк опустил пистолет и щелкнул предохранителем снова. Абсолютно излишнее действие с практической точки зрения, но сейчас это было важно.

– Вот видишь, ты ошибся даже здесь. –
Он бросил пистолет Престону. Пистолет был не заряжен. – А все еще уверен, будто можешь додумывать мои мысли за меня.

Спокойно повернувшись к изгнаннической парочке спиной, Фальк открыл ближайший выдвижной ящик, достал из него сложенную в четыре раза клеенку, масло и тряпку, после чего со всем этим добром вернулся к столу, разложился на нем и жестом потребовал пистолет обратно.

– Я не просил Робертсона стирать память твоему брату. Ты сам все за всех решил, даже не дав Карлу договорить – и при этом сочинил себе большую проблему на ровном месте. – Фальк притушил усмешку, протерев пистолет снаружи, и принялся за его разборку. – Но поскольку я знаком с твоим духом противоречия, а конечное решение меня устраивало, когда ты взбрыкнул и встал на дыбы, я велел Карлу ничего не предпринимать.

И овцы целы, и волки сыты. Престон, конечно, снова будет недоволен… но уж это исключительно его личные проблемы. Вспомнив о присутствии девушки, Фальк повернул голову и посмотрел на Яночку.

– В следующий раз приглядывай за ним получше, Юлиана.

+4

12

Джульен – кто бы мог подумать – последовала совету и заткнулась. Впору обрадоваться – слушается! – но Престон как-то сразу пожалел: когда Уэйд верещала, было комфортнее. Привычная уже такая, уютная обстановка. Тишина – это всегда неприятно, затишья перед бурями бывают.

Кончики пальцев покалывало. Вообще-то, Дерек прекрасно понимал, что если вдруг Фальк выстрелит, то с этим ничего поделать будет нельзя. Программа уклонения от пуль – это таки фантастика, и током их тоже не остановишь, а после этого уже не шибко важно, что там будет с самим Фальком. Короче говоря, фигня полная, не складывается мозаика. В чем подвох?

Вожак все же опустил пистолет и вернул предохранитель в исходное положение. А потом оружие внезапно полетело в его, Престона, сторону. И Рик его, разумеется, поймал. На рефлексе. Чего?..

Сдвинув брови, он заглянул в патронник. Смысл ошибки, о которой распинался Фальк, стал чуть более понятен: из незаряженного пистолета выстрелить нельзя. То есть, шанс заэлектрифицировать дорогое начальство до смерти был выше, чем оказаться прибитым на месте самому. Всегда бы так ошибаться.

Но вот следующие слова Фалька… Дерек со смешанными чувствами воззрился на вожака, не отдавая себе отчета в том, что чисто машинально протянул ему пистолет. «Ну, охренеть!» – подумал Престон. И немедленно охренел. После пары мгновений полного офигевания идея все-таки угостить шефа порцией шоковой терапии показалась соблазнительной до черта, но что-то подсказывало, что поезд уехал.

Дерек рывком поднялся, встал одной ногой на лавку и спрыгнул в противоположную от стола сторону. Фальк в это время с невозмутимостью индейского вождя разбирал пистолет для дальнейшей чистки. Престон обиделся. Что со всем этим делать, он еще не придумал. Подходящего объекта для вымещения негодования в пределах общего зала ему на глаза не попадалось. Ввиду этого обескураживающего обстоятельства, Дерек хмыкнул, скорчил не глядевшему на него Фальку рожу, качнулся с носков на пятки и обратно, крутанулся на месте и с чувством собственного достоинства понес себя к выходу. Но на полпути внезапно для себя остановился и обернулся.

– Тогда что ты собирался передать моему любимому братцу через Карла?

Не искать же теперь Робертсона по всей базе ради удовлетворения своего любопытства. «А вообще-то, если понадобится, с удовольствием найду и выбью из него эту «бесценную» информацию», – зловредно подумал Престон, зацепив взглядом тонкую ухмылку Фалька.

+2

13

Обиженный Престон – черт, да ради такого зрелища можно было вытерпеть и пауков, и военных, и даже Фалька! Вид электрогенетика вызывал у Яны дикое сочетание умиления и желания истерично захихикать, причем и с тем и с другим нужно было бороться из соображений безопасности и какой-никакой солидарности. В столь нетипичное состояние дражайшего наставника вверг протянутый Фальком пистолет, в котором определенно было что-то необычное. Или не было обычного. Патронов, например. «А этот дурак же и током ударить мог», - укоризненно подумала Уэйд куда-то в сторону вожака, парой секунд раньше решив, что ждать от Престона гуманности – это все-таки  верх идиотизма с её стороны.
Впрочем, какими ни были планы электрического мальчика, откровения Фалька их, очевидно, нарушили. Яна не выдержала и в отчаянном жесте закрыла лицо рукой. В изгнанническом мире драмы так близко  соседствовали с фарсом, что привыкнуть к этому было сложновато. С другой стороны, может, поэтому обитатели базы ещё не выжили из ума. По крайней мере, не все.
– В следующий раз приглядывай за ним получше, Юлиана.

Изгнанница проследила взглядом за демонстративными плясками Престона вокруг скамейки и подняла бровь.
- Постараюсь. «Поводок и намордник не выделите?» - возможно, на электрогенетика лучше подействовал бы не кнут, а пряник, но просить у шефа виски как-то несерьезно.
Впрочем, субъект и объект воспитания, видимо, решил, что он ещё не договорил. Яна же, которую судьба военного волновала заметно меньше, внезапно вспомнила об одной невыясненной детали.
- А насколько хорошо изгнанники осведомлены о существовании такого необычного капитана Престона?
– Уэйд долго колебалась между тем, озвучить этот невинный вопрос вслух или задать только мысленно. Электрогенетик ей все равно не ответит, огрызнется в лучшем случае. Но надо же дать ему шанс. В конце концов, отношения к военным здесь у всех довольно странные, военные-мутанты – это вообще нонсенс, а Яна - девочка, никогда не знаешь, когда она сболтнет лишнего.

+3

14

Престон устроил цирк-шапито, как и положено Престону, когда он не пьет виски и не роняет вертолеты. Фальк не был заранее уверен в его реакции: предсказать действия некоторых изгнанников в принципе способна только Холланд и только благодаря предвидению, а Дерек, вдобавок ко всему прочему, принадлежал к числу буйных. Так что, можно сказать, Фальк был приятно удивлен, когда обошлось без разрушений. Оно и должно было обойтись, но «Престон» и «долг» в одном предложении помещались плохо: обычно Престон делал только то, что считал нужным сам. И как только сумел поладить с Ральфом?

Вопрос Дерека очень порадовал Фалька, и скрывать это он не собирался.

– Спасибо, – невозмутимо ухмыльнулся вожак. – За то, что ни в тот, ни в другой раз не пристрелил на месте тебя, дурака. Ну, и приглашение заодно. – А уж где там шутка, а где правда, пусть разбирается самостоятельно, если его так волнует этот момент.

Поглядев на Яночку, Фальк мимоходом подумал, что выделить ей в наставники Престона все же было не худшей идеей. Как в школе, когда здравомыслящих девочек сажают за одну парту с особо отчаянными хулиганами для умиротворения последних. Когда Уэйд пройдет период акклиматизации, это наверняка начнет работать… Если они до этого доживут. Практика показывала, что в жизни за Стеной есть определенные критические точки. Первая – конец первой недели. Тот, кто выживал в течение этого времени, мог продержаться не один месяц… и проститься с жизнью в другой критической точке, где-нибудь через год. Но заглядывать так далеко пока было слишком рано.

– Хороший вопрос, Яночка! – похвалил Фальк. – Так удивительно вышло, что Престон не посчитал нужным поделиться с кем-либо фактом существования другого Престона с генетическими отклонениями. Наверное, беспокоился, что кто-нибудь из нас может сдать его любимого старшего брата военным, – доверительно поделился он с девушкой своей «догадкой». Очередной камень в огород Дерека, разумеется. Сам напросился.

+3

15

Постараюсь, – раздалось со стороны Джульенчика. Чего, блин?! Ну, я тебе. Постарается она. Ух!

Увы, это были еще только цветочки перед следующим глубокомысленным изречением Уэйд. Точнее, вопросом. Да елки зеленые, чего ей не молчалось?

– С Луны упала? – выпалил Престон прежде, чем Фальк заговорил снова. Лучше бы он тоже молчал, право слово.

Фальку иногда хотелось просто дать по морде. Вообще-то, «иногда» – это было преуменьшение. Хотелось довольно часто. Сейчас, например, кулаки чесались так, что мама не горюй, но вместо этого Престон вернулся на несколько шагов и со всей дури пнул ногой огромный общий стол. Стол обиженно скрипнул, чуть сдвинувшись с места, и дал сдачи. Зараза.

Боль в ноге его не отрезвила. Напротив. Рик колюче уставился на Фалька.

– Что я, по-твоему, должен был сделать? Бежать к тебе сразу с монорельса и рассказывать, что у меня брат мутант? Или нет, встать на табуретку в общем зале и сделать для всей базы официальное заявление! Это же так важно для всех. У нас ведь все основано на доверии и взаимопонимании, все друг другу братья и сестры и не имеют права на такие ужасающие секреты от остальных.

Престон сам чувствовал, что несет страшную чушь, но остановиться уже не мог. Он приблизился к вожаку еще на несколько шагов.

– Чего ты приколебался? Это мой брат и мое личное дело, которое не касается ни тебя, ни этой подхалимки, ни других жополизов в этом долбанном бункере, поэтому запихни свою привычку копаться в чужом грязном белье себе в задницу и не суй свой длинный нос, куда не надо – вдруг сломается.

Как-то не вовремя вспомнилось, что к помощи Карла – через Фалька – он прибег по собственной инициативе, но крышу уже сорвало, а снявши голову, как известно, по волосам не плачут.

+2

16

Если бы Престон был последователен до конца и просто вышел из общего зала… это был бы не Престон. Пока он разорялся, Фальк отложил пистолет и сидел неподвижно, глядя на него снизу вверх. Когда водопад иссяк, вожак спокойно поднялся, прошел вперед и остановился в полуметре от изгнанника. Злости, как на днях с доктором, он не испытывал – скорее, усталость морального плана. Изо дня в день разбираться с чужими истериками в режиме 24/7 крайне утомительно. Кроме того, у некоторых товарищей явно присутствовали трудности с пониманием простых истин.

Несколько мгновений они стояли, глядя глаза в глаза. Потом Фальк резко, с короткого замаха, заехал Престону в челюсть. Потому что более ясного и универсального аргумента мир еще не придумал. Потому что объяснять одними только словами было долго и бесперспективно. А еще потому, что ему просто хотелось это сделать.

– Ты идиот, Престон. Клинический, – сообщил ему Фальк. – Я не вмешивался, пока ты сам меня не позвал. Забыл? Если ты хотел, чтобы это оставалось твоим личным делом, не надо было впутывать других изгнанников.

И не говори, что у тебя не было выбора. Он был, и ты его сделал.

И здорово подставился при этом. То, что произошло сегодня в лесу, можно было описать следующим образом: Престон триумфально загремел в ситуацию, в которой ему пришлось выбирать между интересами изгнанников и интересами брата. Попытка найти компромисс привела к тому, что для соблюдения интересов родственника были задействованы силы стаи, несмотря на то, что Дерек догадывался, чем это может для него обернуться. Однако ситуация оказалась решаемой, а кровные узы, по-видимому, что-то значили для Престона, поэтому Фальк почти готов был признать его действия оптимальными применительно к данному конкретному случаю. Но положение дел в целом ему не нравилось по одной простой причине: он не мог предсказать действий электрогенетика, если однажды безопасность его брата и безопасность базы окажутся на чашах весов при более критических обстоятельствах. Один счастливо разрешенный случай не гарантировал благоприятного исхода в дальнейшем, а прецедент – вот он.

Впрочем, Фальк вовсе не собирался принуждать Престона отказаться от своих сложных родственных чувств, да и вообще к чему-либо принуждать. Только чтобы втолковать это самому Престону, нужно было сначала остудить его пыл, а эта задача никогда не принадлежала к числу элементарных.

Лучшее, что мог сейчас сделать Дерек – это развернуться и уйти, потому что ждать от него извинений не приходилось. Однако Престон принадлежал к той породе изгнанников, которые могут ответить, причем не только на словах, и такую возможность Фальк тоже принимал в расчет.

+3

17

Этого следовало ожидать. И Престон честно ожидал. Только вот ему показалось, что кульминационный момент уже прошел, а Фальк… зараза. Пропустив удар, Рик по инерции отступил на шаг назад. Схватиться было не за что, но равновесие он удержал. Вожак в это время самоутверждался. Стиль общения у него такой. Самое ужасное, что он говорил вещи – за исключением идиота – которые Дерек знал и сам и с которыми был в общем-то согласен. То есть крыть нечем, и Фальк, естественно, прекрасно это понимал. Гад.

– Сволочной манипулятор, – с улыбкой вынес вердикт Престон – и занес руку для ответного привета. Вожак или нет, а кровь у него течет так же, как у всех. И да, так уж вышло, что о разумности подобного решения Рик не раздумывал.

Он знал, разумеется, что от первого удара Фальк закроется или уйдет. И не только от первого. В ближней схватке телепатия давала серьезное преимущество, позволяя предугадывать действия противника, что делало обманные маневры невозможными. Средство оставалось одно: бить так много и часто, чтобы он просто не успевал реагировать. Не совсем правильно было, наверное, начинать со свинга, потому что на такой замах времени требовалось больше, однако расстояние соответствовало, телепатия так или иначе сделала бы свое дело, а эмоции требовали выхода и интенсивного движения. Сразу за первым боковым ударом, направленным в лицо, последовал прямой левой в корпус, после которого Престон ушел назад, но ненадолго.

– А что надо было – пристрелить моего братца, чтоб не путался под ногами? Этого ты на самом деле хотел?

Едва договорив, Престон с глухим рыком попер вперед, как разъяренный бык, с недвусмысленным намерением сбить Фалька с ног массой своего тела.

+2

18

«Мо-ло-дец. Видимо, вовремя промолчать для тебя – практически невыполнимая миссия, да, Ян? Феерическая умница», - думала Уэйд, сжавшись под раздраженным окриком Престона и с безнадежной отрешенностью вслушиваясь в угрожающе ласковые нотки голоса Фалька. Нет, в принципе, в своем вопросе она по-прежнему не видела ничего плохого, но стоило бы догадаться, что кое-кому в этой комнате только повод дай…
К телепату формально придраться было нельзя – он и так был чересчур сдержан с учетом бардака, уже неделю как творившегося на базе. «Хотя, может, у них всегда так, я-то откуда знаю?» Однако, к откровенному недовольству Уэйд, её симпатии диверсантскими методами перебирались на сторону одного отдельно взятого истерика, не умеющего держать себя в руках, зато любящего эти самые руки распускать. Двусмысленность положения любого станционного изгнанника Яна хорошо ощутила на себе. До этого момента ей казалось, что Престона подобные вещи волнуют мало, и за три года он успел полностью разрешить все моральные дилеммы, если у этой беспринципной скотины они вообще могли возникнуть. Ан нет, вон оно как. Проблема выбора догнала-таки буйну головушку электрогенетика и так сильно к ней приложилась, что тот не нашел ничего лучше, чем устроить мордобой с вожаком. «Хотя, может, у них всегда так… что-то у меня дежа вю…» - успела мелькнуть у Яны бессвязная мысль, прежде чем она вскочила с места и пулей вылетела из общего зала в коридор. Быть свидетелем драки, а уж тем более как-то влиять на её исход в планы Уэйд не входило хотя бы потому, что это грозило рано или поздно огрести самой то ли от одного из мутантов, то ли от обоих сразу. В том, что найдется за что, Яна, увы, не сомневалась.
Совесть зашевелилась в тот момент, когда уже где-то на подходе к своей комнате Юлиана увидела Ральфа, что-то размеренно втолковывающего поникшему парню по кличке Шмель.  «Не будешь ты никому докладывать! Это вообще не твое дело. Они сами разберутся. Уэйд, пять минут назад ты клялась впредь молчать, когда не просят!»
- Ральф…
«Ну отлично, блин…»

Описание ситуации Шоттенбергу выглядело примерно как «Фальк и Престон… они… там! Короче, сделай что-нибудь!» и определенно должно было получить первый приз в конкурсе на информативность. Ральф скептически посмотрел на Яну:
- До рукоприкладство дошло?

Уэйд отчаянно закивала, преданно глядя главному тренеру в глаза.
- Серьезное что-то?
Тут пришлось пожать плечами: градация серьезности по изгнанническим меркам пока оставалась для Яны тайной за семью печатями.
- Ясно. Пошли.
- Куда? – возмутилась Уэйд. – Я не собираюсь…
- Два раза повторять не буду.

Через полминуты дверь общего зала снова распахнулась, и на пороге возник Ральф, спокойно оглядывающийся по сторонам, дабы оценить обстановку. За его спиной маячила любопытная физиономия Шмеля. Яна  демонстративно облокотилась о стену со стороны коридора и уставилась в потолок, всем своим видом демонстрируя, что помогать выносить трупы и отмывать общий зал от крови её не заставят даже под пытками.

+3

19

Известная пословица о том, что если сила есть – ума не надо, была к Престону вполне неплохо применима, поэтому, несмотря на достаточно очевидное намерение последнего, предотвратить столкновение оказалось невозможно. Закономерным следствием стало громкое падение обоих, в результате которого Фальк и Престон, сцепившись, покатились по полу общего зала.

Какое-то время им было не до разговоров. С грохотом опрокинулась и шарахнула по ногам тяжелая скамейка, но этого было мало: изгнанники продолжили перекатываться то на одну, то на другую сторону, осыпая друг друга ударами, становившимися все более беспорядочными по мере того как запал сходил на нет, а усталость нарастала.

– Уймись, параноик, – предложил Фальк где-то в промежутке между ударами. Дерек ответил на это любезное приглашение кулаками.
– Труп твоего брата меня не интересует. Мог бы давно уже сообразить это сам, если бы думал головой.

Сладить с вошедшим в раж Престоном было трудно. В какой-то момент, поняв, что шансы подмять его под себя невелики, Фальк еще во вращении левой рукой дернул Дерека за ворот книзу и двинул изгнаннику в ухо правой. Потом ему все же удалось спихнуть Престона с себя и перекатиться еще раз так, что оба оказались на боку.

– Если бы я хотел его убрать, послал бы к тебе с Гертом не Карла.

Главная опасность, сопряженная с электрогенетиком, заключалась, разумеется, в его обеспеченной мутацией способности. Памятуя об этом, а также об импульсивности Престона и детской спонтанности его решений, Фальк не рисковал занимать откровенно более выгодную позицию в пространстве, даже когда ему представилась такая возможность, и главным образом по этой же причине не доставал второй – заряженный – пистолет.

К тому моменту, когда в общий зал вломился Ральф в сопровождении Шмеля, Яны и подтягивавшихся за ними любопытных изгнаннических рож, притомиться, к великому облегчению Фалька, успел даже Престон. Оттолкнув его от себя, Райнер откатился в противоположную сторону и растянулся на спине, тяжело дыша.

– Все, выпустил пар? – уточнил он, приподняв голову и взглянув на электрогенетика.

Ральф, умница, не только не вмешивался, но и встал в дверях, перегородив собой проход и сдерживая натиск охотников поглазеть на бесплатное шоу.

Вопреки острому желанию полежать полчасика без движения, Фальк поднялся, прихрамывая, подошел к Престону, и молча протянул ему руку.

+2

20

Фальк под его натиском не устоял, так что через несколько секунд они уже катались по полу, отчаянно друг друга дубася, то по шее, то по почкам, то вообще куда придется. Техника боя для Престона была непринципиальна – ему просто хотелось как следует подраться. Фальк, наверное, давно уже все это считал и не особенно возражал (в том смысле, в каком Дерек понимал возражения).

В общем, «бои без правил» протекали в ожесточенной форме, но по правилам, хотя никто не дал себе труда заранее их оговорить. Насчет того, совпадали ли при этом их мотивы, Престон уверен не был. Он мог бы в любой момент прекратить это и вырубить Фалька током, но это было бы для него поражением, а главное – он хотел совсем не этого. Он дрался не ради победы, а ради процесса, потому что кулаки чесались. Опять же, когда еще представится случай наподдать Фальку? Надо пользоваться моментом, пока никто не приперся.

Когда в дверях появился Шоттенберг, Престон чувствовал себя уже полуживым, но вполне удовлетворенным, поэтому продолжать не имело смысла. Сильнее устает тот, кто больше двигается – логично? На чем именно все это время держался Фальк, еще и продолжавший доставать его своими охренительно убедительными аргументами, Рик представлял смутно, и по большому счету ему было плевать.

Последовав примеру вожака, Престон растянулся на полу. Единственная мысль, крутившаяся в голове, была связана с тем, как живописно они выглядят, изрядно измочаленные и побитые, валяясь тут в позе морской звезды.

Фальк поднялся первым. На это Дереку тоже было наплевать. Он уже в красках представил, как вожак невозмутимо перешагивает через него и проходит мимо, когда тот остановился и протянул руку.

Тьфужтыблин, – подумал Престон. И схватился за ладонь Фалька. Земля начала стремительно удаляться.

– Все равно сволочь, – сообщил Дерек и криво ухмыльнулся.

Этот гадский гад опять оказался прав – ему заметно полегчало.

+2

21

В последнее время Яна старалась развивать в себе наблюдательность. Хотя бы для того чтобы необходимость обращаться к обитателям базы за инструкциями возникала как можно реже. Так вот, судя по стремительно подтягивающимся зрителям, побоища в общем зале не были для изгнанников рядовым явлением. Или рядовым, но, как минимум, не способным надоесть. «Вот же где садисты!» - мысленно возмутилась Юлиана, отчаянно борясь с желанием тоже подняться на цыпочки и попытаться рассмотреть через плечо Ральфа, что там происходит.
Шоттенберг телепатом не был, но интуиция его редко подводила. Глянув на неуверенно переминающуюся с ноги на ногу Уэйд, он хмыкнул и слегка приподнял локоть:

- Полюбуйся.

Проскользнув под рукой Ральфа, Яна неуверенно остановилась у дверей, готовая в любой момент снова затеряться среди пришедших поглазеть изгнанников. Беглый осмотр выдавал картину, в общем-то, утешительную. Мебель цела - так, сдвинута или перевернута, но это не страшно. Фальк и Престон оба на ногах, взъерошенные и побитые, но живые. Яна поймала себя на мысли, что первым делом старательно осматривает куртку электрогенетика на предмет изъянов, и страдальчески возвела глаза к потолку.  Как бы там ни было, все, кажется, обошлось. Вместо радости Яна внезапно почувствовала раздражение. «Вот и чего ради? Просто кулаки чесались? Идиоты… Ой, Фальк. Прости…те».

Впрочем, зря она себя ограничивала, наверное. Все равно вожака отвлек Шоттенберг, с ленцой бросивший:

- Все, представлению конец, или ждете, пока зрители подтянутся? – а потом, более деловито: - Кэт звать?

Яна с любопытством посмотрела на Фалька и Престона. Жаль, открытых ран, вроде, нет. Она ещё ни разу не видела, как работают целительские способности, не хотелось бы ждать, пока помощь Кэт понадобится ей самой.

+4

22

Было ли затишье временным, могло показать только будущее. На данный момент Престон успокоился – пока довольно и этого. Рано или поздно ему все равно захочется взбрыкнуть, а когда такое случится, повод он найдет, не один, так другой, это они уже проходили.

– Не отрицаю, – ухмыляясь, согласился Фальк.

Общее состояние организма прозрачно намекало, что если он собирается вечером на встречу с представителями Сопротивления, то придется прибегнуть к ускоренной медицинской помощи. Вечно для Кэт находится работка.
Убедившись, что его вмешательство не требуется, Ральф не преминул отпустить ехидный комментарий относительно драки как таковой, но быстро переключился в режим заботливой деловитости.

Кэт звать?
Не надо меня звать, я уже здесь.

Шоттенбергу пришлось обернуться и подвинуться из дверного проема. Мимоходом Фальк поймал взгляд Яночки, у которой происходящее вызывало не столько беспокойство, сколько интерес. Занятная девочка.

Да, красавцы, – критически констатировала Кэт, проложив себе дорогу в зал и сразу подступая к обоим участникам представления. – Скамейку поставьте на место и сядьте, вы оба. Или Престону не надо? – Она вопросительно посмотрела на Фалька.
Фальк усмехнулся и взялся за ближайший край скамейки.

– Увы, Катрин. Престон тоже идет с нами вечером в город, – ответил он и с удовольствием воспользовался возможностью присесть. Кэт привычно и хладнокровно полоснула себя ножичком по ладони. Изгнанники все еще толпились у входа в общий зал. Поглядев в их сторону, Фальк насмешливо хмыкнул.

– Достопочтенная публика, представление окончено, можно расходиться.

А то некоторых товарищей хлебом не корми, только дай возможность увильнуть от работы.

+2


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Разбор полетов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC