Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Дело техники » Готовые отношения


Готовые отношения

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[sgn]http://s2.uploads.ru/w16Gs.jpg[/sgn]Выкладываются здесь, форма свободная.

0

2

Lennart Koch

Lennart Koch
А ведь, на самом деле Яна могла бы относиться к Ленни как-то иначе. Не замечать, как и большую часть факультета, например. Если бы только её однокурсники не встречали восхищенными вздохами слухи о Тайном обществе. Если бы Джесс не трещала о Кохе без умолку. Если бы отец периодически не вспоминал, как «тот славный парнишка вытащил Яну из передряги». Если бы, если бы, если бы. Уэйд раздражает, что все вокруг считают Ленни кем-то особенным -  не важно, великим героем или редкостным раздолбаем. Идея создания Тайного общества кажется ей проявлением абсолютно идиотского и позорно детского желания выделиться и бунтовать ради бунта, что тоже не делает Коху чести. А ещё Яночка до сих пор уверена, что тогда в шаттле Ленни думал исключительно о своем спасении, и не то чтобы сильно его за это осуждает, просто… как говорится, осадочек остался.

Nicholas Nox

Nicholas Nox
Дележка тихого местечка под искусственным солнцем в представлении Яны должна была закончиться грызней и ещё одним именем в списке «Взаимная ненависть», но нет. Ник оказался невероятно адекватной личностью, даже несмотря на то, что он скрипач и городской. Тем нелепее казались Уэйд слухи о том, что Нокс пропал из университета, потому что обнаружил у себя мутацию. Яне, в общем-то, плевать, что там случилось у Николаса на самом деле, но люди, которые верят в весь этот бред, определенно заслуживают того, чтоб вслух высказать мысль о дефектах их умственного развития.

Rainer Falk

Rainer Falk
Пожалуй, способность Фалька копаться в голове подчиненных раздражает Яну несколько меньше, чем остальных изгнанников, но это только потому, что на фоне всего происходящего паранормальные способности шефа кажутся неизбежным и не самым страшным злом. А вот его манера изъясняться и специфическое если можно так назвать чувство юмора несколько подбешивают, это да. Впрочем, Фальк и его люди Яне нужны, поэтому девушка готова подчиняться распоряжениям телепата без особых возражений. До той поры, пока не подвернется кто-то ещё более полезный.

Irene Tuoni

Irene Tuoni
Тони, по ходу, единственный нормальный мужик на этой богом забытой базе. По крайней мере, за поруганный ирокез и испорченную сигарету он до сих пор не отомстил и объектом бесконечных насмешек не избрал, хоть на том спасибо. Рыжему, вроде бы, честно и искренне до фонаря, кого он вообще привел к изгнанником, и на фоне телепатии Фалька и общей мерзости Престона это подкупает. А ещё Яне где-то глубоко в душе его жалко: способность Тони кажется ей откровенно уродской, а сам мутант – худым и несчастным. Но Уэйд, конечно, об этом молчит. Во-первых, рыжему такое заявление явно не понравится, а во-вторых, сострадание вообще никогда не было её сильной стороной.

Derek Preston

Derek Preston,
или «почему я сразу не попросила отца разбомбить тот шаттл к птероксовой бабушке?»
Престон бесит Яну одним фактом своего существования, но ему этого мало, и мутант с энтузиазмом регулярно добавляет новые краски в палитру её ненависти с такой же легкостью, с коей придумывает Юлиане новые имена. Но Уэйд, сжав зубы, терпит в меру своих скромных возможностей. Во-первых, банально страшно: больной на голову электрогенетик – да даже с дикими проще договориться! Во-вторых, сдаваться какому-то придурку – ни за что. А в-третьих – Яна понимает, как это реалити-шоу забавляет Фалька, и не хочет добавлять лишние повороты в сюжет, чтоб, не дай бог, телепат не решил продлить зрелище сие ещё на пару сезонов.

+3

3

Фальк

Фальк,
…просто Фальк.

Этот хренов телепат был первым, кого встретил Престон после своего эффектного вылета за стену. Он Рику сразу не понравился. Ага, еще бы: эта сволочь сначала поглумилась над ним, не признаваясь, что читает его мысли, а когда последовало предложение присоединиться к какой-то там группе изгнанников и Престон заявил, что командиров над собой не приемлет, Фальк очень доходчиво намекнул, что одного патрона ему не жалко, а опередить его у Дерека никогда не получится – телепатия. На слово Рик ему, конечно, не поверил. Подрались. Убедился. Сделал хорошую мину и потопал на базу. А потом втянулся. Характер показывать не перестал, но в глобальном плане авторитет признает: Фальк хоть и гад редкостный, но мужик нормальный.

Тони

Тони,
в народе известен как Рыжий, Рыжик, гуттаперчевый мальчик, идиотина рыжая или «б**-не-трожь-мой-ирокез!».

Они столько времени делили одну комнату, что Престон с ним почти сроднился. Бледный, тощий, колючий, дымит, как паровоз, и ругается, как сапожник, – Тони у нас пацан шибко самостоятельный, но на самом деле за ним нужен глаз да глаз, иначе хлопот не оберешься. Дразнить его зато одно удовольствие – сколько раз ни встанет на грабли, все равно реагирует одинаково бурно, поэтому на базе постоянно только и слышно, что ржач Престона и мат Тони, смех Тони и брань Престона, а потом все по новой. Но в разведку с Рыжим Дерек бы пошел. Поплевался бы как следует – и пошел бы. Да они и ходили, и не раз.

Яночка

Яночка,
она же Юленька, Джуленька, Янулечка, Янусёнок, Джульеттхен, Юлёныш, Джулька, ну и на что там у Престона фантазии хватит, по обстоятельствам.

Они безумно друг другу понравились с момента первой встречи, произошедшей, между прочим, при самых романтических обстоятельствах. Ну, знаете, – побег со станции, падающий шаттл и все такое. Шумная, крикливая, истеричная девица, вдобавок мутантоненавистница. Престон усматривает высшую справедливость в том, что сама Джули оказалась «с отклонениями». И высшую несправедливость в том, что она выжила в лесу и очутилась у них на базе. Фальк, видимо, чисто ему назло повесил «воспитание» Юленьки на него. Ну и ладно, ей же хуже. Престону до фонаря, что она там о себе думает – он Яночку как девушку не воспринимает (или не показывает, что воспринимает) и церемониться с ней не будет, а она пусть разбирается с этим, как хочет. И не таких обламывали.

Ленни

Ленни,
он же Кох, он же Рюкзак с ушами.

Парень дельный, позитивный, в критической ситуации не запаниковал и даже продемонстрировал свою полезность. Престон оценил. Молча, конечно. Но не будем забывать, что это именно Кох залез сам и затащил Яночку в тот шаттл, который Дерек решил угнать со станции – так что полезность Ленни уверенно нейтрализуется его талантом влипать в неприятности. Наверное, встреться они при менее экзотических обстоятельствах, Престон до Коха докапываться бы не стал: он такой безобидный и неконфликтный, что его даже провоцировать неинтересно. Или, может, Рик его пока просто плохо знает.

Джоан

Джоан Миллер,
Престону пока известная под кодовым именем Даниэль.

Блондинка со Станции, девчонка с огоньком, авантюрным складом мышления и длинными ногами. Престон обратил на нее внимание с первого взгляда – красиво от полиции убегала. Пока что ему просто любопытно, о чем именно она ему недоговаривает и можно ли извлечь выгоду из этого знакомства. То есть, вероятнее всего, можно. Осталось только сообразить, какую и каким образом.

+3

4

Вся страшная правда о…

Будет пополняться. :D
Cuthbert Price
Доктор хороший. Только очень часто – грустный. Мне бы хотелось ему чем-то помочь, но как это сделать я не знаю. По совместительству доктор мне спас жизнь каких 15 лет назад, но это эпизод столь давний, что непонятно, всплывет ли он теперь наружу.

Jurgen Adler
Вожак серьезный. Вызывает почти благоговейный трепет. Все что он говорит – правильно, а все его поступки – благородные. Он похож на рыцаря, а ещё когда он говорит мне, что мной доволен, я краснею до кончиков волос. Вот.

Noah Hampton
Ноа похожий. На меня. Мы с ним оба немного не в своем уме, просто он ещё об этом не знает. Нет, ну правда, разве хоть один нормальный вор залезет к вам в дом, а потом безропотно согласится чистить яблоки для пирога? А Ноа так сделал. Потому что он милый, хоть и хорошо это скрывает. Приспособился маскироваться.

Nicholas Nox
Ник умный. Пожалуй самый умный из всех, кого я знаю и учился в университете, что не может не вызывать зависть. А ещё он первый мне сказал, что у меня полезная способность и этот маленький эпизод занимает отдельный уголок в моем сердце. Николас умеет играть на скрипке, я никогда не слышала, но мечтаю послушать.

Lennart Koch
Ленни смелый. Он сам так сказал, и я ему верю. Хотя я конечно предпочла, что бы он был более осмотрительным. Если бы не Ленни, меня бы изгнали и несмотря на то, что я очень благодарна ему за помощь, я бы хотела, что бы он был аккуратней. Очень переживаю за него, очень хочу снова встретиться и одновременно боюсь, потому что в прошлый раз так позорно сбежала, бросив его одного.

Victor Callahan
Виктор загадочный. А ещё он наверно мой ангел-хранитель, если таковые мне вообще полагаются. Появился из тумана, спас от преследования, привел к Сопротивлению. Разве можно большего просить? Ну разве что хотелось бы ещё раз увидится, потому что я так и не успела ему сказать спасибо. Некрасиво получилось.

Отредактировано Jill Meadow (2012-12-25 04:51:51)

+4

5

Икки

Николас Нокс

Хорошо, когда братьям нечего делить. Скрипку - и ту отдал Эду. Впрочем, вряд ли Эд ценит великодушие - да и вообще как-то оценивает брата. Слишком привык, слишком хорошо знает, слишком ровные, комфортные отношения. Слишком надолго брат покидает дом, слишком самостоятельным стал Нед за время его учебы и скитаний на стороне. Эдвард отвык на него полагаться, а заодно уж и не хочет слишком беспокоить. Раз у Икки и своих бед хватает. Эд никогда не задумывался, сильный ли человек его брат. Но заботится о нем не потому, что в него не верит. Для Эда естественно заботиться о близком человеке, таких у него совсем немного.

Аль

Александер Данэм

Редко бывает так, что случайный, сторонний человек может заставить Неда с ним считаться. Эдвард от природы слишком своевольный, чтобы слушаться окружающих. Тем удивительней, что Александру не нужно переламывать его упрямство, убеждать или навязывать свой авторитет. Совсем наоборот - он не делал ничего вышеперечисленного, и этим купил Эдварда раз и навсегда. Парой фраз и совершенно свободным, искренним участием в делах их семьи. И отношением - как к равному. Легко исчезли и недоверие к чужим, и боязнь сверходаренных людей, и непослушание, и нежелание принимать помощь - словно бы всего этого и не было. Почему Аль кажется ему таким надежным, Эд пока еще не задумывался. Но уже мельком сравнил его с большой, белой и благородной птицей. Неду уже захотелось послушать, как он шипит. Из чистого любопытства.

Кристель

Кристель Лихтенберг

Нед провел с этой потрясающей женщиной всего один вечер, но даже если когда-нибудь ему случится забыть тот беспокойный день, богатая квартира и шикарная красавица из памяти не изгладятся. Ведь дело совсем не во внешнем лоске и привлекательной жизни. Самое глубокое впечатление оставляют яркие, не похожие на других личности и их искренне внимательное отношение к самому обычному мальчишке. Кем бы Нед ни стал в будущем, удастся ему или нет воплотить свою новую мечту - он будет с благодарностью вспоминать разговор, чуть приоткрывший для него иные стороны большого мира.   

Док

Катберт Прайс

Доктор обладает особым талантом - он алхимик. Превращает настороженность в непосредственность и недоверие в уверенность. Эд в полной мере испытал на себе это неожиданное качество и теперь твердо уверен, что без волшебства тут не обошлось, ведь повлиять на Эдварда можно только сверхъестественными методами. Кто бы мог подумать, что обычный врач из больницы скрывает в себе столько неожиданностей и даже чудес? Теперь Нед с огромным интересом ждет, что последует за этим знакомством, ведь он хорошо чувствует, что у Катберта еще много разных до поры до времени невидимых сторон.

Энж

Анжела Лестер

"Вы всем, кто младше вас, уши при первом знакомстве отрываете?" - хотел поинтересоваться Нед у Анжелы, но забыл. И к лучшему, потому что девушка оказалась и веселой, и приятно дружелюбной, а старые обиды вскоре растворились. Правда, Нед решил, что Анжела попросту перенесла хорошее отношение с одного брата на другого, а Эдвард-то всегда хотел индивидуального к себе внимания!

Джилл

Джилл Мидоу

Бывает так: впечатление от человека настолько необычно, что не знаешь, как описать и оценить, а от подобной неопределенности страдают и сами отношения. К счастью, у Эдварда еще нет привычки все классифицировать, так что эти странности его пока не смущают. Джилл ему понравилась, не делая для этого абсолютно ничего, а почему так произошло, он и не подумал. Нед с любопытством прислушивается к каждой фразе Джилл, потому что в них есть, над чем поразмыслить, и радуется, что эти упражнения не вызывают никакого напряжения.

0

6

*откашлялась*
Раз уж некоторых эта тема так взбудоражила, то я буду настолько любезна, что расставлю вам все точки над «i». Тем самым, надеюсь, огражу ваши неокрепшие умы от глупых сплетен.

Фальк

Фальк – это точка отчета. На нем держится всё. Безопасность, здравый смысл, сознание, а с ним и способность принимать логические решения, честь и остатки памяти. В общем и целом жизнь как-то сама по себе взяла да и разделилась на два этапа – до Фалька и после. Период «до» - это то, о чем лучше не вспоминать (по той же причине, кстати, жизнь не делится на «до» изгнания и «после» - слишком неприятно). Период «после» - это когда стало «светлее», а все принимаемые решения стали оцениваться по совершенно иной шкале. За главные критерии этой шкалы были приняты бессменные «а что бы Фальк сказал/что бы Фальк сделал/а не разозлит ли это его/а обрадует ли?» и тому подобные.
Кстати, можно смело утверждать, что как таковой «девчачьей влюбленности» Блейз к Фальку и не испытывала. Никаких там «ах, Боже мой, какие у него глаза, ах какие руки!» Настойчивых попыток соблазнить тоже не предпринимала (и не надо слушать сплетни на кухне!). Не будем забывать, что для жертвы изнасилования все связанное с физической близостью вряд ли будет являться ярко выраженным приоритетом. Просто на каком-то этапе Блейз твердо для себя решила, что Фальк её родственная душа (мнения самого Фалька по этому поводу предусмотрительно не спросив).
Тот факт, что сам Фальк, в общем-то, не очень в ней заинтересован, Блейз сначала принимала с неохотой и, по большей части, с недоумением. (Как? Ведь я прекрасней всех на свете! Как, черт подери?!) На Миллениуме было достаточно лишний раз улыбнуться, что бы посеять раздор в мужской компании или разладить крепкую мужскую дружбу. В изгнании Блейз такую привычку давно уж забросила. Но это не свершило никаких принципиальных изменений в восприятии окружающих – об этом красноречиво говорило пристальное внимание к её персоне мужчин на базе. Кроме одного-единственного.
Вышеупомянутые аргументы привели к тому, что Блейз нехотя начала задумываться, что же в ней не так. И пришла к выводу, что виноват её образ мышления, который элементарно Фальку не нравится. Самое ужасное, что изменить свой образ мышления никому не под силу, а уж тем более Блейз, привыкшей мысленно изливать на людей в целом если не потоки грязи, то потоки презрения так уж точно. А теперь честно – кому захочется иметь под боком постоянный источник негатива?
В общем, что делать и как поступать – совершенно непонятно. Блейз осталось лишь испытанное средство – поддерживать «красивую картинку» до тех пор, пока решение не будет найдено. Вот такая логика.

Ну и так уж и быть, весь остальной винегрет - внемли

Престон
Законченный безбашенный придурок. При таком образе жизни и манере поведения вообще странно, что он ещё жив. Впрочем, в отношении Престона Блейз безоговорочно признает два факта – его живучесть удивляет и, поскольку Престон стихийник, его ценность для Фалька неоспорима.

Кэт
Старая, добрая Кэт – моя вечная сожительница. Приятельских отношений не сложилось даже у Вольфа. После Вольфа уж тем более. Впрочем, из всех обитателей базы, она, пожалуй, меньше всего раздражает. Кэт научилась держаться на расстоянии и не лезть в душу. И молодец, что так сделала. Ах да, она, цитирую – «спасла мне жизнь». Несколько раз. Здесь важно припомнить один простой факт – в пустой жизни как таковой ценности нет никакой. У нас с Кет свои счеты, только между нами девочками, и попытку влезть в эти счеты я не прощу никому.

Герт
Я помню достаточно. И то, что я помню, я никогда больше не забуду и никогда не прощу. Герт первый бросил Вольфа. Первый и единственный. Плевать, что Фальк слышит его мысли. Герт перебежчик – он предал однажды, он сделает это вновь. Натура приспособленца рано или поздно вновь даст о себе знать. Фальк не хочет его смерти – отлично. Я подожду. Я терпелива. Пусть даст мне повод. Да что уж там повод – хоть малейший намек на повод. У меня давно для него припасена именная пуля.

Карл
Преподобный Карл. Человек, разрушивший мою память. Карл всепрощающий, снисходительный и добродетельный. Человек, позволивший моему сознанию расползтись по лоскуткам как трухлявой тряпке. Карл-Хранитель Нравственности и Карл-Великий Воспитатель. Человек, которому даже не хватило духа избавить меня от боли раз и навсегда. А я просила. Я не могла не просить.
Ни один человек на белом свете не причинил мне больше зла, чем этот расчудесный морализатор. Сгори ты в гребаном Аду, Карл.

Юля
Глупая, маленькая девочка, одно присутствие которой вызывает зуд где-то под кожей. Пустышка с Миллениума. Слишком похожа на меня, что бы игнорировать. Иногда её просто хочется встряхнуть за шкворень и поучить жизни. Странное и незнакомое ощущение.

Холли
Пресвятая Холли. Удивительно, как при таком образе жизни ей удалось сохранить откровенную наивность в некоторых вопросах. Какой-то сбой в программе – вполне возможно, что она в свое время подхватила компьютерный вирус, а никто и не заметил. Не уверенна, кстати, что это лечится.

Ральф
Когда-то давно Ральф попытался было взяться за мою физическую подготовку. Я разыграла карту «Я несчастная жертва насилия, а ты огромный страшный волосатый мужик и от одного твоего вида у меня ментальный срыв». В общем, слезы-кристаллы в невинных голубых глазах и дрожащие плечи пробили броню этого крепкого орешка с первого удара. Даже забавно, что он купился на такую банальщину. С тех пор в моем присутствии Ральф весь как-то сжимается и стыдливо отводит взгляд, будто это он виноват во всем, что со мной произошло. Без сомнения, Ральф – мужик суровый. Но в душе простак.

Уолли
Вот кто с Холли – два сапога пара. Точно такой же ненормальный, наивный энтузиаст. У них даже имена созвучные. Редкостная безвкусица, между прочим. Принципиально зову его Роджерсом.

Феликс
Неболтливый. Кажется, за все мое пребывание на базе, мы с ним и парой слов-то не обменялись. Как в житейской байке: «Лучший друг, что у меня когда-либо был. Мы до сих пор иногда никогда не разговариваем.»

+3

7

Дневник зазнайки.

Фальк

Странный человек. В высшей степени необычный. Управляет изгнанниками и владеет силой телепатией. Невероятно. Но в условиях управления это абсолютно полезный дар. Как-то необычно совпало. Фальк, телепатия и кучка изгнанников. Не верю я в совпадения. Тем более дядюшка Эйнштейн утверждал, что случайностей не бывает - все случайности закономерны. Но не мне судить его - тем более, когда это неважно - меня больше волнует, что господин лидер может оказаться в моей голове. И меня это не устраивает. Но он вроде не такой плохой. Посмотрим.

Мэри

Мой наставник. Хорошая, приятная девушка. Правда, немного нервная - часто кричит, иногда психует. Но вряд ли это оттого, что я часто ее спрашиваю обо всем. В конце концов, она помогает. Но иногда ее затуманенный взгляд пугает меня, словно что-то гнетет ее. Надо будет допросить ее по случаю. А вообще, Такер проходит сквозь стены. Когда я пытался уточнить, что она чувствует при этом, она только посмеялась надо мной. Ну ничего, скоро я все узнаю!

Дерек

Боже. Что это за человек? Дерек Престон - один из самых интересных персонажей на базе. Никто толком не может объяснить, как он, будучи не совсем психически стабильным, умудряется выжить на базе, где не очень любят нервных. Наверное, все дело в его животной харизме. Ну, или просто никто не хочет связываться с психованным электрогенетиком. О, да! Его способность - порождать молнии. Невероятная способность - интересно узнать, какая мутация отвечает за его силу? В любом случае, Дерек не так прост, и я надеюсь, что не так зол, как желает казаться.

Юлиана

Хм, наше с ней знакомство началось с глупого происшествия, в котором я покатался на траве в обнимку с Дереком, поучаствовал в торгах с Мэри, и все же познакомился с Юлей. Я был рад, но только... Она странная. С ней тяжело идти на контакт. Она вроде бы тоже со станции, и казалось бы, мы найдем общие темы. Но как-то не складывается. Кажется, мои вопросы ее пугают и она не любит долго оставаться со мной. Ох, да! Ее сила - гидрокинез! Это что-то обалденное! Она управляет водой также, как мастер куклой. Это правда интересно, но узнать ее тайны не удается. А жаль.

Уолли

Хороший человек. Классный собеседник. Няшка и солнышко, но *зачеркнуто*не любит эксперименты и боится патологически их с ним тяжело договориться. Наверное, тяжело ему было раньше. Ведь Уол - один из бывших "вольфовцев". Признаться, что было здесь до меня, не знаю. Но вроде была потасовка, многие погибли. А он выжил. Наверняка ему помогли его друзья-зверьки. Мне его сила напоминает сказку о Белоснежке. Та тоже управляла зверьми, правда песней. На заметку - не говорить ему, что он напоминает мне сказочную принцессу.

Финн

Э... Чудак-человек. Ей богу. Вроде веселый, а вроде и грустный. И дар у него... Премерзкий. Терпеть не могу, когда меня трогают - сразу по телу мурашки. Но Гейзенберг, словно в насмешку, владеет силой копировать чужие силы, при этом ему надо трогать людей за всякие разные... Места.
Гадко. Из плюсов - он хорошо учится, и мой телекинез весьма неплохо прижился у него. Хотя, конечно, он не так силен, как я, да и мой уровень ему, конечно, не взять. Но он способный. Правда, иногда наглый. Но да ничего - пара воспитательных моментов - и он будет идеальным подопытным учеником.

Карл

Мой сосед. Он очень религиозен. Считается психологом всея базы, но меня не проведешь. Не верю я этим церковникам. Уж больно у него взгляд подозрительный. Нет, он конечно, приятный человек, и сосед неплохой, но с ним надо держать ухо востро. Тем более, доверять мутанту с силой портить память как-то... Попахивает моветоном. Наверное, потому, после очередной ночи я всегда записываю, что я делал вчера. А затем сверяю. На всякий случай.

+4

8

Ни на одной пресс-конференции вы не услышите подобных слов, ни одна записная книжка не хранит в себе и следа таких характеристик. Это Ричард Норман - и его частные наблюдения.

Робер Дюваль.
Когда круг ближайших коллег ограничивается лишь девятью, требуется четко и быстро определять, откуда дует ветер. На заре своей карьеры Норман обзавелся точным и надежным флюгером, который частенько указывал на вице-маршала как на главный камень на пути Ричарда. Этот советник никогда, похоже, не желал избавиться от образа мыслей военного и потому был избавлен от необходимости юлить и лицемерить. Однажды наступит момент, когда Дюваль поставит советника финансов перед необходимостю выполнять его условия, и Норман готов на все, чтобы любые обязательства перед военной отраслью были отложены до времени, когда вместе с председательством к Ричарду перейдет и маршальское звание. 

Томас Харрелл.
Это человек, о котором Норман вынужден был составлять свое мнение посредством третьих рук. Однако для Ричарда такая практика совершенно обычна - и он уверен, что не ошибся и на этот раз. Повстанец хитер, не упустит своего и по-станционному безжалостен, но все равно остается жителем Земли, существом, обреченным зависеть от рисков и прихотей многочисленных врагов. Эта хрупкость пробуждает в нем зверя: любые связи - лишь тонкая игра, любые переговоры - приманка и ловушка. И капканы, расставляемые Харреллом, смертельны. Маленькая змея, умеющая жалить ядом. Но об этом не знает никто. 

Кэролайн Морган.
Бывают люди, которые, пробравшись незаметно в твою жизнь, поселяются там настолько прочно, что успешного дела без них больше не представляешь. Кэролайн одна из таких. И Норман, заметив столь выдающуюся целеустремленность в отношении себя, позволил ей свободу действий - и был слегка удивлен, обнаружив, что Морган не собиралась удовлетворяться необременительными поручениями и скромным доверием. Она поставила на карту все, добиваясь серьезной позиции в планах одного из советников, и скорее откажется от Станции, чем от своих обязанностей. А это означает надежность отношений: в конце концов, изменить себя человеку не под силу.

Отредактировано Richard Norman (2016-03-21 18:03:20)

+1


Вы здесь » Millenium » Дело техники » Готовые отношения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC