Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив анкет » Erling Jensen


Erling Jensen

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

о1. Личные данные персонажа.
а. полное имя персонажа:
Эрлинг Руаль Йенсен | Erling Roald Jensen
б. прозвища и возможные сокращения имени:
Товарищи по Сопротивлению - кто с уважением, кто с иронией - называют "дедушкой", "пенсионером", наглейшие в минуты особой нежности - "старпером". Самому Эрлингу все равно: хоть "дедушка", хоть "Эрл", не в этом ведь суть.
в. дата рождения и возраст:
07.09.2884 года, 113 лет. Для общественности - 26 лет.
г. род деятельности:
Активный участник Сопротивления, главный по работе с новичками.
д. политические взгляды:
Их нет, только сугубо философский интерес.
е. сверхспособность:
Бессмертие. Выражается в полном отсутствии старения организма и повышенном (но далеко не абсолютном) иммунитете к болезням и вредному воздействию таких факторов как экологическая обстановка, алкоголь, курение и так далее. Впрочем, если неудачно получит пулю куда не надо, в живых не останется.

о2. История персонажа.
а. родители/близкие родственники:
О родителях говорить бессмысленно, их настолько давно нет в живых, что Эрлинг едва о них вообще помнит. Зато знает о существовании как минимум одного правнука, который тоже оказался в рядах Сопротивления.
б. место рождения/проживания:
Город / штаб-квартира Сопротивления.
в. биографические данные:
Эрлинг уже сам не помнит, как началась история его жизни. Он родился в Городе, в какой-то самой обычной семье, которую только можно представить. Ни сестер, ни братьев у него не было, кем были его отец и мать, он едва ли вспомнит, но всю жизнь ему казалось, что отец был как-то связан с медициной. Жил он самой обыкновенной жизнью, отучился в школе, помогал отцу в его работе (со скрипом он даже вспомнит, что по молодости разносил по адресам какие-то таблетки и стремился избежать встреч с правохранителями), нашел себе женщину и женился на ней. В 21 год ему сделали прививку, через несколько лет родился сын, жизнь текла своим чередом, пока при очередном медицинском обследовании Эрлинга не «обрадовали». Тогда ему было 24 года, мутация проявилась с задержкой. Потратил бы он зря свое бессмертие, если бы в одно время с ним не обследовался бойкий, упрямый, видимо, уже знавший о своей способности и весьма опасный мутант с электрогенезом. Тот, не дожидаясь своей очереди, устроил настоящее электрическое шоу с летальным исходом для себя, и в этой неразберихе Эрлинг смог сбежать. Как именно – сам давным-давно не помнит. Помнит только, что сильно тогда руки обжег, и что прятался он по таким закоулкам, что приличному человеку и сказать совестно.
О возвращении к семье, как и к нормальной жизни, речи больше не шло. При том, что его способность хоть и завидная, но безвредная и в бою бесполезная, Йенсен не чувствовал себя кем-то особенным, совершенно не понимал, почему он опасен для общества, но настолько боялся опытов, что предпочел отказаться от благополучия. Долгое время он скрывался в подземной части Города, голодал, оброс, да и вообще, вел на редкость паршивую жизнь. Там же скрывалась и некая банда преступников, занимавшаяся диверсиями самых разных масштабов и назначений. К ней-то он и прибился, никому не рассказывая о своей сущности. То общество было совершенно неорганизованным и скорее представляло собой кучку безбашенных ребят, которые мало чего своими действиями добьются, но шухеру наведут от души. Эрлинг не воспринимал их всерьез, но понимал, что они – единственный шанс на выживание. Именно в этой группе его научили обращению с холодным оружием, как противостоять диким и прочим премудростям жизни под землей. Но вот психическое здоровье у Йенсена было на нуле: в то время Эрлинг принимал наркотики в попытках сбежать от давящей реальности и пытался покончить жизнь самоубийством. Причем дважды: в первый раз отвлекли, во второй выяснилось, что его смертельная доза медикаментов превышает оную для нормального человека. После нескольких дней непрекращающихся глюков и рвоты, Эрлинг пообещал, конечно, что в следующий раз просто проткнет себе живот ножом, но про суицид как-то подзабыл.
Но и такой жизни пришел конец: была устроена облава, участники группы захвачены или убиты, но троим удалось сбежать. И среди них – счастливчик-Эрлинг. Причем трио не просто бежало, оно бежало за стены. Один из них якобы краем уха слышал, мол, там тоже можно выжить, зато никто искать не рискнет. Его товарищи были настолько испуганы перспективой попасть в руки полиции, что им было плевать, куда, хоть за стены, лишь бы подальше.
К тому времени как их нашли, один из беглецов стал обедом для диких, а второй был истощен настолько, что мирно скончался в первую же ночь в бункере. Более выносливого Эрлинга же приняли к себе и выходили. Ему пришлось потрудиться, прежде чем завоевать доверие и доказать свою значимость, даже несмотря на то, что его посредственные знания в области медицины оказались крайне полезными. В те времена Йенсен, едва не совершивший суицид и отказавшийся от этой идеи, еще не умел справляться с чувством одиночества и пытался всеми силами доказать, что он нужен этой группе. Он поставил перед собой цель научиться всему, что может пригодиться – благо, времени у него было навалом. Он брался за любую работу, читал все, что только попадалось в руки, каким бы незначительным оно ни было, доставал товарищей расспросами и просьбами научить, без конца тренировался – словом, не сидел без дела, лишь бы с ума не сойти. Именно в период жизни за стенами он отточил свои боевые навыки до автоматизма – а как еще он бы выжил? Тогда ему казалось, что появился стимул к жизни, долгое время Йенсен был даже доволен таким положением дел, но со временем члены группы или погибали в боях с дикими, или безнадежно старели, появлялись новые лица, а Эрлинг все также видел в зеркале свою молодую, конопатую рожу и начинал скучать. В конце концов, он понял, что здесь он скоро сойдет с ума, и принял невероятное по своей авантюрности решение – вернуться в город. На тот момент Эрлингу было уже за семьдесят, и он предпочитает не размышлять о том, как ему удалось до такого дожить.
С поддельными документами и фальшивой биографией Эрлинг начал новую, хотя и не лучшую жизнь. Впрочем, он не жаловался на отсутствие постоянного жилья и обильного пропитания, ему хватало и того, что здесь относительно спокойно. Загвоздка была одна: Йенсен не мог поддерживать продолжительных контактов с людьми, боясь, что его раскроют. Физиологически внешность его совсем не изменилась, но с годами и пережитым он стал жестким, резко очерченным и производящим впечатление крайне крепкого орешка. Сильного молодого человека с радостью брали на роль чернорабочего в цехе, грузчика, он успел побывать часовщиком, пекарем, барменом, вышибалой, но всякий раз, как подходила пора, Эрлинг ускользал без следа и появлялся в другой части с новым именем и с измененной внешностью. В ход шло все: краска для волос, линзы, накладные усы, собственная отращенная борода -  было время, когда он работал на киностудии и перед уходом сумел стащить часть реквизита. К тому времени у Эрлинга уже давным-давно появился смысл его бесконечно длинной жизни: научиться всему, чему только можно. Так что неудивительно, что он продолжал при первой же возможности отрабатывать уже имеющиеся навыки и учиться новому.
Минус был один, да и тот скорее казался вынужденной необходимостью – одиночество. Даже не одиночество, а одичалость. Эрлинг разучился жить с людьми, несмотря на то, что общался с ними каждый день. За несколько десятилетий он забыл о значении слов «дружба», «семья», «привязанность» и так далее. Он помнил, что был женат, и у него есть потомки, но ему никогда и в голову не приходило связаться с ними. Все было только необходимостью, Йенсен в этот период жил только для себя. Ему не удавалось прибиться к какой-либо группе, как это было раньше, да некоторое время он и не хотел. Уж кому как не Эрлингу знать, как быстро исчезают люди.
Впервые с Сопротивлением Эрлинг столкнулся, когда работал барменом в одном захудалом пабе. Посетителей в ту ночь было крайне мало, и то ли на удачу, то ли на беду одним из них был Томас Харрелл, который быстро раскусил, что парнишке давно уже не двадцать. Он подловил его в одном из закоулков, дал понять, что он особенный, и по нитке, по словечку, но вытянул из Эрлинга всю правду о его жизни, став первым и единственным за долгое время человеком, который довел бедолагу до белого каления. Кто знает, стало ли Харреллу жалко дошедшего до истерического состояния старика, или он понял, что Сопротивлению будет крайне полезен такой специалист широкого профиля, но бывалый Йенсен из этих двух вариантов однозначно указал бы на второй. Так или иначе, но началась его жизнь в Сопротивлении.
Некоторое время Йенсену пришлось помучиться с психическим здоровьем. После того как он впервые рассказал о своей жизни вслух, на него навалился весь груз пережитого, и он едва не сошел с ума. Но от сумасшествия его спасли, во-первых, не дававший заскучать Джерард Шоу, во-вторых – возможности для самосовершенствования, а в-третьих – имевшиеся в штабе книги. Эрлинг с жадностью принялся за изучение новых для себя тем и повторению старых. Отношения с людьми, правда, складывались поначалу не очень: привычный к смене лиц Эрлинг перестал запоминать окружающих и часто путал имена, да и проявлять интереса к сближению не спешил. Со временем он, как ему кажется, просто привык к деятельности Сопротивления, да и мотив бороться появился. Посмотрев на окруживших его товарищей, многие из которых совсем не были похожи на отщепенцев, он понял, что есть лучшая жизнь, чем та, с которой он знаком. Дело Сопротивления стало и его делом, и сегодня свою цель Эрлинг может сформулировать так: дотянуть до тех времен, когда жить будет только в радость.
Согреваемый этой мыслью и наладивший отношения с товарищами Эрлинг со временем явил таланты наставника. Теперь уже он не только изучал, но и учил тем или иным навыкам. Его боевой опыт в борьбе с дикими и знания, приобретенные за время жизни как в Городе, так и за стенами, оказались крайне полезными в деле. Со временем Шоу все чаще поручал Йенсену введение в курс дела новоприбывших, да и уже действующие члены организации не раз обращались к нему с просьбами научить. Сегодня Эрлинг рад роли всеобщего сенсея и ему кажется, что он нашел свое место в жизни, хотя отделаться от мысли, что и это не навсегда, он не может.   

о3. Характеристика:
а. общее описание:
Вам доводилось встречать когда-нибудь столетнего старика? А молодого столетнего старика? Знакомьтесь: Эрлинг Руаль Йенсен, единственный в своем роде.
Это далеко не самый удобный человек в общении. Да, Эрлинг доброжелателен и позитивно настроен к окружающим. Он производит впечатление человека открытого, активного и очень добродушного, с широкими жестами и умеющего убедить, что все будет хорошо. Отчасти так и есть: Эрлинг действительно благодушно настроен ко всем и имеет позитивный взгляд на мир, ему свойственно скорее отмечать плюсы, чем минусы. Вот только если узнать его получше, то выяснится, что Йенсен относится ко всем отстраненно и без каких-то специфических сильных эмоций. Он может испытывать симпатии, ему может нравиться или не нравиться тот или иной тип личностей, но со всеми Эрлинг держится одинаково спокойно. Его отношение к окружающим можно описать одной установкой: «я ничуть не лучше него, но и не хуже». Эрлинг как никто другой склонен к дипломатии и компромиссам, но не потому, что он так уж мягок и не любит поспорить, он просто не видит в этом смысла. За долгие лета своей жизни он принял за правило, что от ненужных эмоций больше вреда, чем пользы, и особенно это касается дела Сопротивления. Его невозможно вывести из себя в споре, единственное, что его интересует – смысловая нагрузка в словах собеседника, но никак не эмоциональная. Горячими речами его не заденешь, единственный способ убедить в правильности идеи – аргументировать логически. И то, чуть у Эрлинга возникнет вопрос или возражение, как он сразу выскажет свои соображения без стеснений, и неважно, кому: Шоу, Адлеру, Харреллу или кому-то еще. Ему даже как-то все равно, с кем общаться и с кем работать: Эрлингу тяжело воспринимать кого-либо как стоящего в организации выше него, а все дело в его возрасте и опыте. Впрочем, и явного неуважения он никогда не выказывал, так что эта его черта никем не воспринимается как нечто из ряда вон выходящее.
Эрлинг не способен на чувство глубокой привязанности. Десятилетия жизни в одиночестве атрофировали в нем осознание того, что он – элемент большой социальной системы. Йенсен эгоцентричен и не способен представить себя как часть группы, вся его деятельность в Сопротивлении основана на его собственной мысли о том, на что он сам способен, а не на том, к чему приведут его действия. Даже его деятельность как наставника – это не подготовка новичков для Сопротивления, а показатель того, что он сам умеет и чему может научить. Однако эгоцентризм не надо путать с эгоистичностью: напротив, о себе, любимом, Эрлинг думает если уж не в последнюю, то точно не в первую очередь. Рыцарство в пределах разумного – это в его стиле. Он всегда придет на помощь, о чем ни попроси, и на любой кипиш готов, даже половину яблока отдаст, если ну очень попросить. Ко всем он относится с одинаково спокойной заботой, ему не свойственно переживать, но он – из тех, кто добродушно накроет пледом заснувшего, прикроет спину на задании, пинками загонит в лазарет кашляющего и поможет советом страждущему. Особенно часто приходится иметь дело со вторым и четвертым пунктами: в команде Эрлинг имеет репутацию надежного и крепкого плеча в жилетке. Психолог он хороший, хотя далеко не самый чуткий. Он может понять чувства ближнего своего и посочувствовать, но переживать глубоко он не способен.
Особый дар Эрлинга – его умение сохранять хорошее настроение и бодрость в самых аховых ситуациях. Йенсен необычайно эмоционально устойчив, что на окружающих действует успокаивающе. Он умеет найти правильные слова для успокоения и поддержания боевого духа, может убедить собеседника, что все будет хорошо, ну, или что сейчас не конец света. Сам он из состояния равновесия практически не выходит, единственный способ вывести его из себя – заставить вспомнить свою прежнюю жизнь. Эрлинг старается относиться к своему возрасту крайне просто, он часто подшучивает над собой, но когда вспоминает свою прежнюю жизнь и начинает о чем-то сожалеть, мысль за мыслью он погружается в пучины отчаяния и понимает, насколько он, в сущности, пуст и одинок. Самый верный способ вернуть ему прежнее жизнелюбие – дать понять, что он не бесполезен.
б. навыки и умения:
Умеет писать и читать, амбидекстр от скуки. Имеет склонность зазубривать некоторые куски книг наизусть, может цитировать их по памяти.
В условиях нынешнего мира слывет очень эрудированным человеком. Обладает некоторыми знаниями по многим отраслям: медицина, механика, химия, юриспруденция - словом, начитался в своей жизни всякого. Домашний мастер на все руки и розетки, да и вообще, тот еще швец, жнец и на дуде игрец.
Несмотря на "старческие" шуточки про радикулит и дряхлое сердце, вынослив как бык, ну, или как двадцатичетырехлетний здоровый молодой человек в прекрасной физической форме. Тренируется ежедневно как с новичками, так и в гордом одиночестве. Мастер рукопашного боя, искуссно обращается с короткоклинковым холодным оружием, но как человек практичный, предпочтение все равно отдает огнестрелу, хотя на снайпера с соколиным глазом явно не тянет, да и нож при себе имеет.
Крайне устойчив психологически, практически до ненормальности.
Обладает повышенной устойчивостью к алкоголю. Ему нужно выпить больше, чем обычному человеку, чтобы опьянеть.
в. привычки:
Как считается, часто забывает имена, на самом деле - даже не старается их запомнить. С легкостью назовет малознакомого человека любым другим именем, только не его собственным. Исключение составляют только те, с кем он тесно общается на протяжении некоторого времени.
Несмотря на богатырское здоровье, может включить режим "старичка" и начать жаловаться на радикулит, нести всякую чепуху из разряда "стар я уже для таких трюков" и наставлять товарищей за сорок речами в стиле "вот я в ваши годы...". Чаще такое поведение сугубо комично и наигранно, однако бывает, что Эрлинг действительно вспоминает о своем возрасте и впадает из-за этого в депрессию.
г. мании, страхи и фобии:
Долгое время вопрос бессмертия сводил Эрлинга с ума, но со временем он смирился и сейчас смотрит на свою способность философски. Йенсен как никто другой знает, что такое расставание, и ясно осознает, что окружающие его люди умрут раньше, чем он. Стремится ни к кому особо не привязываться, чтобы избежать лишних волнений, заменяет потребность в привязанностях маниакальной любовью к предметам и продуктам. Особенно обожает яблоки, хотя в подземелье их редко где можно достать. Не удержится, если при проникновении в какое-либо помещение увидит на столе мирно лежащее яблочко.
Некоторое время относился к смерти индифферентно, как к чему-то его не касающемуся, но почувствовав себя нужным, теперь боится растратить свой дар попусту и получить шальную пулю. Говорит, что сам покончит жизнь самоубийством, когда ему надоест существовать. Больницы не переносит на дух, предпочитает туда не попадать, а уж если попал, то впадает в депрессию и включает режим старика.

о4. Внешние данные.
а. телосложение:
Нормостеническое
б. цвет глаз:
Серо-голубой
в. цвет волос:
Рыжий
г. особые приметы:
Множество шрамов по всему телу, грубый шрам на животе.
д. общее описание:
Это – тот самый случай, когда оболочка совсем не соответствует содержанию. Эрлинг скромно справил вековой юбилей, но при этом он выглядит как молодой мужчина лет эдак чуть за двадцать пять. Невысокого роста, – всего-то 176 см. – коренастый, с развитой мускулатурой и кучей веснушек по всему бледному телу. Рыжий как черт, обладатель средней для мужчин длины, вечно растрепан так, что хочется взять и познакомить с расческой. Бритым щекам предпочитает растительность, пожизненный обладатель бородки. Крупные черты лица, прямой нос с широкими крыльями, тонкие губы, выступающий вперед подбородок – словом, присущая ему энергичность прям на роже и написана. Глаза серо-синие, выразительные и очень внимательные. Собеседникам иногда становится не по себе от пристального взгляда Эрла. Впрочем, особенно наблюдательные могут заметить, что взгляд у Йенсена будто бы уставший, хотя никаких мешков и синяков под глазами у него нет. А все дело в прожитых годах.
е. предполагаемая внешность:
Тома Куман | Thomas Coumans

о5. Вопросы к игроку.
а. опыт игры на ролевых:
Почетный ветеран задрот. Около семи лет, правда, с перерывами.
б. обратная связь [icq или skype]:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Erling Jensen (2015-01-12 00:20:46)

+7

2

Располагайтесь, ветеран, увлекательной вам игры. )) Правнук в наших рядах - это зацепка на перспективу, будущая заявка, или будете искать родственника среди уже имеющихся претендентов? )

0

3

Jurgen Adler
Тапочки передайте. И сидра. Яблочного.
Надеялся кинуть клич на форуме и найти, кхэм, родственника среди действующих игроков. А если совсем труба будет, то обратимся к "нужным".

0

4

Хрено...
Хронология

Октябрь 2984 г.
Если бы молодость знала, если бы старость могла

Апрель 2991 г.
Понесся январь по коридорам!

24 апреля 2998 г.
Гидрометцентр не представляет

Отредактировано Erling Jensen (2015-02-25 01:45:39)

0


Вы здесь » Millenium » Архив анкет » Erling Jensen


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC