Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Out of control


Out of control

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Название: Out of control
Участники: Айрис Шарп, Томас Харрелл
Время действия: поздний вечер 11 мая 2998 года
Место действия: Город, больница
Часть Города ушла под землю вместе с уютной квартиркой Айрис, а она, страшно подумать, все пропустила и не смогла сделать репортаж с места событий, потому что угодила в больницу! Однако это оказалось не самым страшным, потому что на этот раз ей не удалось отвертеться от прививки. К тому моменту, как Том ее нашел, все катастрофически перевернулось с ног на голову, и теперь уж стало совершенно непонятно - что со всем этим делать?!

+3

2

Поздно вечером к больным никогда не пускают, потому что все часы посещения уже давно закончились, а пациентам положено спать. Но ждать до утра я не мог. Неизвестность сменилась точной информацией, что Айрис жива и пострадала не слишком сильно, однако этого оказалось для меня недостаточным. Я понял, что пока не увижу собственными глазами, что с ней все нормально, не успокоюсь. Кроме того, светиться в больнице днем, когда там полно народу, не самый лучший вариант. Хотя я и понимал: сообщи мне Хант, где Айрис, утром, а не к вечеру - дожидаться ночи я бы не стал.

Взятка охраннику, взятка дежурной медсестре, и я у нужной двери. Обстановка в больнице, конечно, была не ахти. Многие больные лежали прямо в коридорах, потому что мест в палатах не хватало. Так что Айрис еще повезло, что находилась она именно в палате, пусть и рассчитанной на четверых, а не на восьмерых, которых, в итоге, удалось запихнуть в комнату, оставив между кроватями очень мало места. Лишние уши могли помешать нам говорить. Впрочем, лично мне разговоры были и не нужны. Вплоть до того, что я был готов просто посмотреть на нее, убедиться, что жива, и уйти, чтобы не будить.

Но это было бы недальновидно. Ее дом разрушен. В Городе творится новый конец света. И это необходимо обсудить. Я слишком хорошо знал Айрис, чтобы надеяться убедить ее временно, а то и навсегда переселиться в подвалы на базу Сопротивления. Она же не сможет вести оттуда репортажи! Разве что произошедшее ее сильно напугало, но, опять-таки, зная эту женщину... Мне оставалось только лишний раз вздохнуть. Но даже зная ее профессиональное упрямство, я должен был выяснить, где и как она собирается жить дальше. Долго ее в больнице не продержат. Выпишут - слишком много тех, кто ранен сильнее. И что делать дальше?

Войдя, однако, в палату и увидев Кис-Кис, я несколько мгновений пристально смотрел на нее, пытаясь понять, что же не так. А, поняв, едва не взвыл. Мало нам проблем. Разрушенная квартира грозила отойти на задний план.

- Кис-Кис? - негромко позвал я, подойдя к кровати.

+2

3

Десятое мая ознаменовалось экстраординарным событием: Айрис Шарп не смогла выполнить свой профессиональный долг и отснять репортаж, который от нее ждали в редакции. К счастью, не из-за того, что вдруг растеряла необходимые для работы навыки. Причиной стали технические неполадки иного рода.

Когда сверху начали падать камни, а земля под ногами устрашающе зашаталась, Айрис и ее бессменный оператор были на улице. Вероятно, именно это их спасло. Они просто не были ни в падающем здании, ни в эпицентре разрушений. Но Стивен расстроился никак не меньше Айрис, когда его сбило с ног с такой силой, что уже приготовленная к съемке камера грохнулась на асфальт, не оставлявший ей никакой надежды на спасение. Что было потом, Шарп не помнила. Когда она очнулась в больнице, у нее сильно болела голова, и рядом не было ни Стивена, ни телефона. Полный провал. Она даже не знала точно, что именно произошло! Ей, Айрис Шарп, приходилось вместе со всеми смотреть новости, чтобы узреть общую картину разрушений. Это было ужасно.

Больше того: она все пропустила, потому что очнулась только под вечер. Лишь на следующий день выяснилось, что Стивен лежит в мужской палате в другом конце коридора, и что им обоим страшно повезло отделаться легким испугом. У Айрис не нашли даже подозреваемого сотрясения мозга и пообещали ей, если все будет хорошо, оформить выписку назавтра. Однако если мисс Шарп и не стремилась вырваться из больницы еще скорее, то только по той причине, что ее дом попал в черту разрушений и прекратил свое существование. Хотя один плюс в этом все же был – не пришлось долго возиться с попытками незаметно выбросить окровавленный диван.

Невеселые переживания по поводу настоящего и будущего утомляли. Особенно Айрис переживала из-за того, что не могла ни с кем связаться. Где сейчас Том и что там с мамой? Хорошо бы с ними все было в порядке! Придумать бы только, как теперь выйти на контакт… Ближе к вечеру ей принесли букет, и вместе с ним у Айрис появилась надежда на лучшее. С этой надеждой она и задремала, а проснулась от того, что Том был рядом, потому что только он мог называть ее этим прозвищем, которое сам же и придумал.

– Том! – едва не воскликнула она, совсем позабыв, где и почему находится, но ощутила больничный запах и полную шорохов темную палату, и уж тогда сообразила, что не так. Айрис поспешила сесть на кровати, поморщилась от головной боли, но сразу улыбнулась.

– Я знала, что ты меня найдешь! Нет, я в порядке, не бойся. А ты сам? Было так невыносимо тут одной среди всех кривотолков, лежать и ничего не знать. И телефон потерялся… Спасибо, что прислал цветы, это было так кстати! Я поняла, что ты придешь, как только сможешь. Я так рада тебя видеть!

Дыхание, наконец, дало сбой, и Айрис просто уткнулась лбом в грудь Тома – чтобы почувствовать его и убедиться, что все это не сон.

+3

4

Цветы? Как самый неревнивый мужчина на свете, из всех слов Айрис я, первым делом, обратил внимание именно на эту фразу. Впрочем, ответ на возникший вопрос всплыл буквально сразу же. Вот что значит излишняя настройка на определенных людей.

- Я тоже рад. И рад, что тебе понравились цветы, - я негромко усмехнулся, обнимая Айрис. - Только, каюсь, это был не я, а, по всей видимости, человек, который помог тебя быстро найти.

Я успокаивающе провел рукой по волосам Кис-Кис, соображая, как вести себя дальше. Природу ее способности я пока не понял, но это было не что-то физическое. Иными словами, ждать, что внезапно по комнате понесутся энергетические шары или поднимается ураган, не стоило. Похоже, нечто ментальное. Вроде моей способности, но что именно? Лучше бы не то же самое! Айрис, очевидно, о произошедших с ней изменениях еще не догадывалась. Мне предстояло ее просветить. Не люблю приносить дурные новости. Впрочем, а кто любит?

- В городе локальный конец света, но, думаю, к этому моменту ты и так в курсе. С твоей матерью все в порядке.

Это действительно было так. В отличие от своей дочери, миссис Шелтон на звонок ответила после первого же гудка. В связи с чем, трубку пришлось бросить - знакомиться с недотещей таким образом я не собирался.

- Позвонишь ей  сама - скажешь, что ты тоже почти в порядке, - продолжил я. - Нам надо поговорить где-нибудь, где не столько посторонних. Ты идти можешь? Если нет, придется тебя нести куда-нибудь на руках.

Я чуть отстранил от себя Айрис и улыбнулся ей.

+2

5

Том был настоящий, и это здорово укрепило боевой дух Айрис, несмотря на то, что воевать было, собственно, не с кем. Зато прикосновения действовали успокаивающе, и Шарп тихонько вздохнула Харреллу в грудь – но вскинула голову, когда услышала, что ошиблась насчет цветов.

– Тогда передай этому человеку спасибо от меня, когда в следующий раз его увидишь, – попросила Айрис. – Раз уж он так удачно помог и тебе, и мне.

Появление Тома и весточка о матери внесли частичку ясности в туманный сумбур реальности, и это было очень кстати: благодаря этому Шарп смогла снова ощутить, что она в этом мире не одна. В этом свете ее не очень удивило стремление Тома поговорить вне палаты – ей и самой хотелось бы побыть с ним наедине, а не в окружении едва знакомых людей. Они, в конце концов, спали, и нехорошо было бы им мешать.

– Эй, я полностью дееспособна! – шутливо возмутилась Айрис. – Так только, ударилась немножко.
Она осторожно спустила ноги с кровати и пошарила внизу в поисках обуви, а после, повиснув на руке у Тома, медленно выплыла вместе с ним в больничный коридор и зажмурилась от электрического света.

– Здесь где-то должен быть диван. В больницах всегда бывают диваны! – убежденно заявила она. Когда они добрались до места назначения, Шарп с облегчением присела на мягкую, обтянутую плюшевой обивкой диванную подушку.

– Голова немного кружится, – невозмутимо пояснила она. – Слишком много времени провалялась в кровати. Том, я тут до обеда не выдержу. Мне срочно нужно в редакцию! Сейчас самое урожайное время, им наверняка не хватает рук, а о чем ты хотел поговорить?

Возможно, стоило поинтересоваться об этом с самого начала, но Айрис пришло в голову задать этот вопрос только теперь.

+2

6

Дееспособна? Ну, положим, практически. Только ударилась? Вот тут Айрис несколько заблуждалась. Вообще, окажись она в больнице чуть позже, вероятно, ей бы снова удалось проскочить без прививки. Судя по количеству пострадавших, теперь врачам было однозначно не до этого. Но, увы, звезды были не совсем на нашей с Айрис стороне. Впрочем, сердиться на них было неблагоразумно. Могли бы и совсем на сторону врага перейти. И тогда мы бы с Кис-Кис сейчас не разговаривали.

Я сел рядом и, обняв, притянул к себе. Среди прочего, это позволяло переговариваться действительно тихо. Тема, прямо скажем, была не для чужих ушей.

- Подожди ты, беспокойное создание. - Я не смог сдержать усмешку. - У тебя еще голова идет кругом, а ты уже в редакцию.

По-хорошему, ей бы стоило еще денек-два тут поваляться. Но не с мутацией же. С властей сталось бы, немного взяв ситуации под контроль, обвинить во всем мутантов и начать массовые проверки тех, кто не успел вовремя увернуться. Так что от врачей Айрис следовало сейчас держаться подальше. И просто показать Прайсу.

- Кис-Кис, скажи мне, пожалуйста, - медленно, но без лишних прелюдий начал я, так как полагал, что всякие "ты только не нервничай" обычно приводят только к тому, что собеседник нервничает еще сильнее, - ты знаешь, что тебе все-таки сделали пресловутую прививку, когда ты сюда попала?

+2

7

Сели они очень удобно, приятно, уютно и вообще замечательно, если не считать того, что они по-прежнему находились в больнице. Айрис охотно прижалась к Тому, почувствовав себя котенком, для которого наконец-то нашлось правильное место. Как все-таки здорово, что он пришел! И зачем только сейчас вспоминать о таких неприятных вещах, как прививки?.. Шарп поежилась.

– Ну что ты, Том, какие прививки? Я шприцов до смерти боюсь, я бы им живой ни за что не далась, и вообще…

Хотя что «вообще»? Том же знает. Он всегда все знает, сколько бы она об этом ни забывала, и если он говорит, значит, так оно и есть. Но… почему только он об этом говорит?! Айрис отстранилась, чтобы взглянуть на Тома. Вот сейчас он не выдержит и признается, что просто пошутил. Нет?..

– О, нет. Не может быть. Том?

Она же не дура, и наверняка правильно поняла то, что он хотел сказать. Только это все равно абсолютно невозможно. Просто потому что это не так. Ведь она бы знала! Наверное. Или нет?

Айрис почувствовала влагу на щеке и быстро стерла слезу ладонью. Слишком долго таращилась на Тома широко открытыми глазами, вот они и заслезились. Это все от изумления.

– Глупости, – уверенно заявила Шарп. – Разве так бывает? Конечно, не бывает. Тем более, я совсем не чувствую ничего… такого.

Она вдруг громко всхлипнула и сама замерла в удивлении от того, что так эмоционально реагирует на нечто, чего не случилось, потому что оно не могло случиться.

+2

8

Я вздохнул и с трудом сдержал смешок.

- Кис-Кис, ты была без сознания и вряд ли могла им что-то возразить. Так что они, по-видимому, взяли у тебя анализ крови, выяснили, что прививку тебе по каким-то причинам никто никогда не делал, и вкололи, пока ты еще не пришла в себя, - пояснил я. - Ну а во всей суматохе просто не подумали донести до тебя столь важный факт.

Я чуть отстранился и внимательно посмотрел на Айрис.

- Но, в общем-то, сама по себе прививка это не так уж страшно. Тем более, что ты даже не помнишь сам процесс. - Я снова наклонился ближе и почти прижался губами к уху Кис-Кис. - Проблема в том, что у тебя есть этот мутировавший ген - и прививка его активировала. Поэтому то, что ты пока ничего такого не чувствуешь, временно.

+2

9

Когда Том сказал про прививку, Айрис вздрогнула и широко раскрыла глаза. Вскрик, по счастью, остался беззвучным – не хватало еще перебудить всех в округе. Причем относился он именно к факту применения шприца: воображение у Шарп мигом разыгралась, она сразу представила жуткую огроменную иглу, которую втыкают ей под кожу и… Аргумент Тома оказался донельзя логичным. Ну да, она все равно пропустила процесс, а теперь все уже случилось, и переживать как будто бы не о чем. То есть не сказать, чтобы совсем не о чем, потому что…

Айрис тихо застонала и уткнулась лбом Харреллу в ключицу. Но, конечно же, ненадолго.

– А это точно? – прошептала она, снова вскидывая голову и вцепляясь в Тома взглядом, как утопающий в спасательный круг. – А когда оно проявится, скоро? И как узнать, что это будет? Я не покроюсь синей чешуей? Я же тогда не смогу вести репортажи!

Шарп шумно втянула носом воздух и мысленно призвала себя к спокойствию. Как будто она на работе и через пятнадцать секунд выйдет в прямой эфир.

– Ты случайно не знаешь, как подделать анализы?

На тот момент ей показалось, что это самое важное. Жилье найдется, с работы ее вряд ли уволили. Но если ее внезапно вызовут на медосмотр, она должна знать, что ей делать.

– Нам нужен план. Не хочу жить в постоянном страхе, что за мной придут.

О расставании с привычной жизнью Айрис пока даже не помышляла.

+2

10

Сколько вопросов. Я невольно улыбнулся.

- Чешуей ты вряд ли покроешься, хотя, полагаю, ты могла бы выдать это за новый сценический образ и грим. Ежедневные новости с чешуей. Почему нет? - Я усмехнулся. - Но у тебя что-то ментальное. Я пока не понял что. Но если начнешь слышать чьи-то мысли, видеть будущее или внезапно окружающие резко начнут тебя слушаться, сильно не пугайся.

Подделка анализов меня и самого беспокоила в первую очередь. В нынешних условиях о проверках могли как забыть на время, так и начать их делать чаще раза в год с усиленным контролем. Проблема. Я так и представил себе, как прошу Фалька поискать в лесу мою девушку, которую только что выставили за Стену. Кошмар. И это если ее выгонят, а не в лаборатории отправят. Шикарные перспективы.

- Свои врачи у нас есть, - сказал я вслух и вздохнул. - Скажи, есть ли хоть малейший шанс, что я могу уговорить тебя переселиться под землю?

+2

11

Хорошие новости: чешуя ей, вроде бы, не грозила. Потому что шутку Тома Айрис, конечно, оценила, но что-то подсказывало ей, что не всем зрителям понравится такой специфический «сценический образ».
Услышанное далее заставило Шарп задуматься.

– А может случиться, что у меня будет то же, что и у тебя? Ты когда-нибудь встречал людей с такой же способностью? И Том… только не смейся, это важный вопрос! Ты уверен, что это не передается половым путем?

Но шутки шутками, а перед Айрис теперь маячила новая большая, просто-таки огромная проблема, и ее нельзя было просто отложить в долгий ящик. То есть, можно, конечно, но это могло кончиться очень и очень плохо. Непоправимо. Вот Том говорит, что у них есть «свои врачи». Но чем они помогут, если проверка случится внезапно? Никто не всемогущ.

– Под землю? – бездумно переспросила Айрис, все еще пребывая где-то в своих мыслях, но тут же переключилась на предложение Харрелла.

– То есть как, под землю? – удивилась она. – Оттуда же нельзя работать! Ты же не хочешь сказать… Тогда вообще будет нельзя работать?! Том, я так не смогу, – жалобно протянула Шарп и вцепилась в руку Харрелла, как в последний шанс на спасение.

Татуировка на руке, ноги, грудь, обнаженное тело, темные волосы и синие глаза. Полумрак, прикосновения. Том.

Айрис испуганно отшатнулась, только что не взлетев на спинку низкого мягкого дивана.

– Что… что это было?! – затребовала она громким сбивчивым шепотом, глядя на Харрелла округлившимися глазами.

+2

12

Я задумчиво покачал головой.

- Нет. У тебя что-то другое, но из той же категории. Это как львы и тигры. Семейство одно, а вид - другой, - пояснил я и усмехнулся, размышляя. - Нет. Мутантов с точно такой же способностью мне встречать не приходилось. И нет, Кис-Кис, наличие сверхспособностей является мутацией на уровне ДНК, а не вирусом, так что и передается генетически а не в результате обмена микробами.

Идея переселиться под землю Айрис, естественно, не вдохновила. Ну кто бы сомневался? Но я должен был хотя бы озвучить этот вариант из надежды "ну а вдруг?". Хотя какое уж тут "вдруг". Свою женщину, не без помощи сверхспособности, я знал слишком хорошо.

- Вести репортажи, конечно, не получится, - согласился я и преувеличенно оптимистично продолжил. - Но под землей у нас много другой работы!

Однако агитацию в пользу подземной жизни пришлось резко прервать, потому что случилось ЭТО. Проявление способности Кис-Кис. И я уже в который раз за недавнее время пожалел, что я не телепат. Потому что моя способность, конечно, позволяла понять, что Айрис увидела нечто, связанное со мной, нечто, что ей не понравилось, но что именно - тут мне требовалось, по крайней мере, перебрать варианты, чтобы выяснить, какой же из них вызвал такую реакцию. А на это не было времени. Тем более, что увидеть она могла и прошлое, и будущее, и какие-то мои мысли или эмоции, а то и что-нибудь совсем новенькое для моей фантазии.

- Судя по всему, - медленно сказал я, - это проявилась твоя новая способность. Но конкретнее я сказать не смогу, пока ты не расскажешь. Я не видел того, что видела ты.

Отредактировано Thomas Harrell (2016-06-20 00:21:24)

+2

13

Том принялся с потрясающей скрупулезностью отвечать на ее вопросы – наверное, думал, что это может ее успокоить. А может, и не думал. И вообще, с чего она взяла, что это он должен ее успокаивать, а не наоборот? Том же за нее тоже волнуется. Стыдно паниковать: в конце концов, она умная взрослая женщина и профессиональный журналист, надо держать себя в руках! И Айрис, наверное, справилась бы с этой задачей, если бы не то внезапное видение, которое подействовало на нее так ошеломительно. Она отчего-то точно знала, что это было не причудливое облако фантазий, а реальность. Том подтвердил это в сдержанной манере, в которой угадывалась напряженность. Приятного тут было мало: в привидевшейся Шарп реальности Харрелл спал с другой.

Айрис заставила себя вдохнуть, выдохнуть и хотя бы попытаться вернуться к связному мышлению. Это могло происходить когда угодно. Возможно, даже в будущем. Однако чтобы выяснить все наверняка, эту скользкую тему придется обсудить – и лучше уж сделать это сразу, что называется, по горячим следам. Прикидывая все это в уме, Шарп глянула на Тома исподлобья. Перебороть эмоции было сложно, но необходимо.

– Я видела какую-то брюнетку. Красивую, синеглазую, с татуировкой на руке. Голую. С тобой.

Айрис почувствовала, что стремительно краснеет, чего с ней не случалось, кажется, с раннего детства. Как будто бы это она сделала что-то плохое. Тут бы потребовать объяснений, но имелось несколько «но». Например, отсутствие доказательств. Кто знает, может, ничего такого правда еще не произошло (и, конечно же, есть шанс, что и не произойдет!). А кроме того, худшего времени для ссоры с Томом и выбрать было нельзя: что бы ни случилось, сейчас он не сможет бросить ее без поддержки, а она не найдет в себе сил отказаться принять его помощь. Доводить дело до скандала – не вариант, Айрис это хорошо понимала. Поэтому под воздействием порыва, которому не могла противостоять, вместо потока вопросов и обвинений она прошептала только одно слово:

– Когда?

+2

14

Женщины. Из всего криминала моей жизни Айрис умудрилась выловить именно тот, о котором ей знать однозначно не стоило. Все остальное обосновать было проще. Собственно, и это, в моих глазах, обосновывалось легко, хотя я и отдавал себе отчет в том, что без столь тесного знакомства в той ситуации, в принципе, можно было бы и обойтись. Можно, но, все же, не следовало. Но то в моих глазах. Айрис могла и не оценить.

- Красивая? - Я хмыкнул. - Не заметил.

Радовало то, что я не имел привычки изменять Кис-Кис на каждом шагу, да и женщины с татуировками вокруг меня табунами не ходят. Так что и определить, что увидела Айрис мое общение с Кэролайн, а не с кем-то еще, оказалось несложно.

- Около месяц назад, - вздохнув, ответил я, ожидая продолжения. Унижать ее и себя объяснениями в духе "милая, ты все не так поняла" или "дорогая, я тебе сейчас все объясню" я не собирался. Куда благоразумнее было подождать дальнейшей реакции. К чему торопить события?

Отредактировано Thomas Harrell (2016-06-21 23:30:39)

+3

15

Пренебрежительный отзыв о внешности знойной брюнетки из видения, видимо, должен был утешить Айрис. Только она почему-то не утешилась. Том, естественно, не пытался оправдываться или отпираться, и, наверное, это было хорошо. Но месяц назад?! Спасибо, конечно, что не вчера и не в ее День рождения. Но… Но… Ну как же так?

Шарп грустно вздохнула. Нужно быть умницей, не рубить сплеча, не закатывать скандалов, не устраивать истерик и ни в коем случае не плакать. Сплошные запреты. И почему ограничивать себя должна именно она, тогда как вся приятная часть досталась ему?

– Это обидно, Том, – печально сообщила Айрис, боясь поднять глаза, как будто это она сделала что-то плохое и испытывала за это вину. И главное, как все это некстати!

– То есть, я все понимаю, но сначала ты говоришь про прививку, теперь еще это… Я расстроена.

Скрыть это все равно невозможно, и чтобы переварить измену тоже нужно время. Ну, вот хотя бы на то, чтобы придумать Харреллу десяток оправданий и уговорить себя, что все мужчины иногда ходят налево, потому что это в их природе, и это ничего не значит. И все это не снимает самого интересного вопроса: что же делать дальше?

+2

16

Со своей способностью я живу уже почти пятнадцать лет, из которых около половины знаю Айрис. Но до конца понимать любимую женщину я так и не научился. Я мысленно вздохнул. Сам я Айрис ревновал. Вслух. Преимущественно к ее неизменному оператору. Насколько я считал вероятной измену на деле? По ее характеру не было похоже, чтобы Айрис имела к подобному склонность, но возможность измены, с моей точки зрения, все равно существовала. Как бы я отнесся? Мне бы это не понравилось. Но серьезной проблемой это бы не стало. В конце концов, наши отношения, какими бы крепкими и долгими они не были, слишком неоднозначны, нестабильны и неопределенны, чтобы требовать от женщины неукоснительной верности. Сам я, впрочем, хоть и любил красивых женщин, обычно ограничивался любованием и легким флиртом. С Кэролайн соблазнение входило в планы как один из самых легких и верных способов разобраться в ситуации. Чувствовал ли я себя виноватым? Немного.

- Это было связано с деятельностью Сопротивления. Раньше подобного не случалось. Впредь тоже не должно быть, - наконец, снова заговорил я. - Скажи мне, я могу что-то сделать, чтобы ты расстраивалась меньше?

+2

17

Айрис стало тяжело дышать, и чтобы справиться со сжавшим горло спазмом, она ухватила воздух ртом. Если бы только у нее было время спокойно это пережить и обдумать! А тут выходило, что она как будто застукала Тома с поличным, в то время как для него это были дела давно минувших дней. Феноменальное несовпадение в хронологии. Вроде бы, и реагировать уже слишком поздно, но для нее-то все «произошло» буквально только что.

– Ну, если ты можешь изменить прошлое или сделать так, чтобы я его развидела…

Шарп нервно усмехнулась, не замечая, как сжала побелевшие от напряжения губы в ниточку. Брюнетка с татуировкой все еще стояла у нее перед глазами. Интересно, кто это? Нет, совсем, совершенно не интересно!

– Не хочу ничего об этом знать, – прошептала Айрис, мотнув головой, как норовистая лошадка, и в этот момент она разговаривала преимущественно сама с собой.

Ну да, глупо, даже нелепо ревновать любимого мужчину из-за случайного одноразового секса. Умом Шарп понимала, что это еще не катастрофа, и ничего особенно страшного в этом нет. Для Тома. Но чувства иррациональны и слабо поддаются внушениям рассудка, а Айрис чувствовала себя уязвленной и обескураженной. Что же: если справиться со своими чувствами так легко не выходит, для начала нужно притвориться – это первый шаг к преодолению. Мама-актриса дала ей в этой жизни не слишком много полезных советов, но один из них мог сейчас очень пригодиться: если тебе страшно, обмани всех – сделай вид, что ничего не боишься, и ты действительно почувствуешь себя увереннее. Шарп предположила, что это правило можно проектировать и на любые другие эмоции.

– Увижу еще что-то в таком духе, будешь замаливать свои прегрешения до конца жизни, – бледно пошутила она.

– Это теперь будет случаться каждый раз при прикосновении?

Лучше сосредоточиться на чем-то отвлеченном и не менее важном. Как удачно, что у них есть подходящая тема.

Отредактировано Iris Sharp (2016-06-28 23:30:27)

+2

18

Я внимательно вгляделся в лицо Айрис. Я бы, на ее месте, предпочел все узнать в подробностях. Понимание ликвидировало для меня, по крайней мере, половину возникшей проблемы. Но, похоже, это не был случай моей женщины. То есть, знать-то она, может, и хотела, несмотря на сделанное заявление. Но вот стоило ли ей узнавать? Тут у меня имелись большие сомнения.

- У нее теперь роман с Адлером. Судя по всему, надолго. И, в любом случае, это был единичный случай, который не повторится. Так что лучше поищи другой повод, чтобы заставить меня вечно отмаливать грехи. - Я слабо улыбнулся Айрис в ответ.

И да - теперь можно было сменить тему. Нужно было, я бы даже сказал.

- Обычно первое время все способности проявляются достаточно спонтанно, - помедлив, сказал я. - Так что такого рода вспышки совсем не обязательно будут происходить каждый раз, когда ты к кому-то прикоснешься. Скорее, наоборот.

"Надеюсь".

- На начальном уровне владения способностью ты, вероятно, будешь "ловить" только что-то важное для тебя или связанное с тобой. Дальше все зависит от того, посчитаешь ли ты нужным развивать способность. На мой взгляд, всегда лучше развивать. Иначе так и будет продолжать "выстреливать" в самый неподходящий для тебя момент. Хотя, конечно, возможность видеть прошлое - нелишняя способность для журналиста.

+2

19

Кем бы ни была эта брюнетка и с кем бы она ни была теперь, Айрис не желала слышать об этом от Тома уже просто потому, что любое новое упоминание о ней из его уст причиняло невыносимую боль стократ хуже зубной. Упоминание об Адлере в этом контексте удивило Шарп скорее неприятно: если та девица еще и имела непосредственное отношение к их теперь уже общему знакомому, это означало потенциальную возможность встречи, а вот уж чего Айрис точно не хотелось, так это встречаться с этой выдрой. Очень хотелось выплеснуть эмоции, чтобы не держать их в себе, но Шарп заставила себя прикусить язык. Том уже переспал с той девицей, и это необратимо. Зато она еще не вылила на него ушат грязи, замешанный на обиде и раздражении, и в ее силах было полностью предотвратить хотя бы этот неприятный момент. Айрис судорожно втянула носом воздух и мысленно провела жирную ярко-красную черту, отделяя случившееся от настоящего.

– Хорошему журналисту нужны факты, а не видения, – нахмурилась она, ныряя из одной темы в другую. – Иначе мне никто не поверит. Скажут, что я все сочиняю…

Правда, это предполагало, что всем будет известно о ее особенности, а этого быть не могло в принципе, потому что мутанты на телевидении не работают: они вообще не могут продолжать спокойно жить в Городе. И что ей остается, если не удастся вовремя скрыть мутацию? Айрис внезапно почувствовала себя маленькой и беззащитной перед лицом большого враждебного мира – того самого, который до сих пор каждый день встречала с восторгом, потому что всегда чувствовала себя его неотъемлемой частью.

– Говорят, от моего дома ничего не осталось, – невпопад сказала она.

+2

20

Айрис очень хотелось на меня сейчас накинуться и высказаться. А, может, и не только высказаться. Собственно, я ничего не имел против. Выпущенные на свободу эмоции имеют куда меньше последствий, чем те, которые человек сдержал. Потому что последние обычно живут дольше. А уж, учитывая то, что основания для обиды у Айрис были, то она вполне могла себе позволить сейчас все, что угодно. Ну, за исключением разве что слишком громких воплей и крушения всего вокруг - на это бы сбежались дежурные врачи и охрана. Такие неприятности действительно никому не нужны. А в остальном у Кис-Кис была свобода действий. Однако же она сама решила иначе. Провоцировать я не стал. Хотя, вероятно, в более приватной обстановке это и стоило сделать. В будущем. Если обида к тому моменту не пройдет.

- Видения могут помочь "рыть" в нужном направлении, - заметил я, а затем, вместе со словами Кис-Кис, вернулся к более насущным проблемам. - Тебе есть, у кого временно пожить? У матери? Или у этого твоего Стивена?

Если Айрис злил факт измены с некоей неизвестной ей женщиной, то меня стабильно и уже не первый год злил весьма конкретный человек, которого я даже пару раз видел мельком. Но были у меня подозрения, что именно к нему отправится жить Кис-Кис. Теперь уже, возможно, исключительно из принципа. Хотя, наверное, жить с коллегой ей в любом случае приятнее, чем с довольно эксцентричной матерью.

+2

21

Том продолжил рассуждать о пользе проявившейся мутации для ее профессии и делал это, похоже, с таким искренним убеждением, что Айрис вдруг нестерпимо захотелось немного побыть одной. Но он, должно быть, это почувствовал. А может, ревность взыграла. Что, между прочим, было при нынешних обстоятельствах не то что странно, а откровенно смешно. Хотя смеяться в данной ситуации было бы уж совсем нелепо. Об этом Айрис подумала, ловя себя на первых неизбежных смешках, которых она никак не могла сдержать. Через несколько секунд она перестала даже пытаться: ее душил беззвучный смех (нельзя же хохотать в голос ночью в больнице – обязательно кто-нибудь услышит, а вдруг вообще в психушку заберут?!).

Айрис так и распирало ответить, что да, конечно же, она поживет у Стивена ближайшие дня два, месяц, год – наверняка у Тома сделалось бы такое лицо, что одно удовольствие посмотреть. Да только вот беда, Шарп не была настолько мстительной, чтобы мучить Харрелла просто ему назло. С другой стороны, а где еще ей жить?! Не у мамы же. Айрис попыталась как-то унять сотрясавший ее смех, но ничего хорошего их этого не выходило.

– А что, ты ревнуешь? – спросила она сквозь смех. – Том? Ты?

Вообще-то, можно бы и обидеться. Она что, давала ему повод для ревности? Да в конце-то концов, кто тут кому изменил?! Но Шарп все еще продолжала хохотать и ничего не могла с этим поделать.

+1

22

Я медленно выдохнул, глядя на нервно смеющуюся Айрис. Мне положено было ее сейчас утешать. Просить прощения. И так далее. И в том же духе. И я, конечно, был не прав, что не испытывал серьезных угрызений совести по поводу своей измены. Некоторую неправоту осознавал. Угрызений совести - нет, не было их. И это крайне усложняло ситуацию. Потому что прогнуть себя и сделать так, "как надо" для улучшения ситуации, я не мог. Да и "правильно" тут было сомнительное. Как бы я себя сейчас ни вел, Айрис бы это не понравилось. Идеальный вариант - оставить ее одну, чтобы она остыла и свыклась с мыслью о моей измене, которая произошла очень давно. Но мы не могли этот вариант себе позволить. Что ж, мне оставалась только искренность, которая еще никогда меня до добра не доводила. Опять-таки, возможно, скандал - не худший вариант в данных обстоятельствах. Лишь бы врачи с медсестрами не сбежались.

- Ничего смешного в этом нет, - сдержанно заметил я, хотя и знал, что Кис-Кис сейчас совсем не весело. -  Я тебя к нему последнее семь лет ревную. И только что всплывшее обстоятельство моей биографии на мои эмоции по этому вопросу никак не повлияло.

Я скрестил руки на груди и сухо добавил:

- Разовый секс не имеет никакого значения. А ты со своим оператором времени проводишь в разы больше, чем со мной. Так что и удивляться моей ревности бессмысленно.

+1

23

Том поглядел на Айрис, сдержанно заявил ей, что ничего смешного тут нет, и это внезапно подействовало как условный сигнал – смех Шарп резко оборвался.

– Согласна, абсолютно ничего смешного, – подтвердила она. Как ни странно, Айрис даже удалось сосредоточиться на содержании слов Тома, и за ходом его мысли она следила не без интереса. Невидимый тумблер в ее сознании щелкнул, переключаясь, и один из основных журналистских принципов – представление разных точек зрения – сработал автоматически, без ее активного участия.

Харрелл, несомненно, воспринимал всю эту ситуацию совершенно иначе, и замечание «но я-то с ним не сплю» так и не сорвалось с губ Шарп, потому что в последний момент она ощутила его полную бессмысленность. Понятное дело: Том считает несущественным акт физической близости с молодой знойной брюнеткой, ну а она сама воспринимает как нечто незначительное в личном плане те часы, которые по рабочей необходимости проводит в обществе Стивена… И оба они имеют полное право видеть действительность так, как у них получается. Толочь воду в ступе и лелеять свои обиды бесперспективно, потому что делать это можно бесконечно. Остается только понять, простить и забыть. Хотя с забыть теперь ситуация особо проблематичная.

Айрис сползла по спинке дивана и привалилась к Тому, боднув его куда-то вбок от груди.

– Я так устала. Мне кажется, я так скоро с ума сойду, – пожаловалась она ему. – Обними меня?

Следующие секунд тридцать (то есть примечательно долго) Шарп провела в молчании.

– Ты же знаешь, правда, что Стивен для меня как боевой товарищ, и ничего другого тут быть не может? – тихо спросила она по прошествии этого времени. – Меня обещали завтра выписать. Ты меня встретишь?

+1

24

Я в очередной раз вгляделся в лицо Кис-Кис, которая, похоже, собирала в кулак всю свою рациональность и силу воли. И ей явно нелегко это давалось. Да и какой женщине будет легко разумно отреагировать на измену своего мужчины? Пусть даже эта измена и не имела для мужчины никакого значения. Впрочем, как ни крути, а наши с Кис-Кис отношения требовали некоторых послаблений относительно традиционных взглядов на отношения. Однако говорить об этом "в лоб" обиженной женщине - не лучшая идея.

Я притянул ее к себе, рассеянно размышляя над тем, не умудрится ли она перехватить еще какое-нибудь воспоминание обо мне после этих объятий? Как ни крути, а обо мне какое воспоминание не ухвати, все плохо будет. Мне. И, возможно, ей. Хотя я мог надеяться, что хуже измены ничего не придумать и что с этим мы уже благополучно столкнулись. Но кто же разберет этих женщин? Вот возьмет и поймает событие пятнадцатилетней давности с Лианой. И ходи - оправдывайся.

- Не сойдешь. Все это неприятно, но с этим живут. И даже вполне себе в здравом уме. - Я поцеловал Кис-Кис в макушку.

Утешил, называется. Но ничего более радужного в голову не приходило.

- Знаю, - хмыкнул я. - В глубокой теории. А я по жизни практик. Где этот твой Стивен живет? Я тебя, конечно, встречу, если опять какой катаклизм не случится. Но куда тебя после этого везти? Ты планируешь вселиться к нему без предупреждения?

Я мысленно вздохнул, уже догадываясь, что со Стивеном придется познакомиться поближе. Просто чтобы расставить точки над i. Это для Кис-Кис он - боевой товарищ. А вот мнение самого Стивена я как раз не знал.

+1

25

Айрис вздохнула и сама не поняла – не то с облегчением, не то просто от усталости. Измученное открытиями и потрясениями ночи сознание переключилось в режим «Я женщина, я ничего не хочу решать, я хочу…». А чего она, собственно, хочет? Задавшись этим вопросом, Шарп обнаружила весьма неожиданный ответ: ей со страшной силой, жутко, чудовищно хотелось шоколадного мороженого. Она облизнула губы.

– Ммм… дай что-нибудь подходящее, запишу тебе адрес.

Айрис начинало казаться, что она спит, потому что жизнь, конечно, абсурдна, но обычно она все-таки немного более нормальна, чем картины Сальвадора Дали, а сегодня градус фантастичности происходящего зашкаливал и бил все рекорды с немыслимым отрывом. Разве такое может быть в реальности? Естественно, нет! Все это ей снится, определенно. И в том числе Том, который чуть ли не сам отправляет ее пожить к Стивену.

– Не то чтобы совсем без предупреждения, он же сам предлагал, – как бы невзначай обмолвилась Айрис и коварно умолкла, мстительно растягивая паузу. Жаль, делать это вечно было невозможно. – Но к Стивену я не поеду.

В конце концов, она же не сумасшедшая, чтобы создавать такие прецеденты и простор для всяких там «несчастных случаев», влекущих за собой приступы тяжелой ревности со стороны Тома. Кто вообще знает, насколько далеко могут завести такие игры? Нет, она вовсе не собиралась устраивать их отношениям такие дополнительные испытания. Тем более сейчас.

– Поживу немного у Элисон. Она, конечно, будет в диком восторге, но по своей воспитанности не сможет выставить почти родную сестру на улицу. А потом мы что-нибудь придумаем. Ведь придумаем же?

Взгляд, который Шарп обратила к Харреллу, был неожиданно требовательным и настойчивым, как у женщины, которая все для себя решила – поэтому спорить с ней бесполезно.

+1

26

Я со вздохом посмотрел на Кис-Кис и покачал головой.

- Ты меня когда-нибудь доведешь. До инфаркта, - без тени шутки сообщил я и поцеловал Кис-Кис в макушку. - И я сделаю себе харакири.

На самом деле, я теперь уже и не знал, что хуже - Стивен или сестра Айрис. Стивен, конечно, был потенциальным конкурентом. И я даже теперь сам видел, что Кис-Кис не слишком хочет создавать прецедент. И не столько из нежелания давать мне повод для ревности, сколько пытаясь не давать Стивену повода на что-то рассчитывать. Однако Элисон была близкой родственницей, членом семьи. И в этом смысле она вызывала у меня практически тот же ужас, что и мама Айрис. Знакомство с родней любимой женщины, если ты - мутант и террорист. Что может быть хуже?

- Кис-Кис, - я еще раз вздохнул, чуть отстранился и пристально на нее посмотрел.  - А может, все-таки, к Стивену? Или под землю?

Поселить ее в одной из безопасных квартир Сопротивления, где периодически жили сопровцы, нуждавшиеся во временном убежище, я не мог. Как не мог и оплатить ей съемную квартиру на первое время. Оба варианта ставили под угрозу и жизнь Кис-Кис, и безопасность Сопротивления. А второе, учитывая то, как должны были теперь взлететь цены на немногочисленные не пострадавшие съемные квартиры, еще и было маловероятно организовать хотя бы частично легальным образом. Черт бы побрал того или то, что стало виной катастрофы.

+1

27

Последовавшие слова Тома совершенно не вязались с его тоном и выражением лица (разумеется, с точки зрения Айрис, которой упоминание о харакири мыслилось исключительно в качестве шутки).

– Ты уверен, что это удобно – делать харакири после инфаркта? Я бы сначала проверила противопоказания, – задумчиво отметила она.

А сразу после этого Том снова ее удивил, потому что предположил, что более удачной опцией для нее было бы все-таки отправиться на побывку к Стивену. В первый миг Айрис решила, что Харрелл шутит, но ничуть не бывало – он говорил серьезно. Ну, и что это должно означать? К Стивену или сразу под землю – хорошенький юмор!

И вдруг на Шарп снизошло озарение. Свое предложение Том озвучил не от хорошей жизни, а потому, что ее вариант показался ему еще страшнее. Ну конечно, ей сложно было об этом догадаться сразу, ведь малышка Элисон – ее почти родная, но уж во всяком случае хорошо знакомая сестричка. Короче говоря, член семьи. Но именно это и должно было отпугивать Тома! Правда, Айрис это скорее пришло бы в голову, если бы речь шла о знакомстве с ее матерью – стереотипы подсказывали, что это было бы в высшей степени логично. А тут ведь всего только Элисон. Но если это правда… А похоже, что это правда!

Айрис тихо прыснула.

– Я тебя раскусила!

Открытие было настолько впечатляющим, что Шарп даже подскочила с больничного диванчика, на котором они сидели.

– Ты просто боишься моей семьи! – торжествующе изрекла она. – Да? Да! Точно! Том!

Обессилев от нового приступа эмоций, Айрис повалилась обратно на диван.

– Не бойся, Элли чудесная милая девочка, она тебя не съест, – доверительно сообщила Шарп и глянула на Харрелла снизу вверх, потому что очень удачно прилегла головой ему на колени. – Вообще-то, знакомя вас, я скорее должна опасаться за Элисон, чем за тебя. В конце концов, кто у нас тут… кхм.

Говорить в больничном коридоре о террористах и повстанцах, пожалуй, все-таки не стоило, и Айрис проглотила окончание фразы, понадеявшись, что Том и сам все прекрасно расшифрует и домыслит. С этим у него проблем обычно не возникало.

+1

28

Айрис смеялась, и это не могло не радовать. Пускай и смеялась она при этом надо мной. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы с ума от беспочвенной ревности не сходило. Жаль, сам я так просто с собственной ревностью разобраться не мог. Хотя стоило бы.

- Да, ты знаешь. Боюсь, - честно отозвался я и понизил голос. - Твоего коллеги никак не должна волновать личность твоего мужчины. А вот родственникам в праве на высказывание точки зрения отказать сложнее, знаешь ли. Потенциальная свояченица, конечно, не так опасна, как мама, но все равно может оказаться не в восторге от мутанта-из-подполья в качестве зятя.

Опять-таки, избавляться от оператора, в случае чего, будет проще и реальнее, чем от родственника. Но упоминать об этом я не стал. Тем более, что в свете новой способности Кис-Кис шансы что бы то ни было скрыть от нее становилось все менее и менее реальным. Однако Айрис сама невольно затронула эту тему, так что пришлось отвечать.

- Ну, вот именно. Сестры и матери порой бывают не к месту проницательны. Не хотелось бы потом придумывать способы, как стереть твоей сестре память.

Отредактировано Thomas Harrell (2016-08-08 14:59:49)

+1

29

Аргумент, приведенный Томом, показался Айрис довольно-таки сомнительным, но акцентировать на этом внимание ей хотелось не слишком, поэтому Шарп, хотя и не сдержала замечания, пробормотала его себе под нос не очень членораздельно. Замечание было такое:
– Это ты так думаешь.

Она полагала – да что там, была уверена! – что Стивена очень даже заинтересует личность ее мужчины. Намного больше, чем маму или сестру. То есть, их он, возможно, тоже заинтересует, но в несколько ином плане… более безопасном. А Стивен хоть и оператор, но уже много лет в журналистике, всюду таскается вместе с ней и своей любимой камерой, и уж он-то кое-что смыслит в расследованиях. Особенно на интересующие его темы. Да, выходило, что и с этой точки зрения лучше им с Томом никогда не пересекаться.

– До твоей проницательности им обеим за две жизни не добраться, – отмахнулась Айрис и перешла на шепот.

– И совсем необязательно сообщать им, что ты из подполья. Кстати, я уже сказала маме, что ты террорист. По-моему, она не придала этому особого значения, – поведала она с легкомысленным видом, хотя и соблюдая предосторожности, чтобы ее слова случайно не подслушали лишние уши.

– А что, стереть память правда можно? – спохватилась Шарп, а через мгновение угрожающе сдвинула брови. – Надеюсь, со мной ты таких фокусов не проделывал и проделать не собираешься?

Это так, для острастки. Понятно же, что уж теперь-то стирать ей память совершенно бессмысленно…

+1

30

Последний комментарий Кис-Кис я воспринял со скептицизмом, который не стал озвучивать. Ну не рассказывать же любимой женщине, что убить ее любимого оператора, в случае чего, я смогу, а вот ее близких родственников - уже нет. На своего-то брата рука не поднялась в свое время, хотя он ой как заслуживал.

- Кис-Кис, а твоя мама точно восприняла твои слова всерьез? - вместо всего этого насмешливо спросил я. - Ладно. Элисон так Элисон. В общем и целом, это действительно самый безопасный вариант для всех. И да - определенные мутации позволяют стирать память. Но, к сожалению, на данный момент среди моих близких и дальних знакомых мутантов с такими возможностями нет. Впрочем, дело это не самое простое, в любом случае. Так что тут осторожность нужна. Если вдруг понадобится.

Я задумчиво посмотрел на Айрис.

- И что еще ты им обо мне рассказывала?

+1


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Out of control


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC