Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Гром среди ясного неба


Гром среди ясного неба

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название: Гром среди ясного неба
Участники: Харви Шилдс, Николас Нокс
Время действия: ближе к вечеру 10 мая 2998 года
Место действия: Город
Кто-то по катакомбам лазает, а кто-то в них проваливается, но неожиданные встречи случаются неожиданно для обеих сторон. А если деваться некуда и без обоюдной помощи не выбраться, то это уже не просто сюрприз, а сплошная радость для всех. И никто обиженный не уйдет.

+2

2

Кадры, запечатлевшие первые минуты разлома, дали бы фору любому станционному фильму-катастрофе. Харви не был киногурманом, но определенно понял в этот момент, почему эстеты так стенают о том, что в компьютерной графике нет души. 
Срочное собрание ТУКа провели только после того, как лабораторные крысы, потирая вспотевшие от волнения очки, представили результаты предварительных расчетов и сообщили, что сверхсекретной базе Управления ничего не грозит. К этому времени ситуация на улицах уже вышла из-под контроля, и военные, брошенные наводить порядок, не справлялись одни. Когда полковник вызвал добровольцев для отправки в зону обвала, Харви первый шагнул вперед. Потому что герой он или где?
К вечеру геройского пыла у Шилдса поубавилось. Уставший как собака, он бродил по обезлюдевшим кварталам на пару с МакКарди, которого по счастливой случайности отловил на месте сбора и взял под свое командование к недовольству вояки, распоряжающегося душой и телом бедняги Питера. Друг был благодарен Харви пару часов, но ближе к вечеру взвыл и заявил, что давно уже был бы в казарме, не вшей Шилдсу в ТУКе чип гиперответственности.
- Ладно. Хрен с тобой, - вздохнул Харви. – Ещё два дома осмотрим – и отбой. Связь не вырубай, если нарвешься на мутантов – сразу дай знать.
Район рядом с обвалом оцепили, людей спешно эвакуировали ещё засветло. Но далеко не всякий рядовой гражданин был готов расстаться со своей квартиркой. Старики, скептики и бедняки возвращались, невзирая на предупреждения о возможных дальнейших разрешениях.  Кроме них, в опустевшие квартиры могли заглянуть мародеры или, того хуже, мутанты, которых ЧП такого масштаба заставило выдать себя. За ними-то и охотился в первую очередь капитан ТУК.
Но, кажется, тут снова глухо. Харви потоптался на первом этаже, глянул вверх, прикидывая количество пролетов, невесело присвистнул и пошел проверять квартиры. Первые три оказались заперты и опечатаны, а вот со двери четвертой пломбу неаккуратно сорвали. Харви достал пистолет и тихо вошел внутрь.
Все стало ясно в гостиной – на полу, закрывая прямоугольное темное пятно на том месте, где годами лежал ковер,  валялось содержимое выдвинутых ящиков стола,  полка была сорвана со стены, чтобы добраться до сейфа – тот печально светил стенками через открытую дверь, совершенно пустой.
«Ворье  проклятое», - подумал Харви и устало стянул шлем. Надо дать наводку полиции и идти дальше. Этажей много, квартир ещё больше. Но, если сюда проникли мародеры, вряд ли кто-то из хозяев успел вернуться. Эта публика трусливая, обшаривать будет только полностью покинутые здания. А мутант, засевший в одной из квартир, тем более бы их спугнул. Но все равно нужно все проверить.
Вдруг откуда-то из-под земли раздался неясный гул, затем что-то затрещало, будто ломаясь под невыносимой тяжестью. В воздух взметнулось облако пыли. Харви напрягся и сделал несколько быстрых шагов к выходу. И тут пол качнулся, Шилдс не удержался на ногах и полетел в черноту вместе со всем просевшим на этаж зданием…

Отредактировано Harvey Shields (2016-09-27 21:12:49)

+2

3

Наверху происходило невесть что, а я занимался Важным и Ответственным Делом. Кодовое название – «Благоустройство новой базы». Интересно, есть во всем этом смысл, или на нас скоро тоже что-нибудь рухнет? Вот это была бы хохма. Уйти в подземелья, спасаясь от преследования военных, и оказаться погребенными здесь из-за какой-то неведомой хрени в общей братской могиле. А что, очень удобно – даже хоронить никого не надо. Как вы понимаете, мне было все равно. Точно так же, как меня не беспокоило, что все веселье происходит на поверхности и без меня. Я это понимал и даже догадывался, что это нехорошо, но – мне и на это было решительно положить. Что я сделал со своей жизнью… Расстарался уж не меньше, чем они, все эти туковцы, военные, полицейские. Зато теперь можно было уже ни о чем не волноваться.

После увлекательного распределения ящиков по помещениям новой базы и не менее увлекательного заделывания брешей песком (предполагалось, что потом все зальют цементом), меня отправили сменить род деятельности. Что-то стряслось с нашим новеньким водопроводом, и вода не поступала. Возможно, где-то прорвало трубу или образовалась пробоина. Мое задание было простым, как два пальца: найти проблемный участок и доложить в штаб о характере неполадки. Дельце не пыльное, но, как оказалось, не быстрое – я понял это, когда поднялся на четыре уровня, не обнаруживая никаких проблем. Трубы то и дело виляли в сторону, уводя меня все дальше от базы. Так и до поверхности недолго добраться. Эта мысль заставила меня выразительно хмыкнуть, хотя разделить мою радость здесь было некому, кроме крыс – да и те разбегались от луча света, которым фонарик прорезал темноту.

Труба опять пошла вверх. Я посветил вокруг. Ну конечно, тут не подняться, придется искать обходной путь. Поплутав немного, я нашел неплохо сохранившуюся лестницу и потащился наверх, когда что-то пошло не так. Очень сильно не так. Грохот, пыль, мелкие осколки за шиворотом. Я инстинктивно вскинул руку вместе со щитом из песка. Наверное, это меня и спасло, хотя в тот момент я совсем не был в этом уверен. Было жутко. Я зажмурился, потому что глаза разъедала пыль. Грохот прокатился и затих, но даже через рукав мне едва удавалось дышать. Лестница больше не была лестницей – все вокруг превратилось в беспорядочное нагромождение камней, бетонных плит и искореженной арматуры. Чудо, что меня не расплющило. Или песок помог? Сложно сказать. Во всяком случае, я был очень рад, что все еще жив, и находил это обстоятельство невероятным и прекрасным. Дышать было больно, внутри все горело, но все же это однозначно лучше, чем валяться с пробитой головой.

Я попытался пошевелиться, осторожно раздвигая обломки вокруг себя. Как бы что не посыпалось на голову снова от какого-нибудь неосторожного движения! Уже через несколько секунд мне пришлось сделать паузу, чтобы откашляться и собраться с силами, и во время этой паузы я услышал в стороне какой-то звук. Шорох. Слабый стон. Там кто-то был. Человек. Живой. Я испугался и обрадовался одновременно. С одной стороны, мне совсем не нужно ни с кем встречаться или возиться с раненым. С другой стороны, это значило, что я не один, и это обнадеживало. Поколебавшись, я осторожно пополз по обломкам в ту сторону, откуда послышался звук.

Ну точно: человек. Едва ли в сознании, и весь покрыт бетонной пылью, так что неясно даже, цел он или нет, или насколько не цел. Наверное, я выгляжу не многим лучше.

– Эй, – позвал я. – Живой?
Похоже, один из придавивших грудную клетку обломков мешал ему дышать. Я поднатужился и сдвинул его в сторону. Не я один родился в рубашке – этому типу тоже повезло: блоки сложились, оставив достаточно пустот, и он угодил в одну из них. Крепкий мужик. А еще рядом с ним валялась пушка. И…

Я застонал. Везет как утопленнику. На этом типе была форма ТУКа. Тысяча к одному, что он знает меня в лицо. Не успев толком подумать, я быстро отпихнул ствол ногой. Он ухнул в щель между плитами и загромыхал где-то внизу, проваливаясь все ниже. Катастрофически громко. Не дожидаясь, пока оружие достигнет пункта назначения, я наклонился вперед и вытащил из кобуры второй пистолет лихорадочно трясущимися пальцами, пока агент не очухался настолько, чтобы мне воспрепятствовать. Что дальше? Пистолет был тяжелым, очень тяжелым. Я так и не смог поднять его и направить на туковца. К черту все, надо просто убираться отсюда. Но я, конечно же, не успел. Он открыл глаза и уставился точно на меня. Проклятье. Опять вляпался.

+2

4

За те несколько секунд, что он ещё оставался в сознании, Шилдс твердо решил, что умрет. Ни одному, даже самому везучему идиоту ещё не удавалось выжить после того, как на него рухнула многоэтажка. 
До этого самого дня.
Как Шилдсу все болело – словами не передать. На ребра, кажется, навалилась глыба весом с тонну – и не исключено, что так и было, раскрывать глаза или шевелиться, чтобы это проверить, Харви не стал. Легкие были забиты пылью, язык - сухим, как наждак, и дыхание вырывалось хриплое, похожее на стон. Но оно хотя бы было.
Но хуже всего пришлось голове. Это же надо было додуматься снять шлем! Отключился Шилдс ещё «в полете» - приложившись обо что-то затылком. Сколько ещё булыжников постучало о его голову – вещь, которую тоже лучше не знать. Впрочем, если окажется, что у него сотрясение мозга, это будет хорошо: значит, есть что сотрясать. Отец и майор Стинбург прослезятся от счастья – они-то и не чаяли уже услышать такую прекрасную новость.
Внезапно затуманенное сознание Харви потревожили какие-то звуки, а потом по закрытым глазам ударил свет, отразившийся в гудящей голове острой болью.  Шилдс снова застонал. Какой отстой, он валяется тут так долго, что Пит успел позвать на помощь. Герой, ничего не скажешь.
Раздался грохот, уходящий вниз, и Харви поморщился. «Потише вы, придурки. Никакого профессионализма». А потом капитан вдруг ощутил, что его обыскивают. И это как-то резко поменяло все дело.
Шилдс открыл глаза и, стараясь пересилить боль от света фонарика, впрочем, не слепящего окончательно, вгляделся в фигуру перед ним. И узнал почти сразу.
- Нокс… - констатировал он с торжеством и обреченностью пополам.
Юный сопротивленец доставил Харви много хлопот. Для начала капитан поспорил из-за него с начальством, требуя не играть в игры, а усилить охрану, отослать старших Ноксов  и по возможности заучиться их поддержкой, а ещё не прекращать допросы, потому что щенок явно что-то знает и надеется скоро выбраться из камер ТУК небезосновательно. Отстранение Шилдса от дела обставили вполне прилично: его, единственного из числа военных, отправили вместе с техниками на Миллениум тестировать новые военные программы, разработанные светлыми умами станции и в первую очередь Walters Software & Security, так что без вмешательства тетушки дело точно не обошлось. Харви называли молодым дарованием и пророчили ему карьеру в области кибернетической безопасности, а в это время на Земле Нокс благополучно сбежал, а вскоре устроил нелепый обмен родителей на по-странному-стечению-обстоятельств-всё-ещё-майора Фостера. Когда Харви вернулся на Землю, все было кончено – след Нокса затерялся в катакомбах. И вот на тебе – нашлась пропажа. Стоит, глазами хлопает, а в руке – собственность ТУКа, отобранная у офицера управления, пока тот приходил в сознание. Пистолет Нокс на него, впрочем, не навел. Ждет, наверное, когда Шилдс будет в состоянии оценить иронию.
- Чего стоишь? - прохрипел Харви. – Давай, стреляй.

[AVA]http://savepic.ru/10044094.png[/AVA]

Отредактировано Harvey Shields (2016-06-11 16:40:08)

+2

5

Более эпичной ситуация была бы, наверное, только в том случае, если бы на месте Шварца оказался Фостер, с которым нас связывали еще более прочные и продолжительные отношения. Но, пожалуй, не такие эмоциональные. Так что согласен: и так сойдет. Генри Шварц и его пончики. Я вспомнил те минуты в допросной, ухмылку туковца и запах пончиков, и мне снова стало тошно. А он очнулся, узнал меня, заговорил – и этого было достаточно для того, чтобы желание незамысловато заехать ему по роже вспыхнуло с новой силой. Оно было настолько всепоглощающим и интенсивным, что… я не двинулся с места. Ощущение слишком походило на то, что я испытал тогда, на электростанции, и нельзя, ни в коем случае нельзя было ему поддаваться. Я представил, как всаживаю Шварцу пулю в лоб – и меня едва не вывернуло наизнанку от отвращения. Да, это прекрасная возможность, которой больше уже, наверное, никогда не будет. Да, никто не узнает. Но я-то буду знать. И как тогда жить с осознанием, что убил беззащитного человека, будь он хоть десять раз подонок, к которому у тебя личные счеты?

В тот же миг я понял, что не буду в него стрелять. Однако пистолет оттягивал руку, и надо было что-то решать. Если Шварц сейчас очухается, он может подловить меня и отобрать свое драгоценное табельное оружие. Вот это точно будет плохо. Перестав, наконец, пялиться на туковца, я сместил руку с пистолетом в сторону и разжал пальцы. Судя по грохоту, он провалился достаточно глубоко, чтобы больше об этом не беспокоиться. Должен признаться: выражение лица Шварца в момент прощания с табельным оружием доставило мне некоторое удовольствие. Был бы у него десяток пистолетов, с удовольствием отправил бы их в бездну по одному, любуясь на его страдания.

– Время плюшек кончилось, Шварц, – сказал я, процитировав фразу, произнесенную им самим в нашу прошлую встречу. – Умереть от пули слишком легко. Предпочитаю накормить вас песком до отвала… когда от этого отплюетесь.

Пусть помнит о том, что имеет дело с мутантом, и что сегодня я могу дать ему отпор.

– На этот раз вы не выглядите таким уверенным. Кстати, как в управлении пережили мой побег? Начальство не слишком допекало?

Слишком много болтаю. Должно быть, это нервное. Но здесь было, с чего занервничать, и дело не только в компании туковца. Я не видел, как отсюда выбраться. Со всех сторон завалы. И что делать? Придется разбираться на ходу. Что бы ни случилось, сейчас самое важное – сохранить за собой преимущество, которое мне подбросила удача.

– Кости целы? – деловито осведомился я у Шварца. – Придется поработать, чтобы выбраться из этого каменного мешка.

Лишь бы только он не решил, что «свои» найдут его сами раньше и вытащат отсюда нас обоих – с понятным и печальным для меня итогом.

+2

6

Нокс смотрел на Харви с каким-то неизъяснимым выражением – или это была просто игра света и тени от луча фонарика. Шилдс надеялся на последнее – застрять безоружным один на один с мутантом – это уже плохо, но застрять с безумным мутантом – хуже просто не придумаешь.
Когда Нокс вдруг разжал пальцы и пистолет с грохотом заскользил вниз, Харви понял: все, конец. Застрелить в упор – это, видимо, слишком просто. Капитан ТУКа заслуживает медленной мучительной смерти с применением всех возможностей, предоставленных в распоряжение мутанта. К тому же, когда пистолет есть у одного участника беседы, есть надежда, что в какой-то момент оружие перейдет к другому. А на нет и суда нет, бравый капитан Шилдс.
- Очень благородно. Особенно для… дайте-ка вспомнить, члена нетеррористической организации, который просто спасает свою жизнь, - Харви закашлялся. Песка тут и правда было больше чем достаточно. Но пусть лучше Нокс разъярится и замучает его быстро.
- Не беспокойтесь, меня даже премировали, - капитан попытался пожать плечами, но вышло это так болезненно, что Шилдс решил больше не паясничать. – А как вам новый всплеск вашей популярности, оценили? Думаю, первая учительница сейчас вами гордится.
Нокс много говорил – это хорошо. Когда твердо решают убить, на беседы времени не тратят. Харви попытался незаметно подтянуться чуть вперед, но только прикусил язык, чтобы не зашипеть от боли.
Правда, повстанец почти не обращал на него внимания, окидывая взглядом тьму вокруг. Где он оказался и какова обстановка, Харви не знал, но когда дитя подземелий признало, что без помощи Шилдса ему не выбраться, понял, что дело дрянь. Снова.
- Вашими молитвами, - прошипел капитан, выбираясь из каменной ловушки. Даже если это хитрый ход и Нокс все равно его убьет, лежать и ждать этого Харви не хотелось. Опершись спиной об одну из плит, Шилдс вытер пот со лба и похлопал себя по форме, проверяя, что ещё есть в его распоряжении. Автомат и пистолеты были утеряны – что из-за Нокса, что ещё в полете. Шлем тоже покоился где-то под завалами, наверняка уже непригодный для работы. Датчик на руке расплющило, и слава богу, потому что иначе он бы уже пищал как ненормальный. Из хорошего: граната не рванула в полете, разбросав ошметки капитана в радиусе 20 метров, а преспокойно лежала в чехле. Аптечка тоже сохранилась, и это было большой удачей. Харви щелкнул крышкой, вытащил ампулу с обезболивающим и всадил себе в бедро. Мир заиграл яркими красками, Нокс показался просто душкой – колеса были забористые. Харви поднялся на ноги, прогоняя накатившую сонливость, и вытащил фонарик. Когда в темноте запрыгал по стенам второй луч света, Шилдс присвистнул.
- Попали мы с тобой. Так, навигатор у меня навернулся вместе со мной, так что вся надежда на жителей подземки – где тут выход? Откапывать его, так и быть, помогу, - Харви закатал рукава формы, ворча: - И кому нужна способность, которая не может сделать ничего полезного?..
[AVA]http://savepic.ru/10044094.png[/AVA]

+2

7

По лицу Шварца было видно, в какой восторг он пришел от потери табельного оружия. Пусть это мелочно, но я порадовался. Он здорово меня достал в ту ночь, этот Шварц. Надавил на больное место и наверняка еще ходил потом, довольный собой – как ловко он меня раскрутил. Контрпродуктивные мысли.
Туковец попытался съязвить и закашлялся. Очень хорошо.

– Вы бы разговаривали поменьше, капитан, – с максимальной доброжелательностью посоветовал я. – В вашем положении это вредно для здоровья.

Потому что я не только благородный, но еще и заботливый. «Всплеск популярности»… Это он, конечно, про последние события и тот злосчастный вертолет. Ясное дело, весь ТУК в курсе.

– А вы, стало быть, мой самый преданный поклонник и за моей жизнью следите, как за любимым сериалом? Наверное, еще и обсуждаете всем управлением. Удивительно, как только вам хватает терпения дожидаться каждого нового эпизода?

Мне все-таки пришлось прокашляться. Заодно и пыль стряхнул с волос. Шварц в это время как ни в чем не бывало возился с аптечкой, но ничего подозрительного я не заметил. Он, конечно, вонзил в себя какой-то шприц, но это, похоже, было обыкновенное обезболивающее. И, похоже, обезболивающее обладало легким наркотическим эффектом, потому что когда оно подействовало, я сразу это заметил – по произошедшим со Шварцем переменам.

Туковец явно повеселел и произвольно перешел на «ты». Я хмыкнул. Где тут выход, значит?

– Нигде, – злорадно ответил я. – Тут нет выхода. Но если выберемся из этого завала и пройдем еще немного под землей – тогда будет и выход.

Правда, какой мне резон приводить туда туковца? Вот именно: никакого. Зато без навигатора он тут как слепой котенок, а я хотя бы примерно представляю, куда идти. Значит, когда мы раскопаемся (если раскопаемся), я буду ему нужен. А вот он мне – нет. Но с этим мы будем разбираться позже. Пока что у нас был выбор.

– Наверх отсюда не выбраться.

Вот если бы у нас над головами было открытое пространство! Тогда я мог бы попробовать построить лестницу. Однако мне совсем не нужно было наверх: там к Шварцу быстро подоспеет помощь, а я окажусь в меньшинстве. Спасибо, в ТУКе я уже нагостился.

– Остальные направления сейчас примерно равнозначны. Можно туда, можно сюда – я указал сначала направо, потом налево. Можно попробовать протиснуться через эту щель вниз.

Хотя стоит помнить, что когда я бросил туда пистолет, летел он далеко и долго. Но, может, глупая железка просто не знала, куда нужно приземляться.

+2

8

Шилдс немного устал от немотивированной озлобленности Нокса. Вообще, часть его работы, требующая непосредственно задерживать и допрашивать преступников, была откровенно собачьей. И все почему? Потому что плохие парни, стоит их хоть немного прищучить, начинают лопаться от негодования, будто не они сами виноваты в своем положении. Так и хочется спросить: «Нокс, ты вообще чего ожидал? Что ты станешь мутантом, уйдешь в подполье, будешь убивать людей и разрушать все, что подвернется под руку, и никто не попытается тебя остановить?» Причем Николасу даже жаловаться нечего: сбежал, обдурил все Управление и получил обратно драгоценного папеньку. Харви вздохнул, но тему решил не развивать. Им ещё выбраться отсюда нужно.

- Ну нет, вниз к твоим приятелям я не потащусь, - Шилдс покачал головой. Он неплохо знал самый близкий к Городу уровень катакомб и всегда надеялся однажды подробно исследовать другие этажи. Но компания подобралась неподходящая. – Давай налево.

Когда выбор безальтернативный, долго раздумывать как-то глупо. Харви постарался половчее подхватить один из обломков рухнувшей плиты, вместе с кучей собратьев загораживающий проход. Мышцы отозвались болью, сильно затуманенной сывороткой. «Вот я уже и вкалываю на него, совершенно добровольно». Шилдса не оставляла мысль о том, что будет, когда они выберутся в знакомый мутанту коридор и помощь капитана станет не нужна. Пистолет Нокс выбросил, и если у него нет другого оружия, то убивать его сопротивленец будет достаточно медленно, чтобы успеть вытащить гранату и героически подорваться на ней вместе с опасным преступником. Жаль, о посмертном подвиге Шилдса никто не узнает, но зато ему хотя бы не придется в один прекрасный день обнаружить себя полысевшим, беззубым и напрудившим в штаны.

- Чего стоишь? – рявкнул Харви угрюмо, выбитый из колеи нетипичными мыслями о скорой гибели. – Помогай!

Отредактировано Harvey Shields (2016-06-23 23:26:01)

+2

9

Мы начали вместе разгребать груду обломков помельче с той стороны, где попытка докопаться до выхода казалась не совсем безнадежной. Я разговаривал с туковцем, туковец разговаривал со мной. На этот раз – не в форме допроса, однако ситуация все равно не вдохновляла. Мы оба понимали, что как только впереди забрезжит просвет, это мнимое сотрудничество превратится в ожесточенную схватку не на жизнь, а на смерть. Напряжение витало в воздухе вместе с пылью, и еще неизвестно, что из этого было тяжелее переносить.

Не знаю, как Шварц, а я умирать в ближайшие пару часов желанием не горел. Убивать этого спесивого ублюдка – тоже. Хотя головой об стену я его приложил бы с удовольствием – за те «счастливые» минуты в Управлении, которые мне довелось пережить в его обществе. Но просто так взять и убить пусть даже такого хмыря… Технически я, пожалуй, мог это сделать, однако это было бы уже совсем не то, что сбить военный вертолет или накрыть безликие темные фигуры с автоматами волной песка. Я вдруг вспомнил Райтта, которого, на самом-то деле, даже пальцем не тронул, хотя и присутствовал при его гибели.

Я представил себе Шварца: вот он лежит, неподвижный и бездыханный по моей вине, и никто никогда не узнает, как он погиб. Грудь не приподнимается дыханием, взгляд остекленел, черты лица затвердели, сердце не бьется, кровь не бежит по венам, еще теплое тело неукоснительно остывает – и я тому виной… Я отвернулся и сделал вид, что закашлялся. Задача максимум сформулировалась следующим образом: выбраться из завала, отделаться от Шварца и скрыться. Осталось всего лишь придумать, как осуществить этот план.

– Как вы относитесь к азартным играм, капитан? – наконец, заговорил я, устав прикидываться, будто все в порядке. – Если не откопаемся, сдохнем тут оба. Если откопаемся, как минимум одному из нас все равно не поздоровится. Не хотите сделать ставку?

Главное – побольше здорового цинизма. Не хватало еще, чтобы он заподозрил меня в сентиментальности.

+1

10

Харви не так часто приходилось работать руками, и, хотя физически он был довольно крепок, расчистка завала не доставляла капитану удовольствия. Возможно, все дело было в обезболивающих – Шилдса страшно тянуло в сон, руки и ноги сделались как ватные. А может, это все нехватка кислорода. О том, что он может бояться того, что ждет его дальше, Харви себе думать запрещал.

Нокс вел себя почти сносно и открывал рот только по мере необходимости. В действительности капитану не верилось, что этот парень способен убивать. Он видел отчеты, слышал признание самого Ника, но все равно не мог представить, что вот этот мальчишка с умным взглядом возьмет и затолкает ему в глотку целую песочницу. По-хорошему, Шилдс вообще не верил в то, что может умереть.

Мутант заговорил подчеркнуто пренебрежительным тоном. Угрожает, ишь ты. Харви нахмурился и смахнул пот со лба.
- Мои фишки ты спустил в трубу, Нокс. Но я всегда был чертовски везучим парнем.

Шилдсу не хватало успокаивающей тяжести оружия на поясе: если бы у него остался пистолет, они могли бы говорить на равных. Тогда капитан взял бы этого мерзавца на мушку и вывел бы на свет божий прямо в руки ученых из лабораторий. И попросил бы сделать лоботомию как можно быстрее – чтобы начальство снова не попыталось склонить гаденыша к сотрудничеству.

Харви поскреб рукой затылок. На злость не хватало сил. На самом деле не так уж он и хотел смерти этому мутанту. То есть, хотел, может быть, но не так, а в санкционированной операции, когда на кону людские жизни и спасение государства, а не вот это все.

Внезапно в лицо Шилдса дохнуло холодком. Один из убранных камней скрывал брешь, свет фонарика потерялся вдали, так и не найдя новой преграды.

- Почти выбрались, - просипел Харви и активнее налег на осколки плит. «Совсем скоро. Ещё чуть-чуть».

Когда они по очереди выползли в туннель, Шилдс опустил руку на чехол с гранатой, легким движением открыл матерчатый клапан, скрывающий снаряд и продел палец в кольцо.

- А теперь слушай сюда, Нокс. Малейшее движение в мою сторону – и я подорву нас обоих. Малейшее движение пыли – и я подорву нас обоих. Малейшая попытка позвать на помощь – и я подорву нас обоих. Выведешь меня наружу – и останешься жив. Делай свою ставку, парень, и постарайся не ошибиться.

+1

11

Нам здорово повезло. По-видимому, нас накрыло только самым краем обвалившегося здания, и завалы – помимо того, что нас не убили – вполне поддавались разбору. Выбраться на более или менее открытое и относительно свободное пространство нам удалось быстрее, чем я ожидал (туковец неплохо постарался). В его олимпийской невозмутимости смутно угадывалось нечто неправильное, но поскольку объяснения этому я не находил, оставалось только продолжать приглядываться к нему и быть настороже. Мало ли, какой фокус он задумал выкинуть. Уж очень мне не понравилось заявление про повышенную везучесть – сложно было не заподозрить Шварца в том, что он подразумевает под ней нечто более конкретное и осязаемое.

Последние полторы минуты мы, наверное, гребли обломки, как проклятые – каждый стремился вылезти «наружу» первым, чтобы получить преимущество. Я знал об этом с самого начала и наивно полагал, что в нужный момент буду готов. Однако оказалось, что я понятия не имел, к чему готовиться. Идиот. Какой же я идиот. Ну разумеется, у туковца могли быть при себе не только пистолеты. Мне это даже в голову не пришло – и вот, пожалуйста: теперь только и остается, что стоять и пялиться на гранату в руке Шварца. Все-таки есть нечто гипнотическое в вещах, созданных для того, чтобы приносить смерть.

– Умно, – признал я. Будем считать, что гранату я оценил по достоинству. Это уж точно был не муляж – ну как он и правда рискнет ее взорвать?

Насчет обещания оставить меня в живых – тут я Шварцу не очень верил. То есть как. Если я его выведу, без надобности взрывать гранату и рисковать своей жизнью почем зря он не станет. Но там уж к нам обязательно подвалят его добрые коллеги, которые будут счастливы снова увидеть меня у себя в застенках – после побега из сердца ТУКа они наверняка воспылали ко мне особой любовью, так что жизнь моя, скорее всего, будет короткой и не очень приятной. Однако пока еще можно попробовать схитрить. Шварц точно не сможет взорвать гранату, если у него будут заняты обе руки – следовательно, надо их занять. Я лихорадочно соображал: пытался припомнить подходящее место.

– А если я просто сяду здесь и не сдвинусь с этого места? – чтобы потянуть время, поинтересовался я и для убедительности сел на первое попавшееся возвышение, скрестив руки на груди.

Это было не лучшее решение: я в тот же миг почувствовал, что теряю точку опоры. Удержаться было невозможно, да и элементарно не за что – я летел вниз. Песок я подгреб под себя совершенно непроизвольно: в тот миг мне было не до дилемм, следовать ли правилам Шварца и как он отреагирует на их нарушение. Вероятно, только это меня и спасло. И все равно я здорово приложился лопаткой и бедром. Просто потрясающе.

+2

12

Может быть, Харви и казался спокойным и решительным, но на деле все обстояло не совсем героически. В горле внезапно пересохло так, что, кажется, и не глотнуть, язык, шершавый, как наждак, ворочался тяжело и лениво, а пальцы, особенно те, что поглаживали холодный бок гранаты, похоже, одеревенели окончательно. Но выражение лица Нокса компенсировало все. Наконец-то! Наконец-то он уделал этого подземного пижона! А что он думал, Шилдс – это ему не размазня Фостер, живым его не взять!

Хорошая реакция мутанта, очередные непредвиденные завалы, появление других сопротивленцев – в плане Харви было много дыр, и, судя по Ноксу, тот старательно их искал. Но не придумал ничего лучше, чем объявить сидячую забастовку. Капитан бы закатил глаза, но надо было пристально следить за этим умником.

- Ну и помрем вдвоем голодной сме… Эй, ты куда?

Харви почти понадеялся, что это был хитрый отвлекающий маневр, потому что если этот недотепа на самом деле только что рухнул на нижний ярус из-за собственной неуклюжести, это была самая глупая смерть в истории – а в том, чтобы обхитрить противника, выставившего себя в конечном счете таким идиотом, было не слишком много чести.
Осторожно подобравшись к провалу, в котором исчез сопротивленец, Харви закрепил фонарик на запястье, взял гранату в руку – чтобы, если что,  сразу швырнуть её мутанту на голову – и наклонился, выглядывая, что происходит внизу.
Нокс лежал на подушке из песка, но этого Шилдс решил не замечать хотя бы до тех пор, пока столб пыли не понесется в его сторону. Судя по всему, мутант остался жив, однако подниматься на ноги не спешил. Только раненых сопротивленцев Харви ещё не хватало!

- Ну, Нокс, ты и лошара! – жизнерадостно сообщил капитан Нику, скалясь во все тридцать два. – Цел хоть?

Впрочем, хоть бы и цел – совершенно непонятно, как его транспортировать наверх и надо ли. То есть Харви как раз надо, чтобы мутант вывел его из этого лабиринта, а вот Ноксу выгоднее выполнить угрозу и сидеть внизу до посинения. Хотя, опять же, не стоит забывать о гранате.

- С твоего этажа  есть проход на поверхность? – снова прокричал Шилдс, не надеясь, впрочем, на честный ответ.  "Или проще тебя добить?"

+2

13

Первые несколько секунд я не мог заставить себя пошевелиться. Лежал себе, смотрел сквозь клубы пыли в зияющую полутьму надо мной, в которой угадывались очертания причудливой формы бетонных обломков и торчащих тут и там прутьев арматуры, и удивлялся, как это мне посчастливилось не умереть при падении. По всему выходило, что зацепиться за ржавую железяку или острый камень было легче легкого, да и высота была приличная.

Потом по глазам полоснул луч фонарика, и я зажмурился. Жизнерадостный тон Шварца (вот скотина) с учетом миновавшего риска для жизни меня особенно не тронул. Не бросил мне вслед гранату по нервяку – и ладно. Я попытался сделать вдох, чтобы ему ответить, и тяжело закашлялся: как оказалось, легкие очень болезненно восприняли падение и последовавший за ним удар, пусть и приглушенный толщей песка.

– Еще тебя переживу, – сипло буркнул я сквозь кашель. Уж не знаю, расслышал ли он что-нибудь или нет.

Время блаженной неподвижности закончилось – пришлось подниматься. Я медленно сел, проверяя, все ли цело. Целого, похоже, не было ничего, но кровь горлом не хлестала – и на том спасибо. Нащупав рядом на песке свой фонарик, я посветил им в разные стороны и, потирая ушибленные конечности, задрал голову вверх.

– Проход есть! Но если тебе нужен прямой и комфортабельный лифт наверх, ты выбрал не того туроператора.

Настал мой черед засвечивать Шварцу фонариком в глаз. Залезть отсюда обратно тем же путем, каким я «спустился», для нормального человека возможным не представлялось. Хотя я, наверное, смог бы построить себе песчаную лесенку… но зачем об этом знать туковцу.

– Мне отсюда обратно не подняться, – соврал я. – Так что если боитесь остаться в одиночестве, спускайтесь ко мне, капитан.

Даже не знаю – в какой момент эта ситуация начала меня забавлять?

– Конечно, остается еще вариант с гранатой, но непонятно, куда она может прилететь.

Сбросит ее сейчас на меня – подхвачу песком и отправлю обратно. В рамках необходимой самообороны.

+3

14

Оставаться в одиночестве Харви действительно не хотел: это означало бы, что Нокс тоже будет предоставлен самому себе, а значит, сможет сбегать за подмогой. В хитросплетении подземных коридоров сопротивленцы ориентируются куда лучше простого капитана ТУКа, а значит, им ничего не стоит вычислить, где блуждает Шилдс, и укокошить его из засады, так, что он даже не успеет осознать нападения. С другой стороны, спускаться вниз – это тоже подставлять мутанту незащищенную спину. Но все-таки Нокс слишком уж ненавидит капитана Шварца – люто, персонально, - чтобы убивать исподтишка. В этом плане Николас был для Харви куда удобнее любого из его собратьев.

- Поугрожай мне тут ещё, - процедил Шилдс сквозь зубы, впрочем, Нокс вряд ли его услышал.

Капитан аккуратно положил гранату обратно в чехол и проверил крепление фонарика – болтаться в темноте между уровнями ему не слишком хотелось.  Затем Харви снова посветил вниз, намечая свой грядущий путь. По всему выходило – будет он нелегким.

Голова капитана исчезла из проема, чтобы уступить место ногам в тяжелых форменных ботинках. Аккуратно нашарив точки опоры для обеих подошв, Шилдс зажмурился, на всякий случай мысленно простился с родителями и, отпустив руки от перекрытия верхнего яруса, схватился за выступающий штырь. Спуск начался.

Капитан двигался без спешки, тщательно проверяя очередной выступ, прежде чем наступить на него. На «Миллениуме» Шилдсу доводилось заниматься на скалодроме, но это и рядом не стояло с тем, что переживаешь, спускаясь по естественно образованным развалинам, накачавшись перед этим лечебным допингом. И не будем забывать про Нокса – в любой момент усилиями этого крысеныша Харви могла снести со стены песчаная буря и шваркнуть об пол. Капитан неожиданно задумался, правильно ли он поступил, не оставшись наверху. Как всегда, хорошие мысли приходят слишком поздно.

Вдруг балка под правой ногой Шилдса заскользила вниз и через секунду рухнула, подняв облако пыли. Капитан яростно закашлялся, обеими руками цепляясь за полуразрушенное перекрытие – его ноги судорожно замолотили по воздуху, лишившись какой бы то ни было опоры. С замиранием сердца Харви ощутил, как медленно клонится вниз последняя удерживающая его перекладина…

+2

15

Оставаться в одиночестве Шварцу, похоже, не хотелось – а зря, это здорово упростило бы жизнь нам обоим. Как бы там ни было, граната в меня тоже не прилетела: после паузы, продлившейся, на мой вкус, слишком долго (я-то каждое мгновение в напряжении ждал, что вот-вот сейчас!), наверху послышались звуки возни. Конечно же, я посвятил туда фонариком. Тот факт, что при этом я могу случайно засветить туковцу в глаз, меня, как вы понимаете, мало беспокоил. Скорее, я был бы даже рад, если бы так получилось, но этого, к сожалению, не произошло. Зато я имел удовольствие наблюдать за процессом спуска отдельно взятого капитана управления в отдельно взятую яму к поджидающему его внизу мутанту. И этот самый отдельно взятый капитан был вынужден временно спрятать гранату в футляр и цепляться за уступы обеими руками – в точности то, что мне и было нужно.

Я приготовился, подпуская его поближе, чтобы не промахнуться и вообще все сделать правильно. Кровь у меня стучала в висках в бешеном ритме. Еще чуть-чуть, еще совсем немного, следующая «ступенька» подойдет. Ну, давай же.

И Шварц дал. Но дал совсем не то, чего я от него добивался. Вернее, по моим расчетам он должен был просто продолжать спуск и не предпринимать ничего сверх того, а я бы в нужный момент укутал его песочком, забрал гранату и избавил бы от возможности дальнейшего шантажа. Но туковец оказался тяжеловат для старинных конструкций, вдобавок поврежденных обрушением здания: одна балка под его ногой крякнула и провалилась.

– Падай, не стесняйся. – Надеюсь, в моем голосе было достаточно елея и иронии.

Но тут вторая балка под ногами Шварца поспешила присоединиться к павшей смертью храбрых соратнице (я едва успел увернуться), и доблестный капитан сверзнулся вниз вместе с грудой обломков. То есть, он бы непременно так и сверзнулся, но инстинкты оказались сильнее меня, и я его подхватил. Не руками, разумеется: поймал его на плотный щит из песка и аккуратненько спустил вниз. Спохватился только у самого пола и дал Шварцу свободно плюхнуться в песчаный барханчик с несерьезной полуметровой высоты. Ну, хоть так.

По правде сказать, не мог же я позволить ему грохнуться с самого верха: мысль о возможной детонации гранаты меня не очень прельщала. Так что «спас» туковца я, разумеется, только поэтому – исключительно из соображений самосохранения. А вот гранату у него не попытался отнять не столько от внезапного приступа благородства, сколько от парализовавшей меня собственной глупости. Да какого же черта я не мог дать ему спокойно упасть и разбиться?! Об опасности гранаты я в тот момент еще даже не думал… А теперь уже было слишком поздно. Я криво улыбнулся, осознавая всю нелепость своих идейных метаний. Потом приблизился и остановился в двух шагах от Шварца, даже не попытавшись наклониться и избавить его от остатков оружия. Идиот, с какой стороны ни посмотри.

– Не ушибся? – максимально заботливо спросил я, трансформируя в сарказм все раздражение, которое сам у себя вызывал.

+1

16

Когда спасительная балка с жутким грохотом полетела вниз, увлекая за собой незадачливого капитана ТУКа, вся жизнь промелькнула у Харви перед глазами, а за нею – и мечты, которым не суждено было сбыться. Не стать ему вице-маршалом, не погулять на свадьбе любимой младшей сестры, не… 

Столкновение с песчаным щитом выбило из капитана весь дух, а с ним – и сожаления о погубленной жизни. Кажется, пока умирать рановато. По крайней мере, нужно разобраться, что нашло на Нокса.

Во второй раз ощущение падения было короче, а соприкосновение с полом – больнее. Харви не отказал себе в удовольствии простонать: сегодня его костям перепало больше, чем за все годы службы. Потом капитан с усилием поднялся на локтях, и, кряхтя, стал на ноги. Осторожно ощупал конечности, ещё не вполне веря, что остался цел. И только потом хмуро повернулся к Ноксу и буркнул:

- Спасибо.

Что на уме у беглого мутанта, Харви понять не мог. Объяснения роились в голове, но капитан отметал их едва ли не до того, как они трансформировались в определенные гипотезы. Пока у него были голые факты: Нокс спас ему жизнь и не попытался при этом пошатнуть чашу весов в свою пользу. Это было похоже на товарищество и здорово сбивало Шилдса с толку.

- Ты сможешь вывести меня отсюда? – все ещё мрачно, но без попытки угрожать или ерничать, спросил капитан.

Граната продолжала лежать в чехле, и Шилдс не мог себя заставить достать её снова. Он был поборником честной игры. По ней он задолжал Ноксу шанс и не хотел отнимать его так быстро.

А ещё это была попытка проявить готовность к сотрудничеству. Хотя Харви был сам себе за это противен.

0

17

Совершенно феноменальное явление: туковец решил сказать преступнику спасибо за то, что тот приложил его об пол. Красота. Я даже почти пожалел, что рядом нет никого, кто мог бы оценить этот шедевр сюрреалистического перфоманса.
Буквально через пару секунд я все-таки пожалел об отсутствии зрителей в полную силу. Потому что Шварц ломал стереотипы со стыдливой грацией гиппопотама в посудной лавке, рушил границы разумного и разбивал правила реальности на тысячи мелких осколков кувалдой человечности. Короче говоря, его вопрос так здорово походил на просьбу, что я практически уверовал – это она и была. Мою гипотезу подтверждал один маленький, но весьма существенный факт: господин офицер на сей раз не изволил достать спрятанную в футляр гранату. Я хмыкнул – скорее от удивления, чем пытаясь выразить этим что-либо еще.

– Попробую, – сказал я. – Во всяком случае, куда-нибудь мы отсюда должны выбраться. Было бы нелепо скоропостижно скончаться, провалив ориентирование на местности.

Прикинув, где мы сейчас должны были находиться, я выбрал направление и зашагал вперед, подсвечивая дорогу фонариком – что было совершенно не лишне вообще и после обрушений в частности. Мы шли молча минуты две, прежде чем я все-таки решил, не оборачиваясь, задать вопрос:

– А что насчет гранаты? Ты забыл ее достать.

Думаю, он прекрасно понял, что «забыл» – это такой эвфемизм, и я вовсе не имею в виду, что он сделал это случайно. Но было бы слишком хорошо просто прикинуться, что я ничего не заметил. Хрен он у меня отсидится в кустах. Щадить самолюбие туковца мне точно не было никакого резона.

0

18

Если бы Харви был хорошим психологом, выражение лица Нокса дало бы ему массу пищи для размышлений. По счастью, бравый капитан психологом не был, поэтому не сомневался, что перекошенная физиономия повстанца свидетельствует о его страшном разочаровании в том, что офицер ТУКа все ещё ковыляет на своих двоих. Шилдс понял, что не стоит обманываться надеждой, будто тот факт, что сопротивленец сам же его и спас, хоть что-то менял в принципиальной позиции Нокса. Его предположения подтвердились, когда мутант ехидно поинтересовался, куда капитан подевал гранату. Харви ухмыльнулся и полез в чехол:
- Если ты настаиваешь…
Он смертельно устал, и отсутствие необходимости играть в хорошего парня ему было только на руку. Если Ноксу удобнее сохранять статус-кво, то Шилдс будет последним, кто решит ему помешать.

Так они и брели по коридорам, по ощущениям со всех сторон побитого капитана – вечность. Кое-где фонарик Нокса высвечивал груды обломков, завалившие коридор порой едва ли не на половину высоты, и Харви снова приходилось работать руками и ползти через проделанные в преграде ходы. Уже на третьем таком препятствии он снова спрятал гранату в футляр, да так о ней и не вспоминал.

И вот тоннель будто бы пошел вверх. Харви жадно втянул носом воздух – пахло старым-добрым Городом. Капитан сделал два быстрых шага к лестнице, вбитой в стену, и вдруг сверху что-то загрохотало, и далеко вверху вместо непроглядной тьмы открылся лоскут неба.
- Эй, есть кто живой? – прокричал кто-то сверху.
- Капитан Тайного Управления Шилдс! – отозвался Харви.
Сверху засуетились – скорее всего, Пит уже доложил о его пропаже, а эти данные быстро распространяются среди военных – гораздо быстрее, чем о попавших в беду гражданских.
- Нокс, гаси фонарь и вали отсюда. Как и куда угодно. Если они тебя заметят – загремишь в Управление снова, и на этот раз там меня послушают, - процедил Шилдс сквозь зубы, не отрывая взгляда от маячившего над головой люка.
- Сэр, вы ранены? Не двигайтесь, мы отправляем вниз спасательную бригаду.
- Не стоит, - проорал Харви в ответ и шикнул на Нокса: - Живее, черт бы тебя побрал!

0


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Гром среди ясного неба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC