Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Скелет в шкафу


Скелет в шкафу

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Скелет в шкафу
Участники: Samuel Stone, Blake Stone
Время действия: 12 мая 2998, день
Место действия: Город, Центр, мэрия
Обвал зданий в Городе спровоцировал тот редкий случай, когда долг службы призвал отца и сына Стоунов в одно и то же время в одно и то же место. И все бы ничего, если бы в дело не вмешался человеческий – или лучше сказать мутантский? – фактор, вытряхнувший запылившиеся скелеты из семейного шкафа.

+1

2

Это был всего второй день после Обвала, но каждые сутки шли за трое. Блэйк спал еще меньше обычного, курил еще больше обычного, запивал обезболивающие остатками бренди, ел тогда, когда Джон напоминал о том, что люди иногда так делают, разъезжал по Городу в попытках дать пинка лоботрясам-коммунальщикам, светил мордой на камеру, приходя домой поздним вечером, заливал в себя что-нибудь покрепче в качестве снотворного, падал на кровать и вырубался, а утром все начиналось по новой. Каждый день он давал по несколько интервью и через голубые экраны уверял горожан, что Совет «Миллениума» всем поможет – да-да, обязательно, в кратчайшие сроки, и вам, и вам тоже, и вас туда же, но если хотите быстрее, лучше пойдите ограбьте магазин, шутка. Сейчас, когда в Городе случилось настоящее большое горе, Блэйк проникся особой ненавистью к этому неизбежному лицемерному лицедейству, но продолжал жевать свой кактус. Выбора у него все равно не было. Пожалуй, в эти дни он как никогда радовался тому, что Сабрина улетела учиться на Станцию – в городе в такое время ей было совсем не место. Где сейчас Сэмюэл, мэр даже не знал. На Земле – это точно, он наводил справки. Однако в такой неразберихе все менялось слишком часто и слишком быстро, чтобы можно было что-то утверждать с уверенностью.

Здание мэрии едва ли не полностью оккупировали беженцы. Мужчины, женщины, старики, дети. Там круглые сутки стоял страшный гам и пахло растворимой лапшой, а этим утром, когда Стоун пробирался по лестнице к своему кабинету, мимо него пронеслась дворняга с большим кусом сыра в зубах. Но ужаснее всего оказалась рутина: несмотря на чрезвычайное положение, обычные повседневные дела и не подумали исчезать или отступить хотя бы на время. В мэрию по-прежнему тянулись жалобщики из многочисленных городских служб, толстосумы, надеявшиеся под шумок оттяпать лакомый кусок, еще какие-то люди с ворохом бесчисленных запросов, заявлений на получение разрешений, квартальных отчетов и прочего бюрократического вздора. Просто оскорбительно в свете несчастья, постигшего жителей нескольких районов города разом.

Заявившийся в мэрию бизнесмен, предлагавший неслабо вложиться в расчистку одной из пострадавших улиц взамен на разрешение после построить на освобожденном месте развлекательный центр, настойчиво бубнил что-то о том, как он хочет помочь родному городу. Блэйк его едва слушал. Снаружи донесся шум подъезжающего автомобиля, и Стоун, поднявшись из-за стола, подошел к окну, выглянув на площадь. Темная машина с тонированными стеклами остановилась. Сердце истерично подпрыгнуло и ухнуло вниз: первым же, кто вышел из автомобиля, был Сэм. Блэйк отошел от окна.

– Сожалею, я должен идти. – Своим категоричным заявлением он оборвал предпринимателя на полуслове. – Я обязательно обдумаю ваше предложение. Оставьте свои координаты моему помощнику, мы свяжемся с вами позже.

Не дожидаясь, пока бизнесмен вцепится в него в попытке задержать, Стоун распахнул дверь и просочился в коридор; иными словами – сбежал от посетителя первым. Он успел спуститься по лестнице и пересечь половину холла к тому моменту, как макушка сына снова попала в поле его зрения.

– Доброго дня, офицер! Чему я обязан таким визитом?

Обращение будто бы строго официальное, но не лишенное толики шутливости – Блэйк, все-таки, разговаривал с сыном.
Очень неловко испытывать неловкость при встрече с собственным отпрыском.

+4

3

Когда он вышел из дома, на небе ярко сияло солнце, но стоило ему пройти несколько кварталов, как сгустились сумерки, но освещение на улицах почему-то не спешили включать. Оставалось только угадывать очертания окружающих зданий, сначала смутно знакомых, но потом он оказался в совершенно незнакомой части города. Но зачем? Он продолжал идти, почему-то не задумываясь о том, куда направляется, совершенно уверенный только в том, что   ему необходимо идти в определенном направлении. Почему-то его не заботил пейзаж, становившийся с каждым шагом все более угрюмым, не беспокоило отсутствие даже намека на человеческое присутствие, он продолжал идти, ускоряя шаг, почти бежал, когда мир вокруг внезапно стал зыбким и неустойчивым, ноги будто проваливались, вязли в асфальте, и  ему показалось, словно нечто живое под ногами обхватывало его лодыжки скользкими цепкими пальцами. Он беззвучно закричал, рванувшись к ближайшему дому, дернув за ручку двери, но руки ощутили лишь пустоту — дом рушился, как и все остальные здания на улице, рассыпался, как карточный домик, бесшумно и медленно. Он снова крикнул, не услышав самого себя, напряг все мышцы в последнем титаническом усилии, стремясь выбраться, спастись из обрушившегося в небытие мира, но не мог пошевелиться, все глубже увязая в липкой массе асфальта...
Сэм вздрогнул, открывая глаза и только потом просыпаясь. Судорожно втянув пахнущий дезинфекцией воздух, он закашлялся и сел на постели, оглядываясь и с облегчением осознавая, что это был лишь кошмарный сон. Очередной — Сэм просыпался каждые два-три часа от жутких видений в холодном поту регулярно с того момента, как попал под псионическую волну потерявшего контроль мутанта десятого мая, когда город начал рушиться и для ТУКа внезапно нашлась куча работы. Кроме кошмаров, результатом внушенного приступа страха стало сотрясение мозга, из-за которого, собственно, лейтенант сейчас и прохлаждался на больничной койке, вместо того, чтобы продолжать ликвидацию последствий.
Лежащие на прикроватной тумбочке часы показывали без пяти девять утра — засыпать снова уже не было смысла, поэтому Сэм лишь улегся поудобнее в ожидании утреннего обхода врача, который не замедлил явиться в пятнадцать минут десятого с хмурым видом.
- Как себя чувствуете?
-Очень хорошо, - Сэм терпеливо позволил посветить себе в глаза фонариком, проверить рефлексы и пощупать пульс, прежде чем задать самый актуальный сейчас вопрос. - Долго мне еще тут валяться?
- Я сегодня вас выписываю, можете приступать к службе, хотя меня и смущает то, что вы по-прежнему видите кошмары... но я думаю, лечение можно продолжить амбулаторно, - врач заполнил какой-то листок и протянул его Сэму.
- С чего это у меня условно-досрочное освобождение? - удивился Стоун, тем не менее поднимаясь с постели и старательно скрывая легкое головокружение, чтобы врач не передумал. Лежать и лечиться он никогда не любил, тем более в момент, когда в городе черт знает что творится и его помощь будет не лишней.
- Ваше начальство требует вас для какого-то дела, - тон врача явно свидетельствовал, что он категорически не одобряет подобные указания, но протестовать не будет. - Вы еще нездоровы, поэтому я рекомендую вам не напрягаться, никакой физический нагрузки, беготни и волнений по возможности, лекарства я вам выпишу, и желательно постельный режим... хотя о чем это я, вы все равно не будете его соблюдать.
Последнее было правдой — освобожденный Сэм не собирался лежать в постели. Через час после выписки он уже был в кабинете капитана.
- Лейтенант Стоун, у меня для вас есть задание. Думаю, вы слышали, что оставшиеся без крыши над головой люди временно размещены в здании мэрии, и поступила информация, что среди них есть неизвестный нам мутант. Вам нужно найти его и изолировать, - сидящий за столом капитан выглядел уставшим, Сэм подумал, что прошедшие двое суток выдались тяжелыми для всех спецслужб города, и тут, несколько запоздало, он осознал сказанное. Сердце пропустило удар и забилось в бешеном ритме, как в одном из кошмаров — каковы бы ни были отношения Сэма с отцом, потерять его он боялся, и сообщение о потенциально опасном мутанте в мэрии, где отец теперь находился почти постоянно, заставило его испытать приступ паники, задавленной силой воли в зародыше, но не исчезнувшей.
- Так точно, - мысленно Стоун порадовался, что сестра сейчас на станции и хотя бы о ее безопасности можно не волноваться, и, отдав честь, вышел из кабинета.
Продолжительная — из-за завалов и неразберихи в городе — поездка к мэрии предоставила Сэму возможность без спешки обдумать свое дальнейшее поведение. В том, что сотрудничества с отцом не избежать, он не сомневался, и предполагал вести себя строго в рамках дела. Но не смог удержаться от беспокойства, увидев спешащего навстречу Блейка, подумав мельком, что отец выглядит уставшим и постаревшим.
- Я бы рад сказать что пришел потому что соскучился, но увы — у нас здесь есть небольшое дело. Мы можем поговорить наедине?

+3

4

Первые секунды Блэйк цепким взглядом осматривал сына в поисках невосполнимых повреждений, как инстинктивно делал всякий раз при встрече, но все конечности Сэма были по-прежнему на своих местах – можно расслабиться и вздохнуть свободно. Треклятая военная служба: из-за нее вечно жди беды. Зато  если гроза миновала, то и радость по этому поводу гарантирована при каждой встрече.

Второе счастливое событие свалилось на мэра Стоуна сразу следом за первым, и заключалось оно в всего в одном магическом слове: наедине. Смешно сказать, какое волнение оно вызвало в душе Блэйка, в последнее время не так часто видевшего сына и еще реже имевшего возможность поговорить с ним с глазу на глаз. Внешне эта взволнованность проявилась в том, что движения Стоуна стали еще более порывистыми и угловатыми. Но если до сих пор он чувствовал себя смертельно утомленным бесконечной суетой, то теперь в его жилы будто влилась живая энергия, а усталость испарилась без следа. Вдохновленная поданным импульсом мысль летала со скоростью света, выискивая способ избавиться от напарника Сэма, а потому повод нашелся моментально.

– Вон там женщина с ребенком пытается поставить на верхнюю полку две большие коробки, но у одной у нее ничего не выйдет, – с прямолинейным намеком поведал мэр второму военному, а когда маневр сработал, еще раз посмотрел на Сэма так, словно надеялся наглядеться впрок.

– Здесь теперь повсюду люди, но мы еще можем уединиться у меня в кабинете, – пригласил он. Пара десятков секунд – и вот уже отец и сын очутились на отделенном от общего бедлама участке пространства, и дверь за ними мягко прикрылась. Блэйк эстрадной походкой проплыл через комнату к своему столу, но вместо того чтобы обогнуть его, вдруг совершил резкий оборот на сто восемьдесят градусов и остановился к Сэму лицом, едва присев на край столешницы.

– Располагайся, где пожелаешь, в ногах правды нет. Рад видеть тебя живым и целым. У тебя все в порядке? Насколько это в принципе возможно в таком бедламе, конечно. Не хочешь выпить? У меня тут есть бренди и остатки коньяка. И еще эти изумительные сигары – мне их прислал один частный предприниматель из Аграрного. И вообще, если я могу тебе чем-то помочь…

Тон Блэйка заметно потеплел начиная с того момента, когда они с сыном оказались наедине, но возбуждение чувств и мыслей вылилось в бесконечный и малоосмысленный словесный поток, выстроить перед которым плотину Стоуну удалось не сразу.

– Так ты говоришь, что пришел по делу? – кое-как совладав с собой, уточнил мэр. – Я тебя внимательно слушаю.

Жаль, что они видятся только вот так, по необходимости, и жаль, что когда-то он упустил такое важное для Сэма время. Наверное, сейчас уже слишком поздно пытаться связать их разошедшиеся ниточки жизненного пути воедино, стараться наверстать упущенное безвозвратно и навязывать сыну свое отеческое внимание, ведь все хорошо ко времени, а прошлого не изменить. Но как было бы чудесно, если бы можно было что-то исправить!

+2

5

Отец всегда так искренне радовался встрече, что Сэму каждый раз становилось неловко за свою отчужденность. В такие моменты он остро сожалел о том, что этот человек его отец — он мог быть идеальным начальником, наставником, другом в конце концов, и между ними не стояло никаких детских обид. Но приходилось довольствоваться тем что есть, так что Сэм только молча восхитился, как ловко Блэйк отправил его напарника подальше и пошел вслед за отцом.
- Все в порядке, насколько это вообще возможно в этом переполохе в городе, - парень устроился в кресле с некоторым облегчением, с досадой осознавая, что для его вестибулярного аппарата сотрясение не прошло бесследно. По-хорошему следовало отправиться обратно в больницу и сдаться на милость врачей, как минимум для того, чтобы не подставлять своего коллегу, в случае чего, сейчас он явно не мог действовать со всей доступной эффективностью и в экстремальной ситуации это могло закончиться печально. Но Сэма останавливала понимание того, что больше заниматься поисками мутанта в мэрии некому, а присутствие рядом отца внушало надежду, что все пройдет гладко. - Можно сказать, боевое крещение для нашего управления, но вроде все неплохо справляются
Сэм планировал говорить только о деле, но сейчас чувствовал необходимость поддержать разговор на более личные темы, осведомиться о делах отца, но подозревал, что получится натянуто и неискренне, а обижать Блэйка не хотелось. Парень пожалел, что сейчас рядом с ними нет Сабрины — на семейных встречах она всегда была идеальным посредником между братом и отцом.
- Как у вас тут дела? Справляетесь? - Сэм все же сумел убедить себя, что немного болтовни делу не помешает. - Как Сабрина? Мы давно не связывались, пока я был… - Он запнулся, едва не проболтавшись, что был в больнице. Сообщать отцу о своих временных проблемах со здоровьем он не собирался, точнее, он вообще предпочитал не говорить о своих проблемах, хотя знал, что Блэйк с радостью ему поможет. Но Сэма понимание этого факта только раздражало, казалось, что отец хочет загладить свою вину за то, что его не было рядом, когда сын так отчаянно нуждался в его помощи и поддержке. - … занят делами.
И все же, чего греха таить, искренняя радость отца от встречи была приятна. Сэм наблюдал за тем, как Блэйк нервничает, на секунду задумавшись о том, что он все-таки очень скучает по детям.
«Жаль сестра на Станции… Надо ее выдернуть погостить когда вся эта суета закончится.»
- У меня тут такое дело, - Сэм перешел на деловой тон, бросив серьезный взгляд на Блейка. - Есть информация, что здесь среди беженцев скрывается незарегистрированный мутант, и мы должны его задержать, пока он не устроил здесь второй апокалипсис. Начальство у нас сейчас прониклось идеями гуманизма и за Стену никого не отправляют… - лейтенант непроизвольно поморщился, но комментировать не стал. - … так что наша задача найти и изолировать, желательно без особого шума. Поможешь?

+2

6

Неискушенному наблюдателю их беседа могла показаться совершенно обыкновенной в своей естественности, и только сами Стоуны знали подтекст, который делал каждую встречу в некотором роде особенной. Сложное семейное прошлое, сложное настоящее и еще более сложное будущее – жизнь напоминала Блэйку полосу препятствий на марафонской дистанции. Относительно ровные промежутки на ней всегда были короткими, и всякий раз за ними обнаруживалась все более труднопреодолимая преграда: Судьба в этом смысле проявила себя дамой изощренной и легко находила новые способы все усложнить.

Так вот, возвращаясь к подтексту – непринужденная болтовня в случае Стоунов была сродни защитной реакции, срабатывавшей у обоих в качестве оборонительного механизма против общей неловкости, и, как ни парадоксально, Блэйк вдруг ощутил, что неловкость тоже способна объединять. От пришедшего понимания ему стало немного легче.

– Такого хаоса я не видел даже во времена рабочих забастовок, но пока наш плот не потонул, мы будем продолжать упрямо грести к берегу. Ты и сам только что имел возможность полюбоваться на состояние дел. Совет обещал помочь Городу материально – значит, даже они там наверху осознали, насколько все критично, – хмыкнул Стоун. – Я впервые так рад тому, что Сабрины нет рядом. По крайней мере, если в центре начнет рушиться что-нибудь еще, я буду знать, что она в безопасности.

И в чем Блэйк не сомневался, так это в том, что Сэм в этом отношении разделяет его чувства, хотя оба они хотели бы повидать Сабрину. Однако рано или поздно разговор неминуемо должен был свернуть к делу, которое привело офицеров управления в мэрию, и это произошло. По мере того как сын излагал суть проблемы, на лице отца отображалась растущая тревожность. При этом Стоун опасался не столько присутствия мутанта в мэрии, сколько того, что обнаруженный мутант может оказаться ему хорошо знаком. Первым делом он, конечно, подумал, уж не раскрыли ли его самого. Но эта версия была неправдоподобной: за ним едва ли направили бы сына. Следующим кандидатом был Джон, и в этот момент Блэйк порадовался, что отослал его по делам. Только после этого он сообразил, что Сэм сказал о мутанте среди беженцев.

– Это точно? Вы знаете, кто это, и что он способен натворить? – встревоженно спросил сына Стоун. От его внимания не укрылось, как неприязненно поморщился Сэм, упомянув о том, что мутантов больше не отправляют за Стену на верную гибель, но, даже ощутив щемящий укол в области сердца, Блэйк не мог позволить себе хоть как-то отреагировать на эмоции сына по поводу «гуманизма» руководства.

– Разумеется, – лаконично ответил он. – Я полностью к твоим услугам.

А что прикажете делать в такой ситуации? На самом деле, Стоун еще ничего не решил. Если бы он еще знал, кого именно они разыскивают! Тогда еще оставался шанс дать мутанту знак, что ему пора делать ноги… Но сейчас приходилось полностью положиться на волю случая.

– Только наш мутант, кем бы он ни был, вряд ли знает про новую директиву твоего начальства, – хотя, если бы и знал: кому охота лишиться свободы? – а ваше появление он легко мог заметить.

Блэйк нахмурился и подумал о том, что сейчас неплохо было бы выпить. Долго он не колебался: подошел к бару, достал графин с остатками брэнди и направился ко столу, заходя на этот раз с другой стороны.

Но он не дошел. Шорох, стремительное движение снизу, резкий толчок – и он завалился на пол, отпихнутый в сторону неизвестным, скрывавшимся под большим письменным столом. Графин глухо ухнул на ковер, не разбившись, и покатился по нему, наполняя кабинет запахом разлившегося крепкого алкоголя. А мутант уже повернулся к Сэму, явно собираясь атаковать, и Блэйк, который ничего не мог сделать, инстинктивно выбросил руку вперед. Сначала он сам не понял, что произошло. Откатившийся в сторону графин толстого стекла вдруг самопроизвольно подскочил с пола и со всей силы целенаправленно врезался в голову мутанта, отчего последний грузно осел на пол.

+

Способность мутанта - телекинез.

+1

7

- Да, ты прав, - Сэм помрачнел. - У меня слишком мало людей, чтобы действовать по инструкции — перекрыть все выходы, расставить наблюдателей… Офицер Роджерс, конечно, будет наблюдать, но одного человека слишком мало. Но сейчас в городе слишком большой кавардак, так что придется работать с тем что есть. На месте нашего мутанта я бы не стал убегать, все беженцы зарегистрированы и мы легко найдем того, кто отсутствует, а в городе сейчас на каждом шагу мои коллеги и поймать беглеца будет несложно. Скорее он затаится, а поскольку мы не можем вытрясать признание из каждого находящегося в мэрии, это вполнес может сработать. Сейчас я планирую порасспрашивать людей, возможно кто-то что-то видел или слышал, и воспользуется случаем сдать ближнего нам…
План был в исполнении нудный, но, по опыту Сэма, с большим шансом на успех. Добропорядочные горожане охотно сдавали стражам порядка друзей, соседей и даже родственников. Он даже не исключал возможность, что отец в курсе, кто из беженцев обладатель способностей, и осознанно прикрывает его. И не факт, что на месте Блейка он не поступил бы так же — ненависть ненавистью, но сдавать людей, которых считаешь «своими» это уже подлость, и не каждый человек сможет жить, осознавая, что добровольно стал причиной несчастья другого человека, пусть даже врага, агрессора, но того, кого ты, вероятно, знал, с кем пил виски в баре по пятницам и обсуждал новости.
Но планам Сэма не суждено было сбыться. Более того, он даже не успел среагировать — хотя, возможно, в этом стоит винить недавнее сотрясение мозга — когда будто из ниоткуда появился недружелюбно настроенный мужчина. Будто в замедленной съемке лейтенант наблюдал, как упал отец, уронив графин, а мутант повернулся к нему, и Сэм понимал, что не успевает, точнее, достать пистолет с транквилизатором и сделать выстрел почти в упор он смог, но лекарство действует не мгновенно, так что нападающий вполне мог успеть навредить ему. Но тут произошло нечто странное — в висок мутанту прилетело что-то, что Сэм секундой позже опознал как графин, до того мирно валявшийся на полу, и он рухнул на пол.
Несколько мгновений парень разглядывал не подающее признаков жизни тело, автоматически продолжая целиться в него, а затем перевел взгляд на отца. Увидев, что Блейк в порядке, Сэм испытал огромное облегчение, но в следующую секунду до него начал доходить смысл произошедшего. Однако мысль о том, что инициатором полета графина мог быть отец, так и не добралась до его сознания. Вместо этого его объял невыразимый ужас, парень медленно, будто сам находился под действием транквилизатора, убрал пистолет в кобуру и замер посреди комнаты, осознавая, что, похоже, только что проявилась его собственная способность.

+1


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Скелет в шкафу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC