Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Любовь до гроба


Любовь до гроба

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Название: Любовь до гроба
Участники: Харрелл, Адлер
Время действия: ночь с 15-го на 16-е мая 2998
Место действия: новая база Сопротивления

Маленькая зарисовка на тему большого обвала.

+1

2

Забавно, когда усталость происходит не оттого, что слишком много бегаешь, а потому, что слишком долго сидишь. Я усмехнулся про себя и сбросил на пол скомканный листок с расчетами - а еще один бережно расправил и отложил в угол стола к стопочке аналогичных. Те, которые оставались на столе, подлежали уничтожению, но у меня рука не поднималась швырять вниз фамилии живущих на поверхности сопротивленцев - особенно тех, кто не пережил обвал. Я слегка потянул плечи, глубоко вдохнул и взял новый лист. Сидел я спиной к дверям, но не запирался, чтобы те, кто вернется с поверхности, могли сразу сообщить о результатах - Сопр до сих пор разбирался с потерями среди городских агентов и помогал выжившим мутантам и повстанцам хоть немного разгрестись с последствиями. Как бы я ни скучал по движению, я все же находился на своем месте. Стоит поблагодарить Викторию при встрече; если бы не ее упорство, я бы не пользовался дивидендами статуса "без пяти минут покойника". Боюсь, правда, женщина не оценит, а жаль.

На поверхности я так и не был. Агенты Харрелла убедили меня, что с "небожительницей из Совета" все еще прекрасней, чем раньше, а Кай подпал под "общую программу" проверки, так что рано или поздно я на него выйду. А пока - работа. Обустройство новой базы вмиг перестало повстанцев интересовать, каждый, кое-как обеспечив себе привычный уровень жизни, занимался тем, что диктовали обстоятельства. Шоу, возможно, планировал переход к активным действиям - а возможно, и нет, несмотря на то, что момент был действительно экстраординарным. Стоило бы, может быть, не давать Совету право следующего хода? Но я не был настолько заинтересован будущим, чтобы прояснять с лидером обстановку, меня вполне устраивал и затянувшийся хаос в Городе. Я даже не дошел ни разу до своего жилища у старой базы, и занятно: Харрелл каким-то образом предугадал, что мне понадобится эта комната, которую я превратил в кабинет снабженца и координатора спасателей, заваленный бумажками и пакетами с гуманитарной помощью.

Вот разве что никаких книг здесь не было. У меня на них аллергия.

+1

3

Иметь врага, с которым статус вражды установлен уже так давно, что никакие околодружеские действия любой из сторон, ее не испортят, очень полезно. Надо с кем-то поругаться? Спустить пар? Испортить кому-то настроение? Находишь этого врага - и с чистой совестью делаешь свое черное дело. И все как положено. Раньше я наши отношения с Адлером с такой позиции не оценивал. Но в последнее время пришел к выводу, что примерно так я их и воспринимаю. Поэтому сегодня, в связи с отсутствием на базе Шоу и нежеланием общаться с Ником, хотя с последним, пожалуй, стоило хотя бы парой фраз перекинуться, чтобы проверить, не угодило ли это счастье в очередное несчастье, я, прихватив себе большую кружку с кофе, направился в новую комнату Адлера. У меня одного, что ли, должно быть плохое настроение? И, даже если информация уже дошла до него другими путями, или же, пусть и не дошла, но он ей обрадуется, я все равно найду способ с пользой провести время и улучшить себе настроение, испортив ее ближнему. Собственно, для чего еще Адлер на базе находится, а?

Постучать я, конечно, постучал, но вошел прежде, чем Адлер подошел к двери. Да и не успел бы он. Если вообще услышал стук. Потому как наш непробиваемый был погружен в какие-то серьезные расчеты. Какое счастье, что у меня на базе репутация, которая ну никак не увязывается с бумажной работой.

- Ну и как тебе в должности канцелярской крысы Сопротивления? - ехидно поинтересовался я, захлопнул дверь и прислонился к ней спиной.

Отредактировано Thomas Harrell (2016-07-15 19:10:22)

+1

4

На стук в дверь я слегка нахмурился. Ничего, скоро отучатся создавать лишние звуковые помехи. Майя Вебер, значит, прочитал я несколько строчек, выведенных моей же рукой. Аграрный сектор, причина сочувствия повстанцам - супруг пострадал от некачественного медицинского обслуживания, родственники в Центре, сведения принес Джонсон. Какая же у нас замечательная агентурная сеть. Была по большей части.

Пофилософствовать я не успел, стучавший повторяться не стал и вошел практически сразу же. Ого, да это же наш террорист! Прелесть какая. Что стряслось? Не припомню, чтобы он изъявлял желание пользоваться моими услугами по организации проверки его личных агентов.   

- Это что у тебя? Кофе? - я обернулся, опираясь локтем о высокую спинку жесткого кресла. - Меняемся. Ты подсчитываешь расходы на кремацию, я стою у тебя над душой с кружкой.

В отличие от меня, Харрелл устал по-настоящему; я в сравнении с ним выглядел здоровым, довольным жизнью и отдохнувшим. Еще бы, все поводы для стресса приходили ко мне в бумажном виде. Так все же, мне начинать волноваться или потерпеть минутку?

- Что ж ты меня-то забыл? - поинтересовался я, наскоро оценивая харреловское настроение. - Когда я тебя видел последний раз, десятого числа?

Оценить оказалось тяжко, разве что поймешь по этому изворотливому? Но готов провести в этой комнате еще пару лет, если наш главный деятель не приближается сейчас к точке кипения.

- Вон в том ящике галеты, - кивнул я Харреллу под ноги. Ну а что, ругаться тоже надо со вкусом.

+1

5

- Кофе. - Кивнул я, освободил второй в комнате стул от каких-то бумажек, переместив их на стол, и сел. - Обойдешься. Счетовод из меня аховый. Сам же потом будешь за голову хвататься, пересчитывая.

Адлер, судя по всему, пришел к выводу, что вид у меня был далеко не цветущий (и тут я не мог с ним согласиться, потому что считал свой вполне себе нормальным, учитывая все обстоятельства), а настроение - не очень хорошее (и кто, спрашивается, позволил ему оценивать мое настроение, если специалист по настроениям тут я?) , и приготовился ругаться. Вот как-то даже неприятно было. Такая готовность крайне мешала начать портить человеку настроение. Как его портить, если он уже морально подготовился?

- Ты скажи еще, что соскучился, - хмыкнул я и наклонился к ящику за галетами. Какой бы продукт Адлер ни окрестил таким названием.

Отредактировано Thomas Harrell (2016-07-17 23:29:07)

+1

6

Я проводил Харрелла чуть скептичным взглядом, пока тот перемещался по набитой всякой всячиной комнате и захламлял бумажками мое рабочее пространство. Странно, но в помещении теснее не стало, даже наоборот - словно в него вернули нечто, принадлежавшее ему изначально. Это "нечто" послушало мою наводку и потянулось за сухими хлебцами к кофе, и я понял, что ну их, эти новости. Перетопчутся. Что я, новостей не наслушался - за всю жизнь-то. 

- Я потом так и так заново сосчитаю, - утешил я Харрелла и откинулся на спинку, вытянув ноги. - Главное, чтобы у меня был кофе, а у тебя работа. Ну, что тут сложного? Вот оцениваешь: фрау Вебер, найдена, опознана, есть родственники, которые, вероятно, достаточно напористы, чтобы правительство оплатило последнюю заботу. Больше ничего мы сделать не сможем. Откладываешь. Берешь следующий лист. Фрау Шварц...

Бросив последний взгляд на строчки, посвященные Майе, я подвинул к себе небольшую стопку "неподсчитанных". Дело близилось к концу - во всяком случае, это, однако конца моим заседаниям в "кабинете" не предвиделось. Точнее, я сам сделал все, чтобы забаррикадироваться здесь надолго, но знать об этом народу совершенно необязательно.

- Дай глотнуть, - внезапно сказал я, взглянув на харреловскую кружку и пропустив мимо ушей его последнюю реплику. - Проверю хоть, так ли эта мерзость улучшает самочувствие, как ее расхваливают.

+1

7

Я пригляделся и понял, что Адлера мое присутствие в некотором роде радует. И даже, пожалуй, не в некотором, а просто радует. Прелесть какая. Дожили. Я тяжело вздохнул.

- Спасибо. Мне в других местах работы хватает, - сообщил я ему. - Так что списки погибших - это уж ты как-нибудь сам. Не надорвешься. Да и смысл в двойной работе?

Адлер стал приводить примеры того, как работать со стопочкой бумаг на своем столе, но, конечно же, я его слова слушал вполуха. Хлебцы, которые он обозвал галетами, были вполне съедобны. В общем, когда жуешь, слышно не очень. Хруст мешает.

- Ну, эта мерзость, как ты выразился, бодрит, - усмехнулся я, но отлил половину из своей кружки в его. - А также в больших дозах, которые для каждого человека рассчитать можно только индивидуально и опытным путем, могут приводить к перевозбуждению, учащенному сердцебиению, немотивированной агрессии и даже приступам эпилепсии. Но ты угощайся, так и быть. Только бумажки эти я себе все равно брать не буду.

Я сделал глоток из своей чашки и серьезно посмотрел на Адлера.

- Ты знаешь, что легализацию уже протолкнули в Совете?

+1

8

Моя кружка оказалась у Харрелла раньше, чем я решил, что отвечать на его отказ делиться напитком, так что я усилием воли стряхнул с себя легкий ступор и молча принял кружку у него из рук. Запах стал еще сильнее: как же я не догадался сразу?

- Это станционный, - утвердительно сообщил я, впервые в жизни не скривившись от встречи с "бодрящей мерзостью". На такой бы и я подсел, будь у меня возможность. - Что ж ты все расстраиваешь. Нет бы обрадовать, мол, натуральный кофеин стимулирует умственную активность.

Я набрал в рот напитка, прикрыл глаза и резко поставил кружку обратно - прямо на стопку бумаг, которую до того так бережно перебирал. Проглотить с первого раза не получилось, но я не собирался радовать Харрелла и переводить ценную жидкость, так что секунд через пять я уже пытался отдышаться, держась за грудь. Легализация! Так вот куда вели все эти слухи! Наши говорили о волне нешуточной ярости к мутантам - и о том, как военные на полном серьезе снижают уровень агрессии к тем, в кого неделю назад хладнокровно стреляли. Казалось бы, нет ничего проще - обвинить в ситуации крайних, но нет, нет. Пока я недоумевал, советники перетрясли всю обстановку!   

- Это они от шока. Интересно, каким политкорректным словом нас будут обозначать в документах? - съязвил я, но Харрелл с едкими комментариями не спешил, и я, нахмурившись, пристально поглядел на террориста. Это не щедрый жест со стороны советников, это коварство, и Харрелл уже знает, к чему оно приведет. К чему, скажите мне?!

- Проклятье, Харрелл, вот не можешь ты хоть раз принести приятные новости? - ворчливо поинтересовался я. - Не тяни, рассказывай, во что нас вляпали на этот раз.   

Если это положение вообще хоть с чем-то сопоставимо.

+1

9

- Станционный, - согласился я и фыркнул. - Ну конечно. Распишу я тебе все положительные стороны настоящего кофе, и ты потом повадишься у меня его таскать. Перетопчешься.

Еще несколько месяцев назад, если бы кто-то сказал мне, что я буду иронизировать по поводу посягательств Адлера на мои личные запасы чего бы то ни было, я бы сказал, что у этого человека слишком богатая фантазия. Теперь же подобная мысль мало того, что пришла мне в голову сама, так я еще и теоретически был бы не слишком зол на такие посягательства. Приплыли.

Зато эффект от моих слов о легализации оказался выше всяких похвал. Похоже, я еще не настолько растерял форму.

- Да сомневаюсь, что от шока. - Я покачал головой. - От шока уж скорее закрутили бы гайки.

"Приятные новости?" Я практически рассмеялся.

- Адлер, ты, я и приятные новости? Это что-то из разряда сюрреализма. И ты, похоже, преувеличиваешь степень моей осведомленности.  - Последняя фраза больше касалась настроения Адлера, чем его слов. Я замолчал и сделал еще глоток кофе, которого благодаря моей внезапной щедрости стало почти вполовину меньше того, на что я рассчитывал, наливая его в кружку. - Но кое-что я знаю. В частности, такой бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Они точно постараются ограничить активность тех, кто согласится на их условия.

+1

10

- Они что, давно хотели, но не было повода? - удивился я, интерпретировав слова Харрелла об отсутствии шока у советников. - Погоди, не так быстро. Ты мне сейчас все представления о мире перетрясешь, и шок будет уже у меня. Это действительно решенное дело, и людей с мутациями перестанут выдворять? Почему так быстро? Они всерьез обставят это так, что вот ты и я можем прийти и сказать, все, хочу жить дружно, дайте мне квартиру?

Ну, насчет "тебя и меня" я погорячился, однозначно. Речь наверняка идет о тех, кто сегодня еще благопристойный горожанин, а завтра пойдет сдавать анализ и узнает о себе, что он лишний в Городе. Мы-то совсем уж преступники, хотя - это же Харрелл, чтобы он, и не нашел повода подчистить себе биографию? Тьфу. То-то он такой недовольный сюда явился. И вообще явился сюда. Небось я еще и первый, кто об этом услышал. От него. Прелесть-то какая.   

- Но это же... маразм, и все же, это... Да кто им вообще поверит? - резко поинтересовался я, меняя тон с задумчивого на недовольный. - Они ко всему прочему хотят развалить Сопр руками мутантов, и если согласистов окажется не так много, как они ожидают, дальше нас будет ожидать такое, что сегодняшний день покажется цветочками! Нда, в рисовании мрачного будущего тебе равных не бывает.

И это еще при условии, что мутанты в результате не окажутся обманутыми!

- В общем, порадовали так порадовали, - сквозь зубы объявил я, обхватывая покрепче кружку. - Я же теперь работать не смогу!

+1

11

- Нуууу, - глубокомысленно протянул я. - Если у тебя будет шок, значит, я не зря пришел к тебе с этой новостью. Одному мне, что ли, ее переваривать?

Я глотнул остатки кофе из кружки и отставил ее в сторону.

- На добрую половину твоих вопросов я ответов не знаю. Мои контакты, как ты догадываешься, на самом Совете не присутствуют, да и моя сверхспособность - не справочное бюро. Так что мотивации Совета для меня тоже несколько туманны. Предположу, что они опасаются потерять контроль над ситуацией в Городе после обвала. На мутантов случившееся, конечно, свалить удобно. Но они банально не справятся с резней, если таковая начнется в Городе. Удобнее отвести удар несколько в сторону. Плюс привлечь мутантов к восстановлению пострадавших объектов.

Я неопределенно пожал плечами.

- Информация о том, кого именно они собираются так облагодетельствовать, очень противоречивая. Но я бы не рассчитывал, что мутантам, засветившимся перед полицией в совершении особо тяжких преступлений, спишут все грехи.

Имя Ника я называть не стал, но оно и так повисло в воздухе. Я не был уверен в том, чего захочет сам Ник, но был практически уверен - так просто вернуться в обычной жизни ему не дадут. Хуже того. Пожалуй, я, хоть и являлся тут самым буйным и неадекватным мутантом, имел куда больше шансов на успешную легализацию, чем Ник. Просто потому что в базах обо мне было мало действительно криминального. Если не считать того, что я недавно избил Фостера. Но сам бы я в разряд криминала на фоне проступков других мутантов этот инцидент не стал заносить. А уж что там ТУК решит...

Я подпер подбородок кулаком и задумчиво посмотрел на Адлера, размышляя, станет ли его шок сильнее, если он узнает, что идея легализации лично для себя, по ряду причин, не кажется мне такой уж безумной? Пожалуй, станет. Тут стоило признать, что и я сам был несколько в шоке от того, как низко я пал. Даже задумываться о возможности легализации мне не следовало. Однако я задумывался. Любовь - зло.

- Поверят им многие. Не ты ли пять лет назад мечтал лишь о том, чтобы тебя оставили в покое, и категорически не хотел связываться ни с какой активной деятельностью Сопротивления? - довольно жестко заметил я, откидываясь на спинку стула. - Вот таких, жаждущих спокойствия и амебного существования, довольно много.

+1

12

Харрелл как ни в чем не бывало прихлебывал кофе, будто вовсе не он заявлял прямым текстом, что лучшего адресата для новостей высокой паршивости у него нет. Я коротко усмехнулся, польщенный больше, чем хотел себе признаваться.

- Значит, не просто амнистия, но еще и принудительные работы, блеск, - одобрил я извращенное направление мыслей Совета. - Очевидно, всесторонний контроль и ограниченное передвижение прилагаются. А ведь в мозгах горожан не так-то просто извести столетние страхи, тут и до рабства недалеко. Живем в историческое время, держим путь на каменный век!

Я искоса взглянул на Харрелла и пожал плечами, мол, сам виноват, что вздумал меня шокировать, теперь терпи.

- Только, пожалуй, я думал, что историчность этому году обеспечит вооруженное восстание недовольных властью Миллениума, а уж никак не советники, - добавил я вполголоса, хотя, если подумать, от Харрелла разочарование скрывать не имело никакого смысла, он смотрел на меня даже пристальнее, чем обычно. Что, думает, я воспользуюсь великодушной подачкой советников?   

- Я мечтал?.. Я от неприятностей уходил, где ты амеб нашел? - огрызнулся я и продолжил, четко и раздельно: - Я бы никогда не согласился связываться с правительством, и тогда еще менее, чем сейчас. Я ненавижу контроль. Мне нужна свобода. Повстанцы не мешали ее иметь, вот и все, вот и весь секрет моего пятилетнего здесь пребывания! Я и спокойствие? Смеешься? Да оно мне даром не нужно!

Я не выдержал и фыркнул, на миг представив себя без всех этих постоянных встрясок и изменений курса. Это было бы крайне угнетающее зрелище.

- А тебе? - резко спросил я, изменяя ход разговора прежде, чем Харрелл вздумает продолжать "мою" тему.

+1

13

- Ограничить передвижение у нас особо некуда. Разве что в лес не пускать. Ну так туда только изгнанники и рвутся. - Я пожал плечами, насмешливо поглядывая на Адлера, определенно польщенного своей "избранностью". Вот же докатились мы. - Вряд ли для большинства это будет выглядеть принудительными работами.

Я отставил чашку.

- Они же пытаются привлечь мутантов на свою сторону, а не вызвать среди нас новую волну протестов. Значит, как-то иначе будут действовать. Менее агрессивно по отношению к тем, кто хочет для себя спокойной жизни. Но, конечно, как-то контролировать будут. Без этого никак. Браслет на ногу наденут или вроде того.

Я вскинул брови и покачал головой, слушая разглагольствования Адлера.

- Ну да, конечно. Именно это все я и заметил пять лет назад. Разумеется. Но пусть даже так. Не хочется вернуться в город, снова работать в спортзале?

А дальше последовал вполне закономерный вопрос, на который я не стал отвечать прямо, потому что слишком много пришлось бы говорить и объяснять. Объяснять Адлеру? Я уже так низко пал, да?

- Мне? - Я неопределенно пожал плечами. - У Айрис проявилась мутация.

+1

14

Он издевается?.. Такие вопросы всерьез не задаются. Вот как про наблюдения пятилетней давности - если б Харрелл меня на этот счет не поддел, я бы в нем разочаровался.

- Я что, сдурел? Я сам себе хозяин, и отдавать это, чтобы умереть от скуки с Викториями и не влезающими в собственные штаны сорокалетними медузами с диванов? И это сыр в мышеловке. Я убежден. И никто не докажет мне обратного. Через десять лет все снова сбегут в подвалы.   

А нам придется несладко, потому что власти до того буквально закрывали глаза на наше существование. Но теперь не будут. Выкорчуют из леса Фалька, мы снова сменим базу... И если Харрелл прав, Сопротивление потеряет большую часть состава. Очень хотелось спросить, каковы негативные прогнозы, но я из-за эмоций уже вызвал Харрелла на откровенность, и копать глубже совсем не следовало. Однако ответил Харрелл не про спокойствие, и повстанцы с их проблемами как-то вдруг вылетели у меня из головы. Айрис я запомнил концентрированно-деятельной, но от этого не менее домашней. И если на своем поле деятельности они с Харреллом могли бы поспорить, кому важнее в нем остаться и кому уйти, то в плане образа жизни Харрелл проигрывал без поединка. Он не позволит себе увести Айрис в подполье и не потеряет то, что дает ему ее присутствие. Айрис притянет Харрелла, это без вопросов. 

- Ну ты даешь, - протянул я. Харрелл удивит всех и породит десятки версий на тему "поддайся и уничтожь систему изнутри". А правда-то оказалась такой простой! Террорист давно уже не цельный монолит, состоящий из мести и деструктивности. - Это же - я правильно понял - это конец Сопротивлению?

+1

15

- Поразительно. - Я фыркнул. - И как ты только жил до того, как мутацию обрел?

Адлер высказывал вполне здравые соображения, хотя и эмоциональные. Это было мило - Адлер и явно выказанные эмоции.

- Ну, мир не статичен. За десять лет многое может измениться, - заметил я, хотя мысленно и был вынужден признать, что за те пятнадцать, что я был одним из лидеров Сопротивления, ничего глобально не изменилось. С одной стороны. С другой, дозрели же эти господа наверху до продуктивного использования мутантов, пусть и путем эксплуатации и определенного шантажа. Может, до чего еще дозреют. Не сами, так при помощи угроз.

Слова об Айрис Адлера шокировали, казалось, еще сильнее, чем информации о легализации мутантов. Я закатил глаза.

- Ну что ты сразу с места в карьер? Что-то ты резво меня списал о счетов. Но даже если предположить, что ты не зря это сделал, о Шоу-то ты с чего забыл?

+1

16

Где-то между репликами я встал и смерил шагами пол в одну и другую сторону, не расставаясь с остывающей кружкой. Шагов вышло не так много - в комнате с тех пор, как я ее впервые увидел, стало гораздо теснее. Откровенное фырканье Харрелла меня, однако же, не рассердило: наоборот, хоть что-то в мире не меняется. Между прочим, успокаивает.

- Какая разница? Теперь я в Сопротивлении, - равнодушно огрызнулся я и вздохнул. И это тоже, похоже, ненадолго: с этим новым декретом чем дальше, тем мрачнее. А он еще и объявлен не был! - Говорю же, пусть бы динамику обеспечивали миру повстанцы, а Совет, как прежде, плелся позади. Тебе не досадно, что тебя... обыграли?

Не досадно, решил я, прислоняясь к стене. У него ведь на уме другое. Забавно: его ненависть потеряла остроту, поскольку Харрелл вмещал все больше и больше. Вплоть до абсолютно несовместимого. Выходит, чем многообразней направления твоей деятельности, тем медленней добиваешься каждой цели?

- Таки ты признал, что мое, кхм, "предположение" может быть верно, - поспешно и с немалым удовлетворением произнес я. - А что Шоу? Один в поле не воин. Раз ты убедил меня, что мутанты ненадежны - все до одного, заметь! - то на кого ему полагаться? Имеет ли вообще смысл с кем-то бороться, когда с неба летят объедки, которые все вокруг мечтают подобрать?

Теперь уже фыркнул я, и отнюдь не потому, что презирал Совет или тех, кто совсем скоро пойдет ему на уступки. Дураки, какие же мы дураки, столько работы - а Совету потребовалось лишь одно усилие, чтобы выбить почву из-под ног и вывести мутантов из зоны надежности! Впрочем, результатов и целей Джерарда мне пока касаться не хотелось. Вот только Харрелл уже все сказал, разве нет? По-моему, меня спасает лишь мутация Айрис, которая не идет у террориста из головы, и потому он феноменально терпелив в своих ответах.

- Хоть в чем-то мы должны их опередить, повстанцы должны узнать от тебя, а не вместе со всеми, - внезапно сообщил я стене напротив. Помолчал. - Что за мутация?

Если бы не Совет, это можно было бы использовать, все могло быть совершенно по другому, если бы не Совет. Может, во всеобъемлющей харрелловской ненависти есть свое здравое зерно?

+1

17

То, как дружелюбно мы ведем разговор, все еще вызывало у меня желание закатить глаза. Ну просто из принципа. Тем более, что я неплохо так понял, что предыдущий наш разговор не слишком-то задался.

- Обыграли... в чем? - Я выразительно поднял брови. - Тема легализации и так, и эдак уже витала в воздухе стараниями Нормана. Собственно, хрен редьки в данном случае не слаще. И не вы ли с Шоу были готовы вести с Кэролайн переговоры? Лично я принципиальной разницы не вижу. Результат был бы плюс-минус тот же самый. Сильно сомневаюсь, что общение с Кэролайн сильно бы повлияло на итог дела, приведя к большему соответствию интересам Сопротивления. Вот интересам Нормана - может быть. Потому что сейчас я не уверен, что легализация происходит с его подачи.

Я помолчал.

- Что же до моих личных интересов? Ну так они всегда были личными. И в этом плане меня никто не обыграл.

Кроме Айрис, которая внезапно решила оказаться мутантом. Но развивать эту мысль для Адлера - много чести.

- Что-то такое, позволяющее видеть прошлые событие из жизни человека при физическом контакте. Но это сейчас не столь важно. Адлер, ты совсем не в курсе, что сопротивленческие цели Шоу распространяются отнюдь не только на мутантов?

На самом деле, вопрос я задал совершенно всерьез. Глубоко в дела Шоу я не лез. Друг другу мы, большую часть времени, не мешали. Но вот как понимал расклад сил Адлер... Вот об этом я никогда не задумывался!

+1

18

На упоминание о переговорах с Норманом я промолчал, но когда Харрелл высказался о - как же там, ах да - "большем соответствии" нашим интересам, я снова не выдержал. 

- Какую роль здесь сыграл обвал, я понимаю. А шпион Совета в наших рядах? А, в конце концов, Кэролайн?.. - поспешно добавил я. - Сколько информации у Совета, неужели они больше не играют вслепую? Если обставили этого Нормана, наши дела совсем плохи, они знают о нас больше, чем повстанцы могут позволить! 

Да, я волнуюсь, и не смотри на меня так удивленно. С Джерардом мы говорили о другом, даже когда я без приглашения являлся к нему и мешал работать. Никто во всем Сопротивлении не знает больше тебя, а ты пришел ко мне и ты мне отвечаешь. Я просто выжимаю из тебя информацию. Не веришь?

- Я не думал об этом, - отозвался я на вопрос о целях Шоу. - Джерард не имеет отношения к мутациям, резонно предположить, что он опирается на всех, кто готов бунтовать. Ты хочешь сказать, что новая политика не затронет ядро Сопра? По-моему, они расшатывают кирпич из основания.   

Прошлые события из жизни. Я лишь поджал губы, прикинув, события какого рода можно углядеть, прикасаясь к Харреллу. Ну, Айрис. Более неподходящей "удачи" нельзя и придумать.

+1

19

Я разглядывал Адлера, и мне становилось как-то даже весело. Удивительный человек.

- Адлер, вот смотрю я на тебя, и начинает мне казаться, что это очень хорошо, что я мысли читать не умею. А то мне даже от того, что я без телепатии вижу, хочется закрыть лицо рукой, - поделился я вслух и покачал головой. - Про Кэролайн и Райтта я тебе ничего сказать не могу, кроме того, что я уже только что сказал. Я не уверен, что Норман представлял интересы Совета. Он - весьма ушлый тип и вполне мог играть исключительно за себя. Соответственно, и Кэролайн с Райттом, как связанные с ним люди, могут к стремительной легализации не иметь никакого отношения. Значит, и информация у Совета о нас, если какая и есть, вряд ли из тех же источников, что у Нормана.

Я кивнул на следующий комментарий Адлера. Некое представление он об интересах Шоу имел, но, по-видимому, меньшее, чем я. С другой стороны, за будущие действия Шоу я отвечать не мог, тем более, что даже не видел его еще после того, как узнал свежие новости.

- Ну, раз ты считаешь разумным предполагать, что Шоу опирается далеко не только на мутантов, - заметил я, - то логичное предположить и то, что простые люди, недовольные низкими зарплатами, плохими условиями труда и иже с ними, вряд ли станут сильно счастливее после объявления легализации мутантов. Соответственно, Шоу если что и потеряет, то некий процент тех, чьей основной претензией к Совету была лишь мутантская проблема.

Отредактировано Thomas Harrell (2016-08-12 19:52:13)

+1

20

Дайте догадаюсь, это Харрелл так недовольство выражает, что не может чего-то с меня считать? Смотреть-то так зачем, будто первый раз видит. Я чуть было не дошел до улыбки, но взял себя в руки.

- Хоть чем-то твои способности ограничены, какое счастье, - тут же вставил я. - Признаться, было дело, оно же вызывало сожаление. Минутная слабость. Глядишь, заручатся там наверху поддержкой мутантов и изобретут сыворотку, дающую иммунитет против твоих наблюдений, вот тогда и поговорим. Без фейспалмов.   

Я хмыкнул, вылил в себя остаток кофе и вернул кружку на стол.

- Хорошая вещь, приноси еще, - вздохнул я. - Не знаю, как можно верить в то, что у противников не все прихвачено. Я до такого неблагоразумия добраться никак не смогу. И сейчас ты меня обрадовать пытался? "Некий процент"?.. Ну да, в масштабах Секторов. Я в Сектор не поеду, база опустеет, а кто останется, те в любой момент смогут наверстать упущенное, вот как только поймут, что некому больше порядок под землей поддерживать, так и сразу. Хорошенькая история. Вот прямо не знаю, то ли завидовать тебе, то ли...

Посочувствовать.

- Мои соболезнования Айрис, - вместо этого сказал я. - Надеюсь, ваша новая реальность не окажется слишком... разочаровывающей. Ну а я подожду, пока мутанты начнут сбегать обратно в леса и подземелья. Будет кому их встретить.

+1

21

- Все в руках, Адлер, не бывает ни у кого. Даже у Бога, если он существует, - хмыкнул я. - Кроме того, если считать, что у Совета все схвачено, то есть ли смысл сопротивляться? Лечь лапками кверху и сдаться, нет? А Норман, во многом, одиночка. Коллективизм ему не свойственен. Хотя, предположу, что они там все в Совете не клялись друг другу в вечной верности.

Я усмехнулся и закатил глаза.

- Адлер, фейспалмы ты способен вызывать независимо от моей сверхспособности. Уникум, чтоб тебя.

А вот последняя фраза Адлера меня задела, хотя я и не был уверен, что наш непробиваемый действительно пытался меня уколоть побольнее. Скорее, высказался в своей обычной манере, не видя особой разницы между этой фразой и любыми другими предыдущими. Но когда же я проявлял к таким ляпам снисходительность?

- С тем, какое место я займу в этой новой реальности, я еще не определился, - на пару тонов холоднее ответил я Адлеру и, не долго сомневаясь, продолжил. - Да и самое неприятное, то, что я переспал с Кэролайн, Айрис уже увидела. Скорее всего, остальные мои грехи ее не так сильно расстроят.

+1

22

Мерзавец.

"Уникума" я еще проглотил. Поскрипел зубами привычки ради и не фыркнул даже. Если уж Харрелл открыл рот, чтобы тебя охарактеризовать - можешь быть уверен, это будет редкостная гадость, даже если ты не можешь понять всю глубину заложенной в нее язвительности. Но тут-то за что?..

- Ты все время это знал, - душевно сообщил я, не удосуживаясь уточнить, о чем говорю. - А сказал мне сейчас. Чтобы я отстал от твоих планов на будущее, которых, разумеется, у такого гения многоходовых комбинаций еще не народилось. Ну разве ты не скотина? 

Так вот что значили несуразности и отсутствие малейшего удивления тогда давно, когда мне случилось открыться Харреллу в интересе к Кэрол! Кэролайн была слишком умелой, меня это расстроить не могло, поскольку виделось мне достоинством, и я решил, что Харрелл осудил мои свободные вкусы. Но все было иначе. Мы с Харреллом. Делили. Одну девушку. Мы. С. Харреллом.

Придушил бы.

- Придушил бы, - проникновенно повторил я вслух. А то нелюбезно, Харрелл же вот только сожалел, что мои мысли для него недоступны. - За признание, заметь! Хочешь, я предложу твоей девушке повод, чтобы ревновал и ты тоже?

А Айрис вообще надо ставить памятник при жизни.

+2

23

Я усмехнулся.

- Ну, не без этого, конечно, - не стал я отрицать. - Хотя дело не столько в том, что мне хотелось, чтобы ты отстал от меня и моих планов. Меня просто разозлило, что ты все решил за меня. Хотя мыслечтением и повышенной интуицией, в отличие от кондовой непробиваемости, ты у нас точно не страдаешь. Но дело не только в этом.

Мне почему-то стало смешно. На людей не угодишь. Обманываешь их, манипулируешь ими - и ты вызываешь у них антипатию. Скажешь правду - реакция та же. Хотя моя способность и позволяла хорошо понимать людей, многие вещи я мог воспринять лишь как существующий факт реальности, не более. Откуда что и зачем берется - вот это уже было сложнее. Человеческая иррациональность - самое ужасное и самое прекрасное что бывает в людях. В зависимости от ситуации и первостепенных задач.

- Честность - оборотная сторона моего хорошего отношения к людям, Адлер. - Я прищурился. - Впрочем, нам никто не мешает вернуться к прошлой, весьма внятной вражде. В конце концов, с Кэролайн я переспал вскоре после того, как "заказал" ей тебя. Жалко, что девушка, познакомившись с тобой, передумала, правда?

+1

24

Решил?.. Посмотрите вы на него: у этого человека остается один-единственный вариант, и он возмущается, что его озвучили вслух! Он что теперь, из принципа реализует что-нибудь другое?

- А ты сперва поступи иначе. И тогда я извинюсь перед тобой за то, что моя интуиция сегодня дала сбой, - сообщил я, копируя язвительную харреловскую манеру и удивляясь, насколько хорошо это у меня получилось. Говорят же, самое лучшее обучение - пример перед глазами. Харреллу нужно в преподаватели податься, точно. Вот легализуется, и как раз.

- Кому жалко? Это был такой аванс? - огрызнулся я, одаривая собеседника наимрачнейшим взглядом из моей коллекции. Стена позади меня удобно позволила на себя опереться, и я съехал по ней вниз, усаживаясь на пол: разговор повернулся такой стороной, что вести его стоя было совершенно невозможно. - Великий космос, да я даже не могу тебе врезать от души! Я вынужден всю оставшуюся существовать с неисполнимым желанием, зная, что где-то там в Городе бродит Томас Харрелл, который спит с моей девушкой, проваливает покушения на меня и имеет нахальство ко мне хорошо относиться! Решительно не представляю, что из этого меня заботит больше, а ты мерзавцем был, мерзавцем и останешься, делаешь ты вид, что дружишь с властями, или наоборот стреляешь во все, что двигается!

Разозлился он, тоже мне. И навел баланс с гармонией, чтобы все удовольствие не доставалось одному ему. Впрочем, в честности он действительно еще замечен не был. Я размял костяшки рук - бесцельное занятие, учитывая супер-кожу, но чесались они знатно. Этот в конце концов уйдет на поверхность, а мне с этим жить!

0

25

Я не выдержал и расхохотался, глядя на Адлера сверху вниз.

- Что? Уже и ноги от моих откровений не держат? - ехидно осведомился я. - Это, знаешь ли, впечатляет и практически радует. И да - я планирую уйти на поверхность, но никто не говорил, что я собираюсь перейти на сторону власти. Эта мысль, в конце концов, просто оскорбительна.

Я отсмеялся и заставил себя успокоиться лишь после осознания, что смех у меня, по большей части, нервный. Хоть и искренне-веселый. Стоило продолжить разговор в несколько большее серьезном ключе.

- Не кипятись. Кэролайн еще не была твоей девушкой, когда я с ней спал и заказывал тебя ей. Так что Айрис - тут единственная пострадавшая сторона, - наконец снова заговорил я. - Ну, а если так кулаки чешутся, так набей уж мне морду и успокойся. Прайс тут под боком. Позовем - в два счета меня вылечит. Плешь, конечно, своим ворчанием проест, но как-нибудь переживем.

0

26

Харрелл хохотал, я сидел и прикидывал, бывало ли этому человеку когда-нибудь весело до сегодняшнего дня, и не означает ли этот смех, что открывшиеся перед мутантами перспективы шире, чем способен выдержать наш террорист. Не может же быть, чтобы я оказался единственной причиной его смеха? 

- Водички не налить? - любезно поинтересовался я. Право, от такого хохота да с непривычки плохо ли не станет? Вон уже начинается - Харрелл великодушно предложил мне избавиться от чесотки. Что, серьезно? 
 
- Идиот, - философски сообщил я. - Только Прайса тут и не хватало. Для полного, хм, комплекта оптимистов на одну комнату.

Я помолчал, обнаружив, что умудрился уже высказать все, что думал по представленным поводам. Не собирался я Харрелла обнадеживать, однако уловит же своим невозможным чутьем, что мои мысли не задерживаются в прошлом: слишком много всего нам предстояло в будущем.

- Лучше заставь советников как следует побегать, - предложил я. - Пусть не думают, что победили. Если узнаю, что ты раскис и развелся с революцией, с Миллениума достану и припомню твое любезное разрешение. 

Нда, похоже, придется мне заиметь собственных агентов. Придется приглядывать за некоторыми, мало ли. А то знаем уже, на что эти некоторые способны по части собственной невыживаемости.

+1

27

- Вовсе не идиот, - ничуть не обидевшись, возразил я. - Тебе хочется сбросить напряжение. Ну почему бы и нет, если последствия легко устранимы? Не вижу тут никакой проблемы.

Был я, к слову, действительно абсолютно серьезен. Ну подеремся. Ну использует меня Адлер в качестве боксерской груши. Ну подумаешь, если он не надумает превращать подобное в привычку. А если вдруг надумает, то я уж как-нибудь найду способ его усмирить. Не ответными кулаками, разумеется.

- Тогда, будь любезен, конкретизируй, что ты вкладываешь в понятие "раскис и развелся с революцией", - хмыкнул я. - А лучше запиши и поставь роспись кровью. Последнее, впрочем, необязательно, по желанию.

+1

28

- Альтруист, и это еще хуже, - с готовностью отозвался я, припоминая, что меня в свое время обзывали и не так. Куда все девалось? Мы ближе к переменам, чем мне представляется. - Буду ждать от тебя тайных планов на благо Революции и повстанцев, разумеется.

Я еще не настолько пессимистичен, чтобы решить, что блага легализации способны прельстить Харрелла всерьез, однако кто знает, сколько нашему террористу в недалеком будущем придется продержаться без возможности подпитаться живым подпольем? Индивидуалист и своенравный одиночка оказался едва ли не семейным человеком, и чего еще мы не понимали в Харрелле? Особенно в свете сегодняшних откровений. Пожалуй, все эти годы я опасался Харрелла лишь потому, что был слишком в нем уверен, слишком хорошо представлял, на что он способен, и знал о нем слишком мало. Парадокс, я наконец понял, что был не прав - но теперь мне нужна тройная уверенность вопреки открытиям! Смерив Харрелла взглядом, я усмехнулся. Захочет понять, что я сейчас взвешиваю в уме - пусть. Все равно это никогда ничего не меняло.

+1

29

Я закатил глаза.

- И не альтруист, Адлер, а рациональный прагматик, - занудно поправил я "коллегу" в очередной раз. - Будут тебе планы на благо революции, не беспокойся. Только опять ведь начнешь вопить о моих слишком радикальных взглядах, отсутствии инстинкта самосохранения и прочих глупостях.

Я прищурился и поднялся.

- Тебе так не хватает смертельно опасных операций? Право, вот уж не ожидал.

Я прихватил кружку и направился к двери, кивнув Адлеру.

- Успешной бумажной работы, - обернулась и, не удержавшись, ехидно добавил, - друг мой.

+1


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » Любовь до гроба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC