Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » However dark the cloud, there's always a silver lining


However dark the cloud, there's always a silver lining

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: However dark the cloud, there's always a silver lining
Участники: Sandra Holland, Blake Stone
Время действия: 19 мая 2998 года
Место действия: Город, Центр
Иногда глобальные перемены сваливаются, как снег на голову. Почти всегда они приносят с собой ворох забот и тревог. Однако порой даже у этой медали обнаруживается своя светлая сторона, и в вашу жизнь возвращается кто-то, кого вы уже не чаяли увидеть.

+1

2

Просторная, но не гигантских размеров квартира в престижном районе Центра. Обставлена со вкусом, но без кричащей роскоши, частенько свойственной управленцам всех мастей. Сандра помнила этот дом до мельчайших подробностей, несмотря на то, что не была здесь десять лет. Странно, что за это время мать практически ничего не поменяла: ни мебели, ни штор, ни посуды. Хотя, помнится, к последней миссис Холланд всегда относилась с чрезвычайной осторожностью, к чему старалась приучить и дочь. Сандра по пальцам одной руки могла пересчитать разбитые стаканы и тарелки.
Отчего-то возвращаться в родной дом после столь длительного отсутствия было... неудобно. Будто визит этот мог нарушить размеренный быт мистера и миссис Холланд. Хотя, почему будто? Если Сандра не заметила "хвоста" или если мэр окажется куда более законопослушным, чем заверял её отец, нового витка неприятностей Холландам не избежать. И теперь, сидя на диване в гостиной, в которой прошло столько мирных чаепитий, что и не упомнить, Сандра раз за разом прокручивала в голове возможные варианты.
- Девочка моя, ты уверена, что выбрать время, когда мамы нет дома, - хорошая идея? - раздался тихий голос Роджера Холланда. В ответ Сандра лишь кивнула.
От беспокойства во взгляде отца становилось совсем тошно. А от осознания того, что переживает он не за свою работу и благополучие, а за то, чтобы дочь не оказалась в лабораториях "Миллениума", и вовсе хотелось бежать отсюда без оглядки.
- А ты уверен, что дядя Блэйк проявит... понимание? - наконец спросила она, раз за разом прокручивая в ладонях очередную стеклянную безделушку, которые бог знает сколько лет коллекционировала мать.
- Я... я не стал говорить ему о тебе, просто пригласил в гости... На случай, если нас мог кто-то подслушать. Но уверен, даже если он не сможет всё разъяснить или как-то помочь, то и доносить не станет. Сандра, после того, как... В общем, я сохранил своё место только благодаря его помощи, да и твоё исчезновение его расстроило, в конце концов, ты...
Отец отчего-то вконец смутился и замолчал, а Сандра в очередной раз вздохнула и внезапно пожалела, что не купила по пути сигарет. Возможно, сейчас как раз такой случай, когда затяжка-другая помогла бы снять напряжение.
Дядя Блэйк... На базе Сандра никому не рассказывала, что умудрилась оказаться крестницей самого мэра (лично ей религиозность матери и то, как она заставляла окружающих с ней считаться, всегда казалась несколько странной), да и к чему? Для неё мэр Города сначала был добрым другом обожаемого папочки, который никогда не приходил в этот дом без какого-нибудь гостинца для "малявки", а потом превратился в ещё одного заботливого почти родственника, который при случае мог помочь и словом, и делом. Правда, пользоваться связями крёстного Сандра всегда стеснялась.
И вот сейчас, кажется, предстояло восполнить этот пробел. Если, конечно, отец не ошибся, и дядя Блэйк действительно отличается толерантностью по отношению к мутантам. И если тот факт, что Сандра, оказывается, не погибла десять лет назад, его не слишком шокирует. В конце концов, не каждый день твои крестницы возвращаются с того света.
Оживший дверной звонок нарушил затянувшуюся паузу. Отец, отчего-то извинившись, торопливо направился к входной двери, а Сандра от волнения лишь сильнее сжала стеклянную фигурку. Это было её первое "явление" перед тем, кто знал её до изгнания, не считая родителей и брата. Все вопросы, которые она хотела задать мэру Стоуну, исчезли из памяти, словно по мановению волшебной палочки.

+3

3

Свои дела и обязанности Блэйк всегда автоматически делил на откровенно неприятные и все остальные. Когда число неприятных начинало зашкаливать, он обычно заявлял своему помощнику, что завод кончился, и либо прибегал к стимулирующим средствам, либо просил Джона отвечать на все вопросы и звонки, что он умер, поэтому до завтра беспокоить его бесполезно. После этого Стоун, взмахнув алым хвостом шарфа, ускользал от немедленного исполнения неприятных обязанностей, сдвигая приоритеты в сторону всех остальных. Порой ему, впрочем, случалось заранее намечать себе такие люфты для передышки от изматывающей рутины лицедейства с административным уклоном – примерно как на этот раз, когда принимал приглашение Роджера Холланда. Блэйк догадывался, конечно, что старый друг зовет его к себе не от хорошей жизни, но какой бы ни была подоплека стремления ко встрече, это дело однозначно выигрывало в приятности у всего остального, что мог предложить ему сегодняшний день. Гадая по дороге о причине тревог, заставивших Роджера обратиться к нему, Стоун с сожалением думал о том, что должен бы был сам держать руку на пульсе, чтобы знать о возможных проблемах и предложить посильную помощь. Но сил у него было уже не так много, как прежде, периодически накатывавшие мигрени стремились отбить последние, а обстановка в городе не способствовала ни душевному равновесию, ни прибавлению физических и моральных сил. С начала обрушений прошло уже больше недели, и, кажется, с тех самых пор и Блэйк, и его помощник работали на пределе человеческих возможностей, едва ли уделяя на сон больше трех часов в сутки. От систематического недосыпания мировосприятие мэра странным образом становилось особенно рельефным и обостренным, а применение «допинга» добавляло красок – до тех пор, пока он не переставал действовать. Тогда жизнь превращалась в подобие выцветшей заезженной киноленты с избитым сюжетом. Впрочем, и воспринималась она в этом случае так же отстраненно: как будто все происходило с кем-то другим, по ту сторону телеэкрана, почти не задевая ни сознания, ни эмоций «зрителя». В некотором смысле очень удобно, но на людях Стоун в таком состоянии старался не появляться.

Была вторая половина мая, солнце грело по-летнему, выглядывая из воздушных садов пушистых облаков, ветерок освежал, дружелюбно изучая прохожих, и это мягкое тепло помогало выкинуть из головы все тревоги и заботы. А беспокоиться было о чем. С одной стороны последствия обвала, с другой – Сэм, не обрадованный открытием, сделанным в отношении отца. И вишенкой на торте – объявленная легализация мутантов. Сплошная неопределенность и практически непрерывный стресс. Однако на десять минут пешей прогулки можно и нужно было заставить себя отрешиться от собственных проблем, подставив лицо весеннему солнцу: со своими проблемами в чужой дом не ходят – как правило, всюду сейчас хватало своих.
К моменту приближения к нужному зданию Блэйку и в самом деле удалось достичь определенной степени благостности, необходимой для более или менее позитивного начала разговора. Нажимая на кнопку дверного звонка, он перебирал в памяти приятные моменты, связывавшие его с семьей Холландов. Роджер, Энн, его крестница Сандра и маленький Питер – их лица были кусочками мозаики из той далекой жизни, когда еще не нужно было прикладывать усилий, чтобы почувствовать себя счастливым.

Дверь открыл Роджер. Блэйк опустил пониже солнечные очки и поглядел на него поверх дужек, как будто желая удостовериться, что перед ним действительно тот, к кому он пришел. Идентификация прошла успешно, и ниточка его губ вытянулась в улыбку.

– Здравствуй, старина! – Стоун протянул Роджеру руку, а когда тот ее пожал, применил коварный прием, дернув его на себя и вовлекая в короткие дружеские объятья с похлопыванием по спине. – Не знаю, как тебя благодарить: своим приглашением ты спас меня от уныния, усыпив дракона рабочей рутины. Но должен сказать, ты не торопился – любая уважающая себя принцесса на моем месте успела бы зачахнуть, дожидаясь своего рыцаря в охраняемой чудовищем башне. Впрочем, я тебя понимаю: принцесса из меня так себе, да и Энн вряд ли бы одобрила. Как она поживает? Она дома?

Закончив возиться в прихожей они, не прерывая разговора, прошли в гостиную, и вот тут-то мэру пришлось на время оборвать свой поток красноречия. Сначала он не понял, кого видит перед собой. Пришлось повторить на бис уже использованный прием и посмотреть на молодую женщину поверх очков. Однако когда Блэйк пригляделся получше, то почувствовал необходимость снять их вовсе и прицепить на ворот рубашки.

– Не может быть, – констатировал он, ощущая поднимающуюся внутри теплую волну радости. – Говорил мне Джон, что не надо смешивать виски с травкой! Кажется, я немного перебрал с тем и другим и брежу наяву. Роджер, ты тоже ее видишь?
Разумеется, он шутил – и чтобы развеять сомнения, распахнул объятья.

– Моя любимая крестница! – Блэйк эмоционально стиснул Сандру. Что-то хрустнуло. Стоун разжал руки и поглядел вниз. Оказалось, не ребра – всего лишь очки. Мелочь, которой при нынешних обстоятельствах легко было пренебречь.
– Но как это возможно?

+2

4

Знакомый голос из прихожей показался Сандре прозвучавшим будто бы из другого мира. Однако же буквально через мгновение на пороге гостиной появился мэр Стоун. Сандра внимательно присмотрелась к крёстному, невольно почти копируя его взгляд. За последние десять лет дядя Блэйк изменился, но не настолько, чтобы его было трудно узнать. А уж характерная манера речи, мимика и жестикуляция точно не давали возможности спутать его с кем бы то ни было. По крайней мере, эту манеру нести витиеватую околесицу, когда дела принимали совсем скверный оборот, Сандра помнила ещё по детству.
Она невольно напряглась, ожидая реакции, от которой зависело теперь если не всё, то многое, а когда крёстный повёл себя самым естественным (или наоборот, это с какой стороны посмотреть) образом, шумно выдохнула. Чувство облегчения захлестнуло до такой степени, что она даже не сразу ответила на несколько неловкое объятие, будто боялась, что мэр передумает. В глазах отчего-то предательски защипало.
- К счастью, не все дырки в Стене заделаны. И, опять же к счастью, не все они бдительно охраняются. А дальше снять квартирку в неприметном районе на имя Питера было не так уж и сложно, - негромко кашлянув, ответил отец, видимо, понимая, что Сандре сейчас сложно что-то объяснить. После чего несколько тише добавил: - Прости, что ни словом тебе не обмолвился. Просто мы боялись, что, случись что, второй раз мне уже не отделаться штрафом и выговором. Не хотелось подвергать риску ещё и тебя.
Пока отец объяснялся, Сандра, отбросив всякое смущение, энергично вытирала глаза тыльной стороной ладони. Поразительно, какой сентиментальной она становилась всякий раз, когда случалось нечто подобное! Хотя, кого тут стесняться? Отец вон тоже не знает, куда деть взгляд, причём, явно не от смущения. Дядя Блэйк тоже растрогался, это было видно. Но главное - не отшатнулся в отвращении, не отдёрнул руки, вспомнив, кем на самом деле была его крестница. А непосредственность и быстрота его реакции говорила о том, что притворством это не было. Может, новый законопроект - как раз его инициатива?
- Да и в лесу совсем не так опасно, как вещают нам из каждого утюга, - внесла она наконец и свою лепту в ответ на вопрос мэра. Вдаваться в подробности своего существования на базе она не собиралась, но и утаивать что-то от крёстного больше не хотела.
Услышав про лес, мистер Холланд едва заметно скривился (за десять лет он так и не свыкся с мыслью, что его обожаемая девочка большую часть времени проводит где-то за Стеной, наверняка среди далеко не самых респектабельных соседей) и внезапно вспомнил, что так и не предложил ничего гостю. Извинившись, он сразу же поспешил на кухню, разогреть обед, заблаговременно приготовленный миссис Холланд. Сандра и крёстный на какое-то время остались наедине.
"Я очень хочу домой. Можно?" Этот по-детски наивный вопрос вертелся на языке, но задать его Сандра так и не решилась. Во-первых, понимала, что вряд ли мэр сможет дать на него однозначный ответ. Во-вторых, боялась, что он подумает, что семейную тайну Холланды раскрыли ему, только чтобы воспользоваться его связями. Ну и в-третьих, как совсем недавно призналась Райнеру, Сандра уже не до конца понимала, где именно её настоящий дом. И вот с этим вопросом ей точно не сможет помочь ни мэр, ни кто бы то ни было ещё.
- Дядя Блэйк, у вас сигареты не будет? - вместо этого спросила Сандра, поднимая на крстного слегка виноватый взгляд, будто была подростком, вынужденным признаться в пагубной привычке.

+2

5

Ответ на свой вопрос Блэйк получил не от ожившего видения в лице крестницы, по-видимому, временно утратившей дар речи, но от ее отца. Все звучало очень просто и понятно. Мутанты из-за Стены возвращались в город – он всегда это подозревал, да и не он один. От извинений Роджера Стоун только отмахнулся:
– Брось, дружище, тебе не за что извиняться.

Во всяком случае, точно не за утаивание информации, тогда как у его собеседника у самого было в этом смысле, что называется, рыльце в пушку, и мэр едва не прихрюкнул, когда его посетила эта внезапная мысль. Впрочем, он и собственным детям ничего не сказал о некоторых обнаружившихся особенностях своего организма, справедливо полагая, что многие знания – многие печали. Куда уж тут посвящать в такие подробности кого-то еще.

Между тем всплеск эмоций был таким внезапным и порывистым, что, казалось, захлестнул всех присутствующих, сбивая их с ног. Роджера Холланда эта волна подхватила и унесла на кухню под благовидным предлогом, и мэр не стал его останавливать, безошибочно определив, что именно ради Сандры он был вызван сюда сегодня, а его юная крестница успела вырасти и стать достаточно большой девочкой, чтобы говорить самой за себя.

Сандра, однако, заметно нервничала и в общем-то даже не пыталась этого скрывать. На ее просьбу о сигарете Стоун, который никогда не знал точно, что у него есть с собой и где оно лежит (для этого он держал Джона), принялся воодушевленно прохлопывать свои карманы, проверяя их содержимое.

– Оп, косячок, – провозгласил он, сунувшись в один из них и рассматривая выуженную оттуда добычу. – Не подойдет? Могли бы раскурить на двоих, это удивительная вещь: когда надо – бодрит, когда не надо, успокаивает.
Вообще-то, Блэйк мог бы и не демонстрировать эту находку, но, глядя на Сандру, решил, что лучше разрядить обстановку, а это был простой и доступный способ сразу расставить акценты и показать крестнице, что ей нечего стыдиться перед ним. В конце концов, она не ребенок, а он – не образец морали и идеального поведения.

– …Ага, вот!

Пачка сигарет неожиданно обнаружилась тоже, что стало для мэра настоящим сюрпризом. Судя по тому, что пачка была еще не распечатанной, а откуда она там, Стоун не помнил, ее заботливо подсунул ему Джон. Хороший мальчик. Блэйк немедленно принял позу Фемиды, только на одной чаше «весов» у него был косяк, а на другой – пачка сигарет. Выбирать он, разумеется, предоставил Сандре.

После естественной паузы, заполненной возней вокруг поисков зажигалки, мэр внимательно посмотрел на крестницу.

– Столько лет… – Он покачал головой. – Я очень рад видеть тебя снова. Но ведь ты рискнула прийти на встречу не просто так, верно?

+2

6

Глядя на представление с косячком и пачкой сигарет, Сандра невольно рассмеялась. Да, кажется, за десять лет характер дяди Блэйка ни капли не изменился. Примерно таким же образом он утешал свои крестницу, когда та разбивала коленки. Правда, тогда вместо травки и табака ей предлагалось выбрать между яблоком и печеньем.
- Спасибо, - выдохнула Сандра в ответ одновременно на предложенные сигареты и на признание в том, что мэр рад её видеть. Мать терпеть не могла, когда в доме курили, но сейчас, кажется, был исключительный случай. Жадно затянувшись и придвинув к краю стола массивную стеклянную пепельницу, Сандра снова села на диван и окинула дядю Блэйка ещё одним виноватым взглядом. Потому что и правда пришла сюда не для того, чтобы выкурить сигаретку  с добрым крёстным.
- Да, не просто так, - подтвердила она и добавила, решив объяснить всё раз и навсегда, чтобы мэр не подумал, что она совсем уж законченная эгоистка: - Дядя Блэйк, я... Я бы очень хотела объявиться не по этому поводу, а просто так. Узнать, как Сабрина и Сэм, и всё прочее, но... Боюсь, подобная встреча привела бы к огромным неприятностям, причём, у всех. А тут...
В это время в гостиную вернулся мистер Холланд. В руках он держал поднос с дымящимися суповыми тарелками. По комнате мгновенно распространился аромат знаменитого минестроне миссис Холланд.
Сандра, сбившаяся при появлении отца, снова замолчала, мысленно ругая себя последними словами за то, что не может чётко и ясно объяснить, чего он, собственно, хочет. На помощь пришёл неторопливо расставлявший тарелки перед гостями отец, которому, видимо, помогла успокоиться и собраться возня на кухне. По крайней мере, от растерянности, с которой он открывал дверь старому другу, не осталось и следа.
- Мы хотели бы узнать, Блэйк, что тебе известно об этом новом законе о легализации? Что это за чипы, насколько жёсткий будет контроль, и не будет ли моей Сандре хуже, чем за Стеной?
Последнее мистер Холланд произнёс с едва заметным недовольством, видимо, полагая, что даже в тюрьме для особо опасных преступников не может быть хуже, чем там, где сейчас жила его дочь.
- И что будет с теми, кто не постесняется водиться со мной после легализации? - добавила Сандра не менее важный для неё вопрос.

+2

7

Атмосфера стремительно выправлялась, однако главная проблема дня не была еще даже озвучена – не то что решена. Блэйк закурил за компанию с Сандрой, теперь уже с философской задумчивостью наблюдая за ее смущением и одновременно соображая, как ответить на вопрос, который еще не был задан. В руках у мэра, безусловно, присутствовало больше кусочков мозаики, чем могло быть у его изгнанницы-крестницы, однако это отнюдь не облегчало его положения, скорее наоборот: многие знания – многие печали.

– Не оправдывайся, моя дорогая, я все понимаю, – успел заверить Сандру Стоун, прежде чем в гостиную в окружении аппетитных ароматов овощного супа снова вплыл Роджер.

Блэйк отвел в сторону руку с сигаретой, принюхался и прикрыл глаза.
– Божественно, – констатировал он, вновь открывая глаза и не скрывая улыбки предвкушения. – Как я удачно зашел. Что может быть лучше домашней еды, верно?

Для остальных присутствующих лучше, по-видимому, могла быть ясность в животрепещущих вопросах. Стоун и сам бы от нее не отказался, но с этим аспектом существования, почему-то, всё всегда складывалось непросто.

– Хотел бы я иметь ответы на все ваши вопросы!
Мэр шумно и несколько театрально вздохнул.

– Закон спустили сверху в жуткой спешке, принят он был не единогласно, но его исполнение проводится решительно. Я бы сказал, что эта инициатива безусловно хороша для тех, кто обнаруживает у себя мутацию прямо сейчас, в эту самую минуту. Им очень повезло, их не выставят за Стену. Впрочем, мы-то с вами теперь знаем, что там тоже есть жизнь, и, я полагаю, более свободная, чем здесь, в городе? – Блэйк подмигнул Сандре. Интересно было бы послушать, как она устроилась за Стеной, но не факт, что удастся расспросить крестницу об этом сегодня.

– С остальными ситуация видится мне менее однозначной. Тем, кто не успел натворить дел, обещают простить прегрешения, однако я не уверен, что милосердие нашего правосудия будет безграничным, а вернее, уверен в обратном. Однако если ты, девочка моя, никого не убивала, не взрывала поезда и вертолеты и не была замечена в подобной деятельности подрывного характера, то с этой стороны препятствий нет, идем дальше. Чипирование при регистрации неизбежно, если только твои особые способности не делают его невозможным. Насколько мне известно, никаких подводных камней тут нет. Разумеется, кроме того, что чип не только содержит всю личную информацию о владельце, но и выполняет функцию маячка. Службы безопасности помешаны на контроле всех и вся, они хотят и будут следить за мутантами, и найти нарушителя в случае чего не составит для них труда. Но это, в сущности, мелочи! – бодро, если не сказать оптимистично, объявил Стоун.

– Система не обкатана, ей не хватает четкости. Кто-то может с легкостью отказаться от использования своих способностей. Кому-то еще только придется учиться их контролировать. Кому-то удастся найти себе тривиальную человеческую работу – если работодатель окажется толерантен по отношению к мутантам, каким он и должен, но не обязан быть. А чьи-то способности могут заинтересовать силовые структуры настолько, что они не оставят их обладателям выбора, и тут уж я не берусь предсказывать, кому может так сказочно «повезти».

Мэр развел руками. Он не собирался ничего утаивать и излагал, как на духу, но, к несчастью, его рассуждения все равно оставались личными соображениями, потому что в некоторые сферы не имел возможности проникнуть даже глава городской администрации. И все же он полагал, что его версия недалека от истины.

– Ты спрашивала, что будет с теми, кто знается с мутантами? – продолжил Блэйк, вспомнив о вопросе крестницы. – Да ничего.
Он пожал плечами.
– Установка идет на максимальную интеграцию мутантов в общество. Насколько это в принципе возможно. Поэтому самое страшное, что тут может быть – это косые взгляды соседей… Радужные перспективы?

А ведь пожалуй, кто-то действительно мог счесть их таковыми. И для кого-то эти надежды даже могли оправдаться. Другой вопрос, входила ли в их число Сандра – и он сам.

+2

8

- Максимальная интеграция? Хотел бы я знать, кому такое пришло в голову... - пробормотал Роджер. По его виду было понятно, что вся эта история с легализацией ему не очень нравится. Надежда на то, что дочь после десяти лет изгнания сможет вести обычную жизнь, была призрачной. Проблем и вопросов в случае согласия Сандры на чипирование возникло бы бессчётное множество, однако и оставить собственного ребёнка и дальше жить в лесу, полном одичавших мутантов и прочих тварей, он не мог. Плевать, что решение в конце концов принимала сама Сандра, опытная и давно совершеннолетняя, для него она всё равно останется маленькой девочкой, которую он когда-то не смог защитить от её же собственной доверчивости.
Сама же Сандра восприняла слова крёстного с нескрываемым энтузиазмом. По мере того как мэр отвечал на их с отцом вопросы, лицо её всё больше оживлялось.
Она не успела, как выразился дядя Блэйк, "натворить дел". По крайней мере, в списке особо опасных мутантов, разыскиваемых управлением, аккурат рядом с до боли знакомой рожей Престона, фотографии мисс Холланд не было. С контролем способности проблем тоже не было уже давно. Да и не таким было её умение, чтобы окружающие могли её опасаться. Надо будет, конечно, ещё посоветоваться с Джоном. Раз этот треклятый чип будет обозначать её местоположение, отношений с капитаном полиции точно не скроешь. Хотя, к чему их скрывать, если она станет такой же добропорядочной гражданкой, какой была до изгнания? Конечно, не обойдётся без косых взглядов, что бы там ни говорил сейчас дядя Блэйк про максимальную интеграцию и даже приличную работу, но почему-то Сандре сейчас казалось, что эти самые взгляды не станут препятствием, когда на другой чаше весов - возможность просыпаться вместе каждое утро.
- Очень радужные... - впервые с того момента, как мэр переступил порог этого дома, Холланд улыбнулась широко и открыто, а после затушила уже ненужную сигарету (как всегда, после пары затяжек потребность в курении резко отпадала) и потянулась за ложкой.
Нет, наивной идеалисткой Сандра не была. Понимала, что будут и проблемы, и трудности. Будут моменты, когда о своём желании вернуться в Город она будет жалеть. Зато не пожалеет о главном. В этом практически бывшая изгнанница, глядевшая сейчас на своего крёстного отца, не сомневалась.

+1


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » However dark the cloud, there's always a silver lining


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC