Millenium

Объявление


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Июнь 2998 года.

На пороге нового тысячелетия человечество борется за выживание в единственном уцелевшем городе, окруженном негостеприимным пост-ядерным миром. Управление осуществляется с ОС "Миллениум", где в уюте и безопасности обитают "сливки общества". На Земле назревает недовольство, изнутри подогреваемое силами Сопротивления, а снаружи - Изгнанниками, мутантами, наделенными сверхспособностями.


Игру ведут:


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » It's a legalization, I suppose


It's a legalization, I suppose

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Название: It's a legalization, I suppose
Участники: Thomas Harrell, Марк Дэвид Брайс (капитан ТУК 34-х лет в исполнении ГМа)
Время действия: 23 мая 2998 года, день
Место действия: передвижной пункт приема мутантов в тихом районе Города, волею судеб и и ТУКа не пострадавшего от обвала и мародеров

Как записаться в ряды ТУКовских мутантов и при этом не продать Сопротивление?

+1

2

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Этот район чудом сохранил девяносто девять процентов своей застройки и на правительственной карте был отмечен зеленым - минимальный уровень опасности. Именно потому там, в тихом квартале, разместился медицинский фургон, принимавший тех, кто пожелал откликнуться на новый декрет Совета о разрешении людям с измененной структурой ДНК легально проживать в Центре и Секторах.   

Капитан Брайс очень не хотел, чтобы мирный квартал пострадал, если мутанты решат противостоять новому порядку, но иные варианты были гораздо хуже: переполненная беженцами мэрия либо медицинские центры, куда до сих пор поступали пострадавшие в обвале люди. Офицер выбрал для себя штатское и сменил облик фургона на нейтральный, чтобы не провоцировать агрессоров и в то же время расположить людей с мутациями выходить на контакт. Только не хватало плаката два на пять метров с агитационным фото, но кто захочет, чтобы его лицо стало узнаваемым в такой неоднозначной роли, особенно теперь, пока в обществе больше слухов, чем правды? Кроме Брайса, в фургоне находились медик, шофер и младший лейтенант Левиссон, еще двое патрулировали улицу, однако приходящие должны были заметить одного лишь Марка.

Первые дни фургон пустовал. В средствах массовой информации проносились известия о каждом, кто соглашался сотрудничать с властями: троих доставили из кабинетов врачей, проверявших анализы, еще одного поймали добровльцы, разбиравшие завалы. И вчера к Марку наконец пришли двое. Ему пришлось призвать на помощь все свое человеческое обаяние, чтобы убедить этих людей не сожалеть о новом выборе. Беседа с каждым затянулась на час, и это было только началом той работы, которую следовало провести, прежде чем люди будут готовы к новой жизни. Марк испытывал в чем-то малодушное облегчение от мысли, что его участие в этой программе ограничивается фургоном. На бумаге его работа проста: спросить о документе, удостоверяющем личность, записать в анкете место жительства, работы, семейное положение - абсолютно бесполезная для ТУКа информация, нужная, чтобы приходящие ощущали хотя бы некое подобие контроля над процессом. Затем медик берет кровь, сообщает о результате, и начинается другой, более серьезный разговор. Управление создавалось не для того, чтобы разговаривать с мутантами о жизни, но - какая ирония - подготовить к подобной работе могли лишь они, не понаслышке знавшие психологию изгоняемых и отщепенцев. Брайс понял сразу, что на первые месяцы из всех его коллег работа достанется ему, пока не будут подготовлены профессионалы новой социальной ниши. И пока мутанты не примирятся с мыслью, что они приравнены ко всем прочим гражданам, чтобы те, кто с ними работает, не стали мишенью агрессии. Марк не возражал. Лучше он, чем майор Фостер или капитан Грей.

+1

3

Я не хотел легализовываться. Собственно, этот "чудесный" проект Совета шел вразрез со всеми моими принципами. То есть, сама по себе легализация могла бы считаться положительным знаком. Если бы не чипы. Наверное, даже стоило бы выразиться иначе. Если бы не чипы, ставящие мутантов в полное подчинение Совету и его подчиненным. С точки зрения здравого смысла, чипы были не самой дурной идеей. Многие люди не смогли бы сразу начать хорошо относиться к мутантам. Понимание, что их будут контролировать, таких людей успокаивало бы и, вероятно, в перспективе настраивало бы на более миролюбивый лад. Но это в идеале. А я не был идеалистом. На подобное "успокаивание" уйдут годы, а то и десятилетия. И всегда останутся недовольные и неубежденные. Но - хуже того - чипы в руках Совета и его прихвостней однозначно не несли в себе цели постепенного внедрения в сознание людей мыслей о безопасности мутантов. Этим людям надо было лишь контролировать нас, не более. Да и сама по себе акция легализации запросто могла носить временный характер. Ничто не мешает этим людям сделать потом "откат" назад. А с этими чипами большинство из нас откажется перед Советом совершенно беззащитна.

Это была одна причина, по которой я не испытывал восторга от перспективы легализоваться. Была и другая, куда более практическая, связанная с тем, что моя легализация могла пройти успешно лишь в том случае, если бы мне удалось убедить представителей ТУКа в том, что я, в целом, безобиден, мирен и вообще готов служить ему если не всем сердцем, то всем разумом. Учитывая то, что моя уверенность в необходимости истребления советников и всей системы власти никуда не делась, опасности подстерегали меня буквально на каждом шагу. Детектор лжи или какая-нибудь сыворотка правда были, пожалуй, не самым страшным. Куда хуже, если бы среди новообращенных "легалов" окажется телепат с достаточно прокачанной способностью. На что способен Фальк, я примерно представлял. И совсем не хотел встретиться с его аналогом - а то и с ним самим (чем черт не шутит?) - с первые же дни легализации.

Другое дело, что легализация - дело небыстрое. И быть одним из первых "адептов" - выгодно. Есть время оглядеться, устроиться, продумать пути движения вперед и отступления назад. В крайнем случае, всегда смогу опять уйти в подполье.

Фургон одиноко стоял посреди улицы, всем своим видом внушая приходящим, что он ну никак не связан с представителями закона и готов радостно и дружественно принять в свои объятия страждущего и одинокого мутанта. А лучше побольше, побольше. Одиночество фургона, впрочем, было мнимым. Оно могло обмануть кого угодно, но не человека, который пятнадцать лет провел в Сопротивлении. Даже если бы сверхспособность внезапно замолчала, здравый смысл подсказал бы - где-то тут патрульные, готовые пресечь любые безобразия. Сколько я, правда, не понял. Ну да ладно. Раз уж я мирный мутант, то и хвататься за оружие, которое я сознательно с собой не взял, в попытках защититься от сравнительно мирно настроенных полицейских, - крайне глупо и неразумно.

Так что я просто подошел к фургону и заглянул внутрь.

- Здесь мутантов легализовываться принимают?

+1

4

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]
Марк поднял голову от столешницы, идеально пустой, если не считать планшета с открытым бланком для ежедневного отчета. Погода стояла благостная, будто вознамерилась поддержать людей в борьбе с разрушениями, и капитан бы с удовольствием прошелся по свежему воздуху, но не хотел, чтобы в его отсутствие подошли соискатели легализации. Предчувствие все же не обмануло - вот и третий. Но как же он отличался от первых двоих! По рассчетам аналитиков Управления, первый шок от известий о легализации должен был смениться волной тех, кто еще не потерял веры в правительство и порядок. Обстояло ли так дело и с этим мужчиной? Трудно сказать. Во всяком случае, он не был похож на испуганного, стремящегося всеми силами удержать себя в руках человека, заставившего себя выйти на контакт с теми, кто две недели назад имел право оставить мутанта за границей обитаемой территории. Это была иная смелость - смелость привычки.

- Проходите, я вас жду, - произнес Брайс, поднимаясь из-за стола и прикидывая рост человека. Худощавый, в неплохой форме и далеко не оборванец. - Марк Брайс к вашим услугам; здесь начинается первый этап долгого процесса, я подведу вас к новым возможностям и отвечу на все ваши вопросы.

Пауза.

- И на неудобные тоже, - уточнил Марк, ненавязчивым жестом предлагая человеку садиться. Двое прежних посетителей долго не замечали за собой кресел; Марк не хотел руководить посетителями фургона.

+1

5

Я окинул фургончик взглядом и сел в ближайшее кресло. ТУКовец по званию не представился, да и вообще старательно изображал из себя мирного штатского. Стоило признать, получалось у него довольно неплохо. В достаточной степени доброжелательно и спокойно. Пропагандистски немного, ну да для большинства приходящих сюда - наверняка самое то. Иллюзия, что тут нет лишних ушей, тоже была верибельной. Качественно поработали. Правильного человека подобрали. В людях этот Брайс разбирался, что, разумеется, усложняло мне жизнь. Но в чем-то и упрощало. Кто-то, вроде Фостера или Грей, точно вызвали бы у меня раздражение, которое пришлось бы скрывать. Этому человеку, как, например, и Ханту, симпатизировать было проще. Но и он имел все шансы раскусить меня.

- Да, полагаю, неудобных у меня будет больше, - серьезно заметил я. - Томас Харрелл. Ваши базы данных пятнадцатилетней давности точно хранят обо мне интересную информацию.

+1

6

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Мужчина опустился в одно из кресел, и Марк вернулся в свое, спокойным жестом предложив подождать секунд десять, пока загрузится программа, а заодно осмотреться и почувствовать себя в своей тарелке. Но пришедшему пауза была не нужна, как и успокоительная рутина "имя-адрес-возраст". Мужчина знал, куда идет, и успел к этому подготовиться. Брайс окинул его быстрым взглядом поверх планшета. С базой данных он сверяться не стал.

- Приятно познакомиться, Томас Харрелл, - ровно произнес он, словно риелтор, который приветствовал клиента. Этот человек пришел сотрудничать, что не могло Марку не импонировать, но видеть такую черту в человеке с мутацией? Безусловно, это ломало стереотипы. Брайс мог удивляться, сколько угодно; тем не менее, инструкции имелись самые определенные. Пригодны они были для любых обстоятельств, действия не были связаны регламентом, однако делать выводы - не его работа. Его задание заключалось в ином.

- Значит, пятнадцать лет назад вы обнаружили у себя мутацию, а затем скрывались от преследований до сегодняшнего дня? - полуутвердительно продолжил Марк и отложил планшет совсем. - И вы бы не явили себя, если бы не новый закон, гарантирующий, что вам будут предложены равные с прочими гражданами права? 

Неторопливо; однако пусть бы собралась очередь - Брайс все равно бы не спешил. Это не то задание, которое следует выполнять с засеченным секундомером.

+1

7

- Взаимно, капитан, - ответил я, не слишком сильно покривив душой. Не будь он ТУКовцем, а я - членом Сопротивления, наше знакомство могло бы оказаться для меня вполне приятным. Пожалуй, да, примерно, как с Хантом. Правда, Хант точно был неплохим человеком. Брайс же совсем недавно гонялся за подобными мне и считал это вполне правильным. Впрочем, во всех иных вопросах он, судя по всему, действительно был вполне приятной личностью.

Брайс не стал просматривать информацию обо мне, решив продолжить диалог, выловив из моих слов примерную суть истории. Действительно, зачем отвлекаться и терять контроль над ситуацией, если примерная история и так очевидно. Естественно, в общем и целом, он в своих предположениях не ошибся.

- В целом, все верно, капитан, - подтвердил я его слова. - Хотя, буду откровенен, полной уверенности в том, что все действительно так хорошо, как следует из официальной информации, у меня пока нет. Я слишком подозрителен?

+1

8

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]- Вы желаете убедиться, что за вами останутся обещанные вам права, обязаности же перед обществом не потребуют исключительных усилий? - вежливо уточнил Брайс, перефразировав вопрос Харрелла самым общим образом. Опасения мутантов, выходящих на первый свой контакт с властями, могли заключаться в возможности найти работу, жилье, в безопасности - либо же мутанты могли пожелать обсудить вопрос доверия властям. Последнее имело смысл оставить психологам; Брайсу следовало определить степень сомнений сидящих перед ним людей. Дело уже принимало загадочный оборот: человек опасливый не будет открыто объявлять свои подозрения.

Более того, подобный разговор неудобен и приходящим: как продолжать процесс легализации, если ответы не слишком удовлетворяют? У мутантов есть право уйти, но оно настолько иллюзорно, что скрывать это не имело смысла. По записи разговора определят личность, эскорт определит район пребывания, и эта информация в конце концов попадет в папку к вербовщику. Добровольцы - лишь первый этап; за ним последует выход на контакт с отдельными мутантами и, по нарастающей, перехват членов действующих мутантских объединений. Нетрудно было догадаться, что далее развернется этап четвертый. Программа в общих чертах дана была руководству Управления, те донесли ее до сотрудников вместе с тем фактом, что на первое время действия легализации они будут вовлечены в работу с мутантами, поскольку для процесса подготовки персонала нужен определенный срок. После этого Управление вернется к прежнему специальному назначению, и лишь это, похоже, примиряло коллег с необходимостью нянчиться с преступниками. Увы, кое-кому явно недоставало цивилизованности отделять революционеров и жертв случая.

- Возможно, вы уже частично слышали то, что я собираюсь вам рассказать; считайте это уточнением из достоверного источника. Пожалуй, "обязанности", хотя и представляются подозрительными, на самом деле должны вызывать меньше всего опасений. Они будут предметом письменного договора и индивидуальны. Никто не вправе обязать вас выполнять что-то сверх договоренностей. Что касается ограничений - они есть. Это необходимость указывать ваше местонахождение и запрет на использование способности в общественных местах кроме обговоренных ситуаций. Что касается прав... возможно, у вас есть некие особо серьезные сомнения?

Его работа - убеждать. Каждый приходящий - это концентрированное отрицание, задача Брайса и его же интерес, а оружием на этот раз служит информация и нарочито откровенная, по контрасту с прежней не имеющая подводных камней политика. С предложением задавать вопросы Марк не торопился, оно явно было избыточно.

+1

9

Я внимательно слушал Брайс, который, что не удивительно, представлял ситуацию в крайне благообразном свете. Но при этом не пытался лить мед со всех сторон. Впрочем, человеком он явно был опытным и формулировал так, как считал нужным для каждого конкретного мутанта. Вероятно, какой-нибудь юной девушке, едва узнавшей о своей способности, он бы куда сильнее разливался соловьем о плюсах легализованного статуса.

- Вот, пожалуй, запрет на использование способности интересует довольно сильно, - подумав, уцепился я за то, что было для меня вполне себе актуально независимо от моего сопротивленческого прошлого. - Я представляю, как вы можете проконтролировать использование таких способностей, как, к примеру, пиро или гидрокинез. Обобщая, любые способности, имеющие явные проявления, легко проконтролировать в этом смысле. Что вы собираетесь делать с мутантами, вроде меня, на которых не написано, что именно в данный момент они используют свою способность?

+1

10

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Брайс кивнул Томасу Харреллу, показывая, что вопрос услышан.

- Вас беспокоит общая система, не так ли? - Об этом стоит задуматься тем, кто будет пересматривать разговор. Собеседник словно бы вплетал беспокойство о себе в канву легализации в целом, хотя мутантам полагалось бы наоборот - маскировать общим взглядом на ситуацию живой интерес к собственной безопасности. Это не мешало Марку отвечать, но с фактом "перевертыша" имело смысл разобраться подробней. - Процесс интеграции мутантов в общество индивидуален, и в отношении способностей есть разные подходы. Кто-то согласится сотрудничать с теми, кто проводит легализационную работу, и на них будет распространяться гораздо меньше ограничений, чем на тех, кто выберет полноценно частную жизнь. Я думаю, это справедливо, ведь люди со способностями возвращаются к жизни среди тех, кто таких способностей не имеет.

Впрочем, в данный момент Марк не думал о справедливости - лишь о том, как человек перед ним отреагирует на возможность перейти с официальной линии на личные мнения.

- Комиссия по интеграции в общество людей с мутациями не будет отказывать человеку, обладающему незаметной или опасной способностью, - добавил Брайс, прибегнув к рекомендованной словесной формуле, в то время как сам позволил себе пристальный взгляд на собеседника. - В этом весь смысл легализации, что это закон, который не предусматривает исключений.

Откуда же у него такие познания в разновидностях мутантских способностей? Этому человеку нужно, чтобы его приняли, и в то же время он владеет собой настолько, что волнение о собственной судьбе решительно незаметно даже опытному взгляду. Так что же ты выберешь, Томас Харрелл, переход к конкретике и то, что касается лично тебя? Или тебе нужна вся информация, которую можно получить в этом разговоре?

+1

11

Капитан Брайс был умным человеком и хорошим психологом. Я кивнул. Больше своим мыслям, чем его словам.

- Я вижу суть вещей , механизмов и людей, интуитивно понимаю суть происходящего вокруг, крайне редко ошибаюсь в догадках, лгать мне практически бессмысленно. Отключить это, в принципе, невозможно. За столько лет такой взгляд на мир уже стал безусловным рефлексом. При этом, пока я сам не скажу, что у меня есть эта способность, собеседник этого не будет знать. Разве что вы на меня обязательный ярлычок с типом способности и ее подробным описанием повесите, - заговорил я о себе. - И на данный момент вам очень интересно, почему ситуация, в целом, интересует меня куда больше, чем то, что касается лично меня. Все просто - спрашиваю я действительно не только за себя.

+1

12

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]"Гребаные мутанты", выразился бы сейчас один из коллег Брайса. Марк чуть скривил губы - он не мог не отметить, что коллега не был обделен своеобразным чувством юмора. Сам он обычно не прибегал к подобным характеристикам, однако понимал, что оказался в ситуации, которую проще всего описать образно. Задание требовало, чтобы военный оставался один на один с человеком, владеющим неизвестными умениями, и телепатия, гипноз или чаннелинг - лишь краткий список преимуществ, которые он обречен был предоставить собеседнику. Марк был согласен с этим риском, потому что поддерживал политику разговора на доверии и потому что был военным, каждый день стремившимся расширить представления об опасном. Но видеть суть и ложь? Насколько глубоко проникает эта способность, насколько Марк свободен теперь в выборе тактики?

Впрочем, есть дело, и существует оно безотносительно Брайса. Насколько дискомфортным бы ни было общение для Марка лично, сколько путей ни окажется перекрыто из-за сверхпроницательности собеседника, Управление получит свою информацию для анализа и работы с такими же, как он. И хотя вернуться к прежнему руслу сейчас будет нелегко - это нужно сделать. 

- Я никогда о таком не слышал. Как вы называете эту способность? - неторопливо спросил Брайс. - Могу сказать, что о вас в любом случае будет известно, что вы имеете мутацию, выберете вы частную жизнь или сотрудничество. Однако сверх того общество не будет иметь о вас информации: ярлыки определенно нарушают приватность.

И значит, Томас Харрелл представляет группу людей, которая желает принятия в общество. Марк выжидательно взглянул на собеседника, не давая себе отвлекаться на посторонние оценки ситуации.

+1

13

Эффект был правильный. Повышавший риски для меня лично - но правильный.

- Интуитивным понятием называем, - ответил я и медленно кивнул. - Приватность, значит. Неплохо.

Внятного ответа на свой вопрос о том, как они будут контролировать тех мутантов, которые откажутся служить на благо ТУКа, я, однако, так и не получил.

- Капитан Брайс, мы тут с вами оба - зрелые люди, много чего видевшие, - неторопливо продолжил я. - Мы оба, полагаю, понимаем, что "резко передумать", зайдя в ваш фургон, нельзя. Не уверен, что бы вы стали делать с теми, кого бы посетила эта мысль, но точно ничего хорошего, думаю. Вероятно, чтобы этого избежать, сюда и поставили именно вас, а не кого-то, склонного... ярко выражать антипатию к мутантам. Чтобы добровольность осталась добровольностью, так сказать. Уговаривать положительными сторонами легализации меня не стоит. Но я бы хотел услышать о предстоящих сложностях и обязательствах. Если возможно, разумеется. Кроме, собственно, имплантации чипа и того, что в ТУК всегда будут знать, где я.

+1

14

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Томас Харрелл знал, что делает. Он немедленно очертил угол, под которым желал продолжать разговор, и ожидал, что преимущество в интуиции помешает Брайсу вернуть инициативу. Это привычка держать все под контролем или попытка добиться своих целей, отличных от простого обмена информацией с Управлением? Первое - черта характера, второе - тактика, которая требовала подчинения. Марк не решил, что из этого хуже.

- Вы снова говорите лишь за себя, - указал он, посчитав, впрочем, что продавливать эту тему не следует. Продавливать вообще ничего было нельзя, поскольку Харрелл снова обнаружил нечто новое, явно скрывавшее под собой глубокий слой. - Это слишком мрачный взгляд на ситуацию, Томас Харрелл. Я понимаю, что иного быть не может, учитывая, что подобные вам люди десятилетиями объявлялись вне закона. Разумеется, моя задача - сделать так, чтобы у вас не оставалось сомнений в выборе, не говоря уж о поводах "резко передумать". Сложности, к сожалению, неизбежны, и преобладать будут именно те, с которыми нет простого решения - психологические. Возможна агрессия в адрес людей со способностями; мы сделаем все возможное, чтобы ее предотвратить. Вы не ошибаетесь в том, что отношение к мутантам в ТУКе также может быть агрессивным, однако уже во время обвала мы благополучно решали ситуации, когда защита требовалась именно мутантам. Если вы присоединитесь к этой деятельности, вы сможете повлиять на ситуацию. Фактически, это то, что я призван делать - вербовать тех, кто готов законными методами защищать свои права.

Разумеется, если у Томаса Харрелла нет каких-то особых причин ожидать неприятностей для себя лично. А они были, и собеседник их сознательно не называл. Ведь и опасения, что на него было заведено какое-то дело, и предложения ознакомиться с информацией на Томаса Харрелла не были досужими любезностями.

- Вы говорите так, словно мы с вами были знакомы до сегодняшнего дня, - произнес Марк, доводя линию мысли до вербального завершения.

Опять же, никаких выводов. Они в его работе явно лишние.

+1

15

- Нет. - Я мимолетно улыбнулся. - Мы с вами не были знакомы до сегодняшнего дня.

Ответ Брайса был обтекаемым и не нес ничего в себе особенного нового. Это не удивляло.

- Говорю, - согласился я. - У меня есть девушка, у которой недавно проявилась способность. Ничего физически опасного для окружающих. Но... Она - лицо публичное и совершенно не склонна к осторожности. Я хотел бы знать, насколько это все будет безопасно для нее.

Я внимательно посмотрел на Брайса. Нет, это не было всей правдой, которой я готов был поделиться. Далеко не. Но я пока не решил, где именно закончится моя правда в этом разговоре. Брайсу нужна была информация от меня, мне - от него. И я заведомо оказывался в менее выигрышном положении, несмотря на способность.

+1

16

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Значит, Томас Харрелл приведет с собой девушку-мутанта. Все объяснилось довольно просто, бытовая подоплека упрощала легализацию для них обоих. И все же Марк не мог вернуть себе прежнего расположения к разговору. Это была досада профессионала, вынужденного на ходу приспосабливаться к открывшейся неизвестной, или задетое самолюбие человека, от которого обстоятельства требовали смириться с чужим - не скажешь иначе - преимуществом? Похоже, мутанты не представляют, к сколь многому придется привыкать их новым соседям, и смотреть на это со стороны было бы забавней, чем сидеть лицом к лицу с Томасом Харреллом. Но что ж, задание есть задание, повторил про себя Брайс.

Сложнее всего было абстрагироваться от того, как его мимолетные размышления выглядят со стороны собеседника, но было и еще кое-что, о чем следовало подумать, не афишируя предмет мысли. Тайное управление стало не-тайным не так давно; никто так и не позаботился переименовать эту структуру. Однако Томас Харрелл слишком вольно обращался с информацией о спецагентах, что и заставило Брайса задать вопрос о знакомстве.   

- Вас беспокоит неосторожность девушки в плане обращения со способностью? - уточнил Марк, нехотя оставляя мысленную линию с ТУКом. - Проявление мутации будет заблокировано специальным браслетом, о принципе его работы объяснят подробно, устройство абсолютно безопасно для здоровья. Если, разумеется, девушка не будет готова сотрудничать с нами ради процесса легализации. Все же мне трудно представить такого человека, как вы, отпустившим сверхъестественные возможности.

Марк вежливо улыбнулся, давая понять, что выводы сделаны чисто по-человечески и ни к чему Томаса Харрелла не обязывают.

- Соответственно, никакого вреда своей способностью девушка причинить не сможет; ну а мутанты защищены законом. Насколько мы способны обеспечить обществу законные права, настолько и люди со способностями охраняются от проявления вражды. Вам будет этого достаточно?

Проверка на лояльность будет позже, но и начинать нужно с малого.

+1

17

Неудовольствие ТУКовца, хоть и было не слишком полезно для эффективности нашего разговора, приносило мне странное удовлетворение. В последнее время я несколько смягчился в своем отношении к представителям властей, однако полностью размякнуть, к счастью, не успел. И очень хорошо отдавал себе отчет в том, что ничего действительно хорошего ждать не приходилось. Поэтому и информацией о своих связях с Сопротивлением я все еще не торопился делиться. Я подставлял при этом Айрис, но угрызений совести не чувствовал, потому что ей так или иначе пришлось бы пройти процедуру легализации. Не сейчас, так после следующей плановой проверки. Я отдавал себе отчет в том, что многие люди продолжат пользоваться помощью врачей, продолжая скрывать свою способность. Однако теперь это грозило стать сопряженным с куда большим риском. Вероятно, большим, чем процедура легализации и риск стать жертвой мутантоненавистником. Хотя куда ни кинь - везде клин.

- У девушки не физическая способность, так что кому-то, включая себя, сильно повредить она не может. Разве что нервная система пострадает. У нее что-то такое со считыванием информации о прошлом при физическом контакте, - продолжил я. - Предположу, что полиции такая способность может пригодиться, пусть и в зачаточном состоянии.

Я поморщился. Ответ меня не устраивал, хотя я и понимал, что лучше получить не смогу. Пожалуй, лучше они бы мне не могли дать, даже люби мутантов всей душой. Это, однако, не значило, что я собирался испытывать к ним благодарность.

- Ну, то есть, если вдруг что, расследованием убийства вы займетесь со всем рвением, - хмыкнул я полуиронично. - Она - тележурналист, которого хорошо знают по выпускам новостей. Поэтому мне и представляется ее положение несколько более шатким, в следствие легализации, чем у среднестатистических жителей Города. Однако, полагаю, ничего более обнадеживающего я от вас, в любом случае, не услышу. Так или иначе, последствия легализации, во многом останутся на наш с ней страх и риск. Что ж... И в чем же может состоять сотрудничество? Или предметный разговор уже не к вам?

+1

18

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Томас Харрелл не был лишен чувства юмора, пусть оно и принимало у него определенно черноватую окраску. Однако с его помощью собеседник ловко избежал разговора на тему властей, и Брайсу ничего не оставалось, только поддержать эту линию. 

- Убийством, а также нанесением телесных повреждений и оскорблением человеческого достоинства, хотя я верю, мы в конце концов добьемся, чтобы этим занималась городская полиция, - уточнил Марк в тон собеседнику и продолжил серьезней. - При согласии к сотрудничеству любая способность останется при вас, полезная она делу или нет. Вы уже выражали уверенность, что процесс легализации необратим, но это не совсем так. Она не предполагает насильного обращения человека со способностями в полноценного гражданина. Однако пренебречь отказом мы тоже не можем. Технически нелегализованные мутанты больше не преследуются, но они по-прежнему стоят вне закона, и напряженность к ним никуда не делась. Если они проигнорируют попытку вернуть их в рамки законных отношений, будут приняты законные меры, и вот здесь-то мы будем нуждаться в сотрудниках, способных говорить с ними на одном языке.

Брайс очень сомневался насчет статуса подобных "сотрудников", но говорить об этом значило превысить полномочия. Впрочем, Томас Харрелл любое заверение принимал с серьезным скептицизмом, потому и здесь едва ли обманется насчет карьерных перспектив. Пройдет очень много времени, прежде чем мутанты смогут занимать в Городе значительные посты или служить правоохранителями.

- Деталями я не располагаю, - "поскольку тактика все еще на уровне планирования, да и ресурсы только-только подтягиваются в пункты легализации", добавил Брайс про себя, - однако у процесса легализации две стороны: создание положительного образа мутантам и работа с отрицательными проявлениями недовольства в обществе. Последнее включает в себя влияние на несогласных с легализацией. Вас и вашу девушку готово принять любое из направлений. 

Добавить к этому что-то было трудно, поскольку Томас Харрелл пока представлял собой концентрированно-непродуктивную подозрительность. Если оставить это как есть, наступит момент, когда диалогу придет конец. Раз с Брайсом диалог состоялся, ему следовало обратить внимание и на это; насколько возможно, разумеется. Потому он продолжил:

- И все же вас беспокоят последствия легализации. Что же именно вызывает у вас ощущение риска?

+1

19

Я с минуту разглядывал Брайса, а затем вполне искренне улыбнулся. Ну, так искренне, как я улыбался всегда, когда следовало установить доброжелательные отношения.

- Вы зря так скептично настроены в том, что касается моего отношения к ситуации, капитан Брайс, - миролюбиво ответил я, реагируя не столько на слова, сколько на ауру от его настроения. - Я могу быть очень склонным к сотрудничеству и взаимопомощи, если вижу в этом необходимость. Беспокоит меня то, что так или иначе уже прозвучало в нашем сегодняшнем разговоре. Во-первых, это то, что среди сотрудников вашей организации может найтись достаточно людей с негативным отношением к мутантам. Не сомневаюсь в том, что большинство из них будут исправно выполнять букву предписаний, но насколько они со своей стороны способны проявить готовность к кооперации и начать работать с мутантами бок о бок, независимо от того, в каком статусе будут состоять их новые "коллеги"? Во-вторых, с другой стороны, меня беспокоит, насколько ваших сил хватит на то, чтобы защищать легализованных мутантов. Одно дело, вам приходилось отбивать от толпы некоторых людей, другое дело - когда пойдет массовая легализация.

Все это время я не спускал с Брайса внимательного взгляда.

- Моя девушка, полагаю, будет рада поработать на благо имиджа мутантов. В конце концов, ее лицо многим знакомо. Только это, несомненно, будет большой для нее риск. Зная ее, профессию она менять не захочет, отказываться от использования способности - тоже. Что же до меня, то я не фотогеничен. Зато, кто знает, возможно, я знаю еще некоторых мутантов. Десять лет в бегах, знаете ли, долгий срок, - в столь же доброжелательном тоне закончил я.

+1

20

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]И вот снова Томас Харрелл выбрал отвечать на невысказанное. Брайс нахмурился, но позволил складке на лбу медленно разгладиться. Общество не доросло до того уровня, чтобы мириться с мутациями - с тем, чего нет у них, но создает преимущество другим. И не одна, но обе стороны посчитали, что их принуждают к ненужному им компромиссу. Однако Совет Миллениума не стал бы проводить таких кардинальных изменений, если бы не видел реального пути их продвижения. И ТУК как главный исполнительный орган легализации мог задавать тон для контактов с такими, как Харрелл - с теми, кто выбирал диалог.

Хотя, разумеется, большинство агентов предпочло бы оставаться органом... наказательным. Таких к ним набирали. 

Марк внимательно слушал - Томас Харрелл не остановился на кратких вопросах и обрисовал опасения с изумляющей откровенностью. Под нефотогеничностью, очевидно, подразумевался десятилетний срок, за который происходили всякого рода знакомства, не игравшие теперь собеседнику на руку. И все же центром беспокойства оставалась девушка, а остальное Томас Харрелл принимал со спокойствием человека, привыкшего заботиться о себе самостоятельно. 

- Ваши предложения весьма хороши, - ответил Брайс. - Я не уполномочен договариваться о роде ваших занятий после легализации, но имею возможность ускорить процесс для будущих сотрудников.

Он помолчал пару секунд, выстраивая линию ответа. Тут следовало объясниться так же обстоятельно, как и Харрелл насчет своих опасений. 

- Массовость легализации будет означать, что общество начинает меняться. Люди со способностями в общественном сознании будут отделены от радикально настроенных группировок, массовые беспорядки сойдут на нет. У нас перед глазами есть яркий пример: большинство по-прежнему склонно винить в обрушении районов Центра мутантов, хотя результаты расследования причин еще не опубликованы. Таким образом, поиск виноватых осуществляется там, где их может и не быть. Но это изменится, и тогда все средства военных будут направлены на истинных преступников. Пускай способность вооруженных сил поддерживать законность остается на прежнем уровне. Однако больше не будет нужды распыляться на призраков, безопасность неразделенного общества останется единственной целью. Что же касается кооперации, если агенты Управления не смогут ее обеспечить, это будет прямым нарушением приказов.

Еще пара секунд молчания.

- А риск новые сотрудники будут делить с нами, агентами Управления. Я ответил на ваши вопросы?

+1

21

Я медленно кивнул. Ответ меня устраивал. По крайней мере, он точно бы устроил человека, который беспокоится только за себя и свою девушку и - теоретически - еще за некоторых относительно мирных представителей мутантского мира. Пожалуй, при такой информации Брайсу пока и следовало оставаться. Карту с Сопротивлением следовало приберечь на потом. Насколько на потом я пока не решил. Возможно, до встречи с Фостером. Возможно, до удачного стечения обстоятельств. Время покажет.

- Спасибо. На данном этапе - вполне, - достаточно честно ответил я. - Меня это устраивает. Мою девушку, полагаю, устроит более чем. Что дальше?

Существовало два варианта: либо у Брайса еще были вопросы ко мне и тогда он должен был их задать, либо их у него больше не было - и тогда он должен был сказать, с кем мне предстояло общаться дальше.

+1

22

[AVA]http://se.uploads.ru/MpoE9.jpg[/AVA][NIC]Mark David Bryce[/NIC][STA]капитан ТУК[/STA]Фраза о риске была принята не хуже и не лучше, чем все остальное. Марк отметил себе указать и на это - мысли постепенно переходили от Томаса Харрелла к отчету о беседе, которым практически не терпелось заняться, когда стало ясно, что визит близится к концу. Брайс придержал нетерпение. 

- Я рад, что мы договорились. Тогда прошу вас, перейдем к личной информации и быстрому медицинскому осмотру. В течение недели с вами свяжутся представители Комитета по легализации, я полагаю, это произойдет даже быстрее.

Это было не столько нетерпение, сколько удовлетворение от хорошо сделанной работы. Харрелл своим согласием поставил точку, диалог состоялся - и диалог возможен, пусть многим хотелось бы обратного. Категорично настроенных хватает по обе стороны, но результат возможен всегда, как бы серьезно ни пришлось над ним работать.

+1


Вы здесь » Millenium » Архив эпизодов » It's a legalization, I suppose


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC